Рецепт волшебного дня

Бершадская Мария

Серия: Большая маленькая девочка [2]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Рецепт волшебного дня (Бершадская Мария)

Первая история про Женю, «Как приручить город», стала лучшей книгой 2013 года по версии «Папмамбук».

* * *

История главная

Про меня

* * *

Меня зовут Женя. Мне семь лет. В нашей семье я самая младшая. Даже такса Ветка старше меня на целый год.

Надо попросить, чтобы мне подарили хомячка или рыбку. Хотя бы для них я буду взрослой!

И я, самая маленькая в семье, – большая. Очень, ОЧЕНЬ большая.

Я родилась самой обычной девочкой. Но почему-то росла очень быстро. Мне рассказывали, что за ночь я ТАК вырастала, что кофточка с длинными рукавами, в которой меня укладывали спать, к утру казалась на мне крошечной маечкой.

К счастью, сейчас я уже перестала расти.

Но мне всё равно трудно бывает понять, какая я – маленькая или большая.

Когда я прошу у Ани послушать её музыку в плеере, она говорит, что я не пойму, потому что я ещё маленькая.

А когда я не хочу собирать перед сном конструктор, мама говорит, что глупо капризничать, потому что я уже большая.

Получается, что я – БОЛЬШАЯ МАЛЕНЬКАЯ ДЕВОЧКА.

Вообще я точно такая же, как все другие семилетние девочки. Терпеть не могу, когда меня разглядывают или считают какой-то особенной.

Я умею чистить картошку так, чтобы шкурка превращалась в тонкие длинные ленточки. Умею пришивать пуговицы – почти так же красиво, как папа.

Папа говорит, что у каждого человека, даже если он уже вырос, есть ещё какой-то ВНУТРЕННИЙ РОСТ. Я понимаю, как растут цветок или огурец – их нужно поливать. А что нужно делать для этого роста, который внутри, я не понимаю. Гулять под дождём? Петь песни? Есть какую-нибудь полезную гадость?

Может, внутри меня растёт невидимый и удивительно прекрасный огурец. И с каждым днём он становится больше. Это было бы зд'oрово, я люблю огурцы!

А ещё я люблю рассказывать разные истории.

Наверное, мой ВНУТРЕННИЙ ОГУРЕЦ от этих историй – растёт. Главное, чтоб он не вымахал СЛИШКОМ БОЛЬШОЙ.

Потому что со мной всё время случается что-нибудь интересное.

Вот, например…

История вторая

Рецепт волшебного дня

Яблоки, яблоки… ЯБЛОКИ.

У нас дома теперь настоящий сад. На каждом шкафу полным-полно ярко-красных яблок.

Однажды утром в дверь позвонили. Когда папа открыл, я увидела на пороге смешного толстенького человека, который держал перед собой большущую картонную коробку. Она просто стояла у него на животе, как на подставке. Человек посмотрел на меня – и совершенно не удивился.

Как будто ему уже сто раз встречались девочки, которые выше папы, в одном носке и в пижаме с медведями.

– Только ничего не говорите! – закричал человек. – Это – вам. У меня ж руки не поднимались! Я в саду сидел – и плакал! А яблоки на землю падают – бум, бум! А я ни повернуться, ни наклониться – ничего не могу!

Он так шумел, что наша такса Ветка обрадовалась: наконец-то в дом пришёл бандит. И теперь она сможет нас защитить.

Ветка стала грозно рычать и лаять. Но толстячок строго сказал ей: «Фу!»

Ветка обиделась и замолчала.

Мне толстячок сказал:

– Ну-ка, подержи.

Я взяла коробку, а он стал махать руками, как мельница, наклоняться и даже прыгать.

Наконец он совсем запыхался, вспотел и гордо сказал:

– Всё могу! Вон как твой папа меня вылечил. Так что будешь теперь есть мои яблоки!

Он вытер платком взмокшие волосы и добавил:

– Ну, я пошёл. Расти большая.

И побежал быстро по лестнице.

Нет, я понимаю, что все взрослые детям так говорят.

Но он что, и правда считает, что мне стоит ЕЩЁ вырасти?!

И вот мы едим яблоки. Оладьи с яблоками. Овсянку с яблоками. Курицу, фаршированную яблоками.

Папа говорит, что ему уже неделю снится яблочное море, по которому он плывёт на жёлтой надувной лодке.

Поэтому Мишкина идея мне сначала не очень понравилась.

Я долго думала, что можно подарить папе на день рождения.

Картинки, аппликации, пластилиновые ежи… Такие подарки дарят только малыши. Нас научили их делать в детском саду – втыкать спички вместо иголок. Потом целый год все дарили родителям на праздники ежей – жёлтых, оранжевых и синих. А мне хотелось подарить папе что-нибудь НАСТОЯЩЕЕ.

И тогда Мишка сказал:

– А ты испеки ему пирог.

А потом подумал и добавил:

– С яблоками.

Ох.

Не уверена, что пирог с яблоками – это настоящий подарок для папы.

Но всё-таки это лучше, чем пластилиновый ёж.

– А как пекут пироги? – спросила я.

– Легкотня! – фыркнула Соня. – Я сто раз видела.

Соня – это моя подружка. Она кругленькая и румяная, как пончик. Она лучше всех лазит по деревьям и умеет свистеть громче мальчишек. У Сони длиннющая коса, почти что до попы. Когда ей нужно залезть на дерево, Соня суёт кончик косы в рот, чтоб не мешала, и смело карабкается по веткам.

Мы с Мишкой переглянулись и решили, что Соня так же легко справится с пирогом: раз – и готово.

Мы сидели втроём на подоконнике в подъезде: Соня, Мишка и я.

Со двора всех прогнал град. Твёрдые градины сыпались с неба, отскакивали от машин, катились по асфальту – как будто кто-то сердито тряс огромный мешок с конфетами «Тик-так». Важный дядька в костюме и галстуке бежал через двор, прикрывая голову портфелем.

– Тогда пойдём ко мне, – сказала я. – Чего там для этого пирога нужно?

Я поставила на стол всё, что сказала мне Соня.

Мука, четыре яйца, сахар.

Потом достала со шкафа яблоки. Они лежали на газете – твёрдые и блестящие.

На самом большом яблоке спала мохнатая бабочка.

– А от меня мама шоколадки на верхнюю полку прячет, – задумчиво сказал Мишка. – Знает, что не достану.

– От Жени шоколадки надо прятать вниз. На какую-нибудь с-а-а-амую низкую полочку.

Соня сидела ужасно важная, потому что была шеф-поваром. Я даже дала ей папин докторский халат. Он был белый и хрустел, как… яблоко.

Ужас! Кажется, я ни о чём, кроме яблок, уже думать не могу.

Яблоки – везде.

Даже на крышке маминого ноутбука нарисовано яблоко, которое кто-то погрыз.

Соня болтала ногами и ела сахар.

Мишка размешивал муку с яйцами и рычал, как миксер. Или как экскаватор.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.