Об истине и зверях

Хенди Барб

Серия: Дампир [9]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Об истине и зверях (Хенди Барб)

Пролог

«…Никогда не закрывай глаза снова… никогда… Только, когда они все умрут…»

Байундуни — Глубокий Корень — остановился в темноте палаты, столь высокой и пустой, что он услышал звук того, как нервно сжал свои массивные руки. Почему даже здесь, в храме его народа, не было света и звука? Зал Банаэ, гномских Вечных, был теперь местом, заполненным только ложными надеждами. Даже великие духи предков оставили их.

Внезапно, он услышал стук позади, хотя это, казалось, было лишь в пределах его черепа, пока сквозь этот стук не прорвалась грозовая буря хриплых, запутанных голосов.

«…Они убьют тебя, если смогут… А они смогут, ты же знаешь…»

Ему захотелось в гневе закричать на смешанный хор, шепчущий в его голове. Он бился в нем так долго, что он не мог сказать, принадлежали ли эти слова предупреждения ему самому или им. Он не мог вспомнить, когда в последний раз закрывал глаза, хотя чувствовал себя так, будто спал. Но не в обычном сне, а в бесконечном кошмаре, где тишина была убита.

В глубине Балаал-Ситта была только одна бесконечно длинная ночь страха и безумия.

Стук не прекратился, и он почти чувствовал его свой широкой спиной. Он обернулся и в панике посмотрел на большие двери палаты Вечных.

Каждая из створок была высотой с четырех гномов. Каждая из створок была высечена целиком из ствола большого дуба и была толщиной с длину его предплечья. И все же он мог услышать тех, кто, стуча, толпился за дверьми… это начало походить на дождь из камешков в лесу. Они стучали, чтобы войти, хотя их голоса не могли разрушить барьер, как и стук их кулаков.

— Что ты делаешь?

Глубокий Корень обернулся при этом угрожающем шепоте и дотронулся до пояса. Все, что он сначала увидел, это большие силуэты в темноте. Они устремлялись к невозможным высотам зала. Три стояли у стены у двери, а ещё три повыше на противоположной стороне. Все эти статуи Вечных его народа были немы, их каменные лица стёрло время.

Он заметил мерцающий свет.

К нему приближалось колеблющееся пламя. Позади было покрасневшее от жара резкое старое лицо, истощённое и высушенное, как у трупа. Чем ближе он подходил, тем яснее он видел его черты — и две черные ямы глаз одного из его народа.

Широкий, с седой бородой, старик шёл с широко раскрытыми глазами, с осторожностью осматриваясь, белки вокруг его радужек налились кровью. Свет факела мерцал на покрытых сталью чешуйках черной брони мастера Кин-оф-Фара.

— Собираешься впустить их?! — строгим тоном обвинил старый Ходящий-сквозь-Камень.

— Нет… уже нет, — возразил Глубокий Корень.

— Лжец! — прошипел тот, и его свободная рука упала на черную лакированную рукоять одного из кинжалов.

Словно отражение в зеркале, Глубокий Корень положил руку на рукоять своего кинжала.

— Где ты был? — спросил Кин-оф-Фар, вскинув голову. — У своего болтливого брата? Так как это началось?

Старший Ходящий-сквозь-Камень наблюдал за Глубоким Корнем лишь краем глаза, пытаясь разглядеть, открыты ли двери.

— Все они обернулись против нас, как только началась осада, — продолжал он. — Какую ложь ты вложил в человеческие уши… через своего брата?

Шёпот вырос до потока в голове Глубокого Корня.

«…Никому не доверяй… никогда не поворачивайся спиной… они идут за тобой…»

Глубокий Корень выпустил рукоять кинжала и приложил руку к голове.

Но один голос, гораздо громче, чем другие, прокатился через его ум:

«Слушай только меня. Держись только за меня.»

Другие голоса снова начали расти, думать стало слишком трудно.

— Нет… — прошептал он. Затем обхватил голову обеими руками и прокричал: — Оставьте меня в покое!

— Оставить тебя? — спросил старец, изображая недоумение. — Зачем мне это? Ты сделал это для нас, предатель. Ты и твой брат… заставили их прийти к нам!

— Нет… мой брат не замешан в этом…

— Больше лжи! — выкрикнул старший, рывком вырывая клинок из ножен.

«Сделай, что необходимо, и иди ко мне.»

Глубокий Корень крепче стиснул руки на висках.

Старший опустил свой факел и поднял кинжал, обвиняюще крича:

— Держи свое предательство назад, Байундуни!

«Не слушай. Иди ко мне.»

И снова другие голоса подняли такую какофонию, что он попытался зацепиться за этот один ясный голос. Попытался подавить другие.

Байундуни — Глубокий Корень — выхватил кинжал при виде его старшего собрата по касте, наступающего на него.

Этому испорченному месту скоро придёт конец. Будет сон и тишина, как только Балаал падёт и будет забыт.

Глава 1

Винн Хигеорт вышагивала по полу своей комнаты в Гильдии Хранителей Знания в Колм-Ситте. Тень, большая, похожая на волка собака с серебристо-черным мехом, лежала на узкой кровати, наблюдая за ней кристально голубыми глазами.

У Винн были проблемы, и она прекрасно понимала это.

Всего одну ночь назад, Винн, Тень и ещё один её товарищ, Чейн Андрашо, вернулись из Дред-Ситта, горной цитадели гномов. В том месте Винн не послушалась ни одного приказа и предупреждения своих начальников. Последствия были ошеломляющие. К настоящему времени весть о ее возвращении, конечно, уже дошла к самым верхам Гильдии. Что её вызовут на Совет Преминов было только вопросом времени.

— Где Чейн? — рассеянно прошептала она, все еще шагая из угла в угол.

Что бы ни случилось сегодня вечером, он наверняка захочет это знать. Он занимал гостевые покои в сторожевой башне через внутренний двор, но сейчас уже опустились сумерки, и он опаздывал.

Она почти подскочила, когда в её дверь наконец-то постучали. Откинув с лица лёгкие пряди тёмно-русых волос, она поторопилась открыть.

— Где ты…

Но за дверью был не Чейн.

Там стоял худощавый молодой человек только на несколько пальцев выше Винн. Он был одет в серую одежду катологиста, точно так же, как она. Его плечи резко выпирали вперед, будто он всегда съёживался.

— Николас? — проговорила Винн и быстро улыбнулась, пытаясь скрыть растерянность. Он был одним из тех немногих друзей, которые у нее ещё остались в Гильдии.

Он не улыбнулся в ответ. Фактически, он даже не посмотрел ей в глаза.

— Ты… Тебя вызвали, — прошептал он, судорожно сглатывая через слово. — Премин Сикойн сказала, что ты сейчас же должна прибыть в Палату Совета. И тебе надо… — он глянул на Тень. — Ты должна оставить собаку здесь.

Винн просто смотрела на него. Она знала, что это должно было случиться, не так ли? Она выпрямилась, разглаживая свою серую мантию.

— Дай мне минутку, — сказала она. — Иди скажи Совету, что я прибуду незамедлительно.

Он нервно поколебался, но затем кивнул.

— Я буду идти медленно, чтобы выиграть для тебя немного времени.

Винн невесело улыбнулась:

— Спасибо.

Она наблюдала, как он исчез в проходе, ведущем вниз, но не закрыла дверь. Она вздохнула, прежде чем обернуться для следующего разговора, который явно не будет легким.

— Тень, оставайся здесь, — твёрдо сказала она. — Ты не можешь пойти со мной.

Винн использовала как можно меньше слов, поскольку Тень ещё плохо понимала речь.

С низким рычанием Тень прижала уши к голове и начала слезать с кровати.

Винн была готова. Она проскользнула через полуоткрытую дверь и резко её захлопнула. Дверь вздрогнула, когда Тень врезалась в ее другую сторону всем своим весом. Послышался вой.

— Прекрати! — приказала Винн сквозь закрытую дверь.

У неё не было времени на истерики Тени, и она, оставив её позади, подобрала юбки своей ставшей непривычной мантии и быстро спустилась по лестнице. Затем окунулась в ночной воздух внутреннего двора.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.