Карпы в мутной воде

Шаинян Карина Сергеевна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Карпы в мутной воде (Шаинян Карина)

Андрей приехал в Ампану в сезон дождей. Жирный пряный дым от уличных жаровен растворялся в мороси, морщинистые стряпухи натягивали над столиками полосатые тенты. Уличный шум казался приглушенным – все тонуло в дожде, промокшие дома валились в ущелья улиц хлопьями плесневелой штукатурки. В душной конторе смуглый человечек в отсыревшем костюме окинул опытным взглядом джинсы Андрея и принялся перебирать адреса, то и дело протирая очки.

– Что-нибудь вдали от цивилизации, да? Простая жизнь, народные обычаи, отрезанность от мира? Подальше от курортов? Я понимаю. Сейчас это в моде – туристы хотят забраться в глушь. Они не боятся малярии, не боятся застрять где-нибудь из-за селей – им подавай романтику. И все едут в сезон дождей – надеются, что остальные приедут в сухое время. Пляжи всем надоели… Вы из России, да? На Прудах Небесного Дракона уже неделю живет русская девушка, красивая. Художница. Хотите туда?

– Подходит, – улыбнулся Андрей.

Джип с трудом пробирался по разбитой дороге. Несколько часов тряски – и Андрей оказался у Прудов Небесного Дракона, а попросту на хуторе, немногочисленные обитатели которого разводили карпов в прямоугольных, мутных, полузаросших прудах. Машина остановилась у главного дома – дерево и немного жести; его окружали несколько бамбуковых хижин для туристов. Из дверей выглядывал взъерошенный подросток. Встретившись с Андреем взглядом, он застенчиво улыбнулся и нырнул в дом. Встречать вышла хозяйка, высохшая, желтолицая, со скорбно поднятыми бесцветными бровями, в полинявшей футболке и резиновых галошах. Госпожа Ли была образованной дамой – когда-то прогрессивно настроенные родители отправили ее в Харьков учиться на инженера. Выйдя замуж, она с толком употребила мелиораторские знания, устраивая пруды на мужниной земле. А когда начался туристический бум и сумасшедшие европейцы поползли с пляжей и заповедников в заброшенные сельские районы, госпожа Ли снова заговорила по-английски и по-русски, построила несколько нарочито простых бамбуковых хижин и оставила свой адрес в одном из турагенств Ампаны. Госпожа Ли была деловой женщиной, и это никак не вязалось с ее испуганным и несчастным лицом.

Бросив рюкзак и покончив с формальностями, Андрей пошел прогуляться. С первого взгляда было ясно, что приключений не предвидится: прогулки по прудам да катание на лодке по медлительной мутной реке – вот и все развлечения. Разве что выбраться на пару дней в горы. Андрей был человеком, преуспевающим настолько, что мог уже позволить себе потертые джинсы, длинный отпуск и экзотически унылое захолустье. Но здесь на него нахлынуло возбуждение, смешанное с тревогой, как будто он вновь превратился в застенчивого, не в меру начитанного студента, верящего в предчувствия. Андрей знал: здесь – конечная точка пути. Он долго шел, карабкался наверх – и все для того, чтобы в конце концов оказаться на этих прудах. Здесь, среди дождя и тростников, в зажатой горами долине, распахнутся все двери. Но, скорее всего, окажется, что этих дверей и не было никогда. Главное – не упустить долгожданный шанс, проверить, избавиться от многолетнего наваждения.

Проходя мимо соседнего домика, через раскрытое окно Андрей увидел сохнущее белье – среди широких футболок и шорт висели изящные женские маечки. Похоже, художница приехала не одна. Андрей вздохнул: он бы предпочел одинокую туристку, одуревшую от скуки. Как раз то, что нужно для романтики. Просто курортный романчик, и тот, скорее всего, не удастся, напомнил он себе. Но тревожный зуд не утихал.

Андрей брел по посыпанным гравием тропинкам между прудами. Промозглая морось пропитала одежду. Несмотря на духоту, Андрея начало познабливать, и он хотел уже вернуться, но тут на узкой перемычке между прудами мелькнуло ярко-красное пятно – кто-то стоял там под гигантским зонтиком. Подойдя ближе, Андрей увидел невысокую тонкую девушку: прикусив губу, она старательно водила кисточкой по листу бумаги, приколотому к мольберту. Девушка не услышала шагов, даже когда Андрей подошел совсем близко и уже мог рассмотреть рисунок. Сквозь дождевую вуаль поблескивал перламутр мутных прудов; светлая зелень с вкраплениями охры, нарезанная квадратами – вокруг лежали тростниковые заросли и редкие рисовые поля. Акварельные тени гор висели над горизонтом. В манере художницы было что-то от импрессионистов – впрочем, Андрей не разбирался в живописи. В мирном на первый взгляд пейзаже было что-то тревожное, и только присмотревшись, можно было увидеть: тучи, поля, пруды – все вместе складывалось в фигуру гигантской рыбины, угрожающе раскрывшей пасть.

– Карп? – спросил Андрей.

Девушка, вздрогнув, резко обернулась – прядь рыжеватых вьющихся волос прилипла к щеке, карие глаза широко распахнуты. Сердце пропустило удар, Андрей с трудом сохранил невозмутимый вид.

– Вы, наверное, моя соседка? Я приехал только сегодня. Андрей, – представился он.

Девушка подала ему руку. Пальцы были испачканы зеленой акварелью.

– Надя, – ответила она, рассматривая новичка и слегка хмурясь. – Хорошо, что вы приехали, – по ее лицу скользнула улыбка. – Здесь ужасно скучно.

– Именно этого я и искал, – ответил Андрей, – собираюсь вкушать лотос…

Лотос рос тут же, в канаве, протянувшейся вдоль дорожки, – под широкими листьями не видно воды, острые бутоны выстроились рядами. Похоже, его действительно ели – кое-где в розово-зеленой массе виднелись прорехи, как на грядке с поспевшей редиской.

– Ужасно невкусно, – дернула плечиком Надя и задумчиво посмотрела на рисунок. – Здесь верят, что один карп плыл против течения так долго, что забрался на небо…

– И стал небесным драконом, – подхватил Андрей.

– Ага. Драконов здесь любят, но мне кажется – они все-таки страшные… – смущенно улыбнулась Надя и вдруг вся подобралась: – Смотрите! Это муж нашей хозяйки, господин Ли.

Из зарослей тростника за прудом вышел человек, волочащий за собой бамбуковый шест. Со своего берега Андрей видел только силуэт: сгорбленную спину, нелепо болтающиеся, длинные руки, вытянутую голову с приплюснутыми ушами. При всей несуразности этой фигуры от нее веяло жестокой силой. Господин Ли с размаху ткнул шестом в воду, и до них донеслось невнятное бормотание.

– Мальчишка, который здесь работает, сказал, что Ли умеет говорить с духами, – сказала Надя. – А по-моему, просто немного того. Ким его ужасно боится, и госпожа Ли – тоже. Наверное, он ее бьет.

На том берегу появился новый человек, крупный загорелый блондин. Андрей вопросительно повернулся к Наде.

– А это Стив, – ответила она и слегка покраснела. – Он из Австрии, полицейский. Гулять ходил…

Стив остановился рядом с Ли и, уперев руки в бока и подавшись вперед, с недобрым интересом стал наблюдать за шестом, шарящим в воде. Господин Ли, казалось, еще больше сгорбился. Скорее пригнулся, поправил себя Андрей. Как перед прыжком. Полуобернувшись, Ли что-то сказал Стиву – теперь мужчины смотрели на Надю.

Андрей почувствовал, как она напряглась.

– Надеюсь, они не… – она оборвала сама себя. – Боюсь, что Стив уже надрался.

– Здесь можно добыть спиртное? – обрадовался Андрей.

– Он запасся еще в Ампане. Но с такими темпами ему скоро придется ехать за добавкой. Вот уж не думала…

– Не думала, что твой парень пьет?

– Он не мой парень, – ответила Надя. Андрей усмехнулся, и она сразу ощетинилась: – Мы познакомились в Ампане и решили ехать вместе. Что тут такого?

– Ничего. И часто ты так… решаешь поехать вместе?

– Да пошел ты… – Надя отвернулась и раздраженно сорвала с мольберта рисунок. – Пора идти, скоро обед. Стииив! – закричала она, размахивая коробкой с красками.

На веранду влетела Надя, и Андрей, уныло сидевший за пустым столом, оживился.

– Ждешь кормежки? – спросила Надя. – А вот и Ким!

– Карп и рис, – торжественно объявил Ким, и Надя насмешливо сморщила нос:

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.