Братство, или Кризис Сумеречных

Холод Корин

Серия: Детективное Агентство «Альтаир» [1]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Братство, или Кризис Сумеречных (Холод Корин)

По ночам в старых домах всегда полно звуков. Скребутся мыши, шелестит ветер, поскрипывают половицы. Кажется, что даже лунный свет с тихим шорохом перелистывает своими ледяными пальцами страницы оставленной на столе книги.

Молодой мужчина, лежавший на спине с открытыми глазами, знал — стоит сосредоточиться на этом шуме, и он не сможет уснуть до утра. Надо было занять мозг чем-то умиротворяющим. Например, мечтами о светлом будущем. Или тёплыми, приятными воспоминаниями. Лёгкая улыбка тронула потрескавшиеся губы: доброй памяти об ушедших днях было не так много. С другой стороны…

Он дождался, пока дыхание женщины, которую он считал сестрой, выровняется, — она всегда долго засыпала. Тихо встал, накинул халат и прошёл на кухню. Воровато оглянулся, прислушался и удовлетворённо кивнул. Затем, приподнявшись на цыпочки, он осторожно снял с верхней полки над плитой потемневший от времени деревянный сундучок. Ногой, не глядя, подвинул табурет к столу и сел. Достал из кармана пачку сигарет, с сомнением посмотрел на неё, отложил подальше. Вздохнул, почесал в затылке, а затем откинул крышку. Помедлил, разглядывая содержимое. Губы молодого человека снова растянулись в улыбке, на сей раз грустной. Несколько минут он сидел так, усмехаясь в ответ на невесёлые мысли, потом медленно достал из сундучка дешёвую деревянную трубку с основательно погрызенным мундштуком и кисет. Табак высох, но его это не смутило. Аккуратными скупыми движениями мужчина набил трубку, умудрившись не просыпать ни крошки. Снова порылся в карманах, поискал взглядом зажигалку, тряхнул головой, встал и взял с плиты спички. Закурил, поморщился, зажёг плиту и поставил на огонь чайник. Бросил взгляд на часы: было начало первого.

— Ничего, ночь долгая, — пробормотал он, стискивая мундштук зубами. Сел обратно. Сизый табачный дым густыми клубами расползался по помещению. Ещё несколько минут мужчина поразмышлял, наконец, решился и принялся дальше извлекать вещи, хранившие старую память.

Первым на свет появился короткий, ладони в две длиной, кинжал в самодельных деревянных ножнах. Затем сложенный в несколько раз кусок кожи тонкой выделки. Следующим был совсем древний на вид компас в деревянном футляре, покрытом облупившейся синей краской. На крышке с некоторым трудом можно было разобрать практически стёршийся символ: шесть пересекающихся серебристых окружностей. Рисунок был явно новее вещицы, но, видимо, компас часто держали в руках, и современная «серебрянка» не смогла сравниться устойчивостью со старым покрытием. Самой последней стала длинная узкая чёрная шкатулка. Молодой человек открыл её и положил перед собой, отодвинув в сторону опустевший сундучок. В шкатулке на красном бархате лежало кольцо из синеватой хирургической стали. На вещице выделялась витиеватая гравировка в готическом стиле — буква «В».

Взгляд мужчины, не отрываясь, скользил по изгибам гравировки. Тикали часы. Дым от забытой трубки тонкой струйкой поднимался к потолку. С легким скрипом открылась дверь, и мужчина поднял взгляд. Та, кого он считал сестрой, стояла на пороге, потирая слипающиеся глаза.

— Ты опять?

В глазах того, кто сидел за столом, появилось странное, потерянное выражение. Несколько секунд прошло в молчании, затем он провёл рукой по своей неряшливой шевелюре и посмотрел в окно. Бледный свет дал ему подсказку.

— Полнолуние, — извиняющимся тоном сказал мужчина. — Ты же знаешь, я скверно сплю в такие ночи. Как и полагается начинающему шизофренику.

— Знаю, — она присела на второй табурет, вытащила из брошенной пачки сигарету и прикурила, — но шизофрения тут ни при чём. Ты хоть раз решишься снова его надеть?

— Зачем?

— Затем, что пора прекращать таращиться по ночам на своё прошлое. Пора дать о себе знать. Когда решаешь старые проблемы, становится легче, знаешь ли.

— Во-первых, такие проблемы просто так не решаются. А во-вторых, они и сами не стремятся её решить. Столько лет прошло, а от них ни звука, — он передёрнул плечами.

— Они просто не знают, где ты.

— Знают, — отмахнулся он, — кровь не перехитришь. И если они придут, то, скорее всего, чтобы убить меня. По крайней мере, один из них.

— Не говори ерунды, пожалуйста. Братья и сёстры не убивают друг друга. Тем более, из-за таких глупостей.

— Глупости бывают разные.

Она потянулась и взяла со стола сложенный пергамент. Развернула. Это была выполненная в очень старом стиле карта, испещрённая стрелками и указателями. Линии, начертанные черной тушью, казались вросшими в выделанную кожу нитками. Стрелки же явно рисовались зелёной гелевой ручкой. Тот, кто работал над картой, явно не испытывал пиетета перед древностями.

— Это штурм Храма?

Та, кого он считал сестрой, прекрасно знала, что это такое, но начинала этот разговор вновь и вновь. Мужчина иногда спрашивал, как ей не надоедает слушать одно и то же, но она лишь улыбалась в ответ и качала головой.

Он почесал в затылке, выудил из кармана резиночку и собрал волосы в длинный хвост.

— Да, это схема штурма. Рассказать?

— Расскажи. Ты же получил компас после него.

— Не получил. — Он вспомнил о трубке и принялся заново её раскуривать. — Мы его сотворили. Точнее, их. Мне достался тот, что указывает на богатство.

— А остальные? — Историю компасов она тоже знала. Их было шесть, каждый со своей «настройкой». Богатство, власть, любовь, смертельная опасность, истинный страх и сокровенное желание. А ещё был кинжал из кости Химеры, трубка Серой Твари и другие истории и вещи, большая часть из которых осталась в прошлом. Женщина множество раз слышала о них. Но готова была послушать ещё раз, потому что знала — от этих рассказов тому, кого она считала братом, становится легче. Молодому максималисту, живущему прошлым, всегда легче от воспоминаний о своих возможностях и о том, как раньше всё было замечательно.

— Остальные… — Во входную дверь постучали. Мужчина осёкся и с недоумением посмотрел на часы. Та, кого он считал сестрой, прикрыла глаза, вслушиваясь.

— Второй час ночи, — медленно произнесла она. — Кого к нам принесло? Случись что у соседей, я бы почуяла. Это кто-то чужой.

— Сиди здесь, — отрывисто бросил мужчина. Резко встал, чуть не опрокинув табурет, и вышел.

В замке повернулся ключ, хлопнула дверь. Из прихожей раздались голоса. Его и незнакомый женский. Та, кого он считал сестрой, не вставала с места — так и сидела, зажмурившись. Обычный человек не смог бы незаметно миновать ночные знаки, расставленные вдоль ограды, и уж тем более не прошёл бы мимо хранителей дома, а значит, что-то, наконец, произошло. Восемь лет ожидания и страхов закончились.

По коридору простучали торопливые шаги. Дверь на кухню распахнулась. Тот, кого она считала братом, вошёл и встал у стола, вертя в пальцах трубку. Руки его слегка дрожали. На плите выкипал чайник. Следом за мужчиной вошла стройная девушка, окинула взглядом кухню и улыбнулась.

— Ну, знакомь.

Хозяйка дома недоверчиво посмотрела на девушку, потом на своего друга. Он встретил её взгляд, криво улыбнулся, взял из шкатулки кольцо и уверенно надел его на безымянный палец правой руки. От дрожи не осталось и следа.

— Знакомься, — сказал он, — Это Кит. Моя сестра.

— Таэ, — несколько скованно представилась женщина, сидевшая у стола. — Значит, вражда закончилась? Вы снова собираетесь вместе?

— Да, — серьёзно кивнула Кит. — Мы потеряли вашего приятеля на какое-то время, но теперь все в сборе. Почти. Мести не будет, обещаю. Вы будете сильно возражать, если мы ненадолго оккупируем ваш дом? Остальные приедут завтра.

— Нисколько, — твёрдо произнесла она. — Он долго этого ждал. Спасибо, что нашли его.

— Не за что. — Девушка перевела взгляд на брата. — Жаль, что нас только пятеро.

— Мы справимся, — твердо отозвался он, — и вернём его. Обязательно.

— Я знаю, брат, — прошептала Кит, сглатывая внезапно набежавшие слёзы. Настроение у нее менялось в мгновение ока: секунда — и плаксивая гримаса исчезла с её лица, а голос окреп. — Я знаю.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.