Сто один способ заблудиться в лесу

Бершадская Мария

Серия: Большая маленькая девочка [5]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Сто один способ заблудиться в лесу (Бершадская Мария)* * *

История главная

Про меня

* * *

Меня зовут Женя. Мне семь лет. В нашей семье я самая младшая. Даже такса Ветка старше меня на целый год.

Надо попросить, чтобы мне подарили хомячка или рыбку. Хотя бы для них я буду взрослой!

И я, самая маленькая в семье, – большая. Очень, ОЧЕНЬ большая.

Я родилась самой обычной девочкой. Но почему-то росла очень быстро. Мне рассказывали, что за ночь я ТАК вырастала, что кофточка с длинными рукавами, в которой меня укладывали спать, к утру казалась на мне крошечной маечкой.

К счастью, сейчас я уже перестала расти.

Но мне всё равно трудно бывает понять, какая я – маленькая или большая.

Когда я прошу у Ани послушать её музыку в плеере, она говорит, что я не пойму, потому что я ещё маленькая.

А когда я не хочу собирать перед сном конструктор, мама говорит, что глупо капризничать, потому что я уже большая.

Получается, что я – БОЛЬШАЯ МАЛЕНЬКАЯ ДЕВОЧКА.

Вообще я точно такая же, как все другие семилетние девочки. Терпеть не могу, когда меня разглядывают или считают какой-то особенной.

Я умею чистить картошку так, чтобы шкурка превращалась в тонкие длинные ленточки. Умею пришивать пуговицы – почти так же красиво, как папа.

Папа говорит, что у каждого человека, даже если он уже вырос, есть ещё какой-то ВНУТРЕННИЙ РОСТ. Я понимаю, как растут цветок или огурец – их нужно поливать. А что нужно делать для этого роста, который внутри, я не понимаю. Гулять под дождём? Петь песни? Есть какую-нибудь полезную гадость?

Может, внутри меня растёт невидимый и удивительно прекрасный огурец. И с каждым днём он становится больше. Это было бы зд'oрово, я люблю огурцы!

А ещё я люблю рассказывать разные истории.

Наверное, мой ВНУТРЕННИЙ ОГУРЕЦ от этих историй – растёт. Главное, чтоб он не вымахал СЛИШКОМ БОЛЬШОЙ.

Потому что со мной всё время случается что-нибудь интересное.

Вот, например…

История пятая

Сто один способ заблудиться в лесу

* * *

На самом деле мы с Мишкой ни в чём не виноваты.

Если бы Мишка не затеял уборку, я бы не стала ему помогать.

Если бы мне на голову не свалилась толстенная книжка «101 способ выжить в лесу»…

Если бы Мишкина мама не отвезла нас в деревню…

Тогда двадцать солдат провели бы субботний вечер в тишине и покое – им как раз привезли кино про вампиров.

А так нас ругали Мишкина мама, Мишкина тётя и двадцать солдат, которые даже поужинать не успели.

Да, солдаты были особенно сердитыми…

Мы приехали в деревню Гаврилино в пятницу вечером.

Если честно, я думала, мы застрянем где-нибудь по дороге. Наша машина подпрыгивала и дребезжала на всех кочках и рытвинах. Мишкина мама ехала очень медленно, потому что в багажнике стояло кресло. Мы обмотали его верёвками, но мама всё равно боялась, что оно вывалится где-нибудь на повороте.

– Ещё пятнадцать минут, и приедем!

Она повторяла это целый час.

Мы с Мишкой болтались на заднем сиденье. Я пробовала с ним поговорить, но из меня всё время вытряхивались лишние буквы.

– Т-т-т-т-ты к-к-к-книжку не забы-бы-был?

– Я её к к-к-к-креслу п-п-п-привязал. С ним она то-то-то-точно не по-по-потеряется.

Ветка лежала у меня на коленях, тихая, как сосиска. Она даже погавкать как следует не могла. Ну разве может уважающая себя собака сказать:

– Га-га-га-га-гав?

Это же просто гусям на смех!

Сначала Ветка пыталась вытащить поролон из дырки в сиденье. Но Мишка так сердито сказал ей «ФУ!», что Ветка обиделась. И затихла.

А поролон мы быстренько затолкали поглубже в дырку – вроде оно так и было.

Эта машина живёт у Мишкиного дедушки уже сорок лет, и он ею очень гордится. У неё даже имя есть, как у реки, – «Волга». Наверное, поэтому у неё такой странный характер. Иногда она громкая и быстрая, как водопад. А иногда вообще останавливается. Может, ей кажется, что она тихое озеро.

Сейчас наша «Волга» подпрыгивала на камнях, грохоча, как весенний ручей. Наконец она затормозила у маленького дома с красной крышей.

– Ура, приехали! – завопил Мишка. – Вот она, лучшая в мире деревня!

Зря я уговорила Мишку попробовать блины с селёдкой. Если бы он поливал их своим любимым вареньем – всё было бы хорошо. А Мишка взял и поперхнулся костью.

Это ужасно неприятно. Все знают, что кость надо проталкивать какой-нибудь другой едой. Поэтому Мишке пришлось заглатывать: хлебную корочку, три блина, кусок яблока, жутко твёрдую копчёную колбасу и прошлогодний сухарь, который я нашла у себя в кармане.

Всё это время Мишкина мама и её сестра, тётя Оля, были в соседней комнате. Поэтому они слышали только Мишкин кашель. Он продолжал кашлять даже после того, как прошлогодний сухарь протолкнул кость. Наверное, он поцарапал Мишке горло. Мы даже объяснить ничего не успели – Мишкина мама уже примчалась к нам с кружкой горячего молока с мёдом.

– Мама, это селёдочный кашель! – взвыл Мишка.

– Знаю я, какой это кашель! Это безкурткиподворубегательный кашель! Кто три недели ангиной болел?

– Ну, я…

– Тогда пей.

Я пнула Мишку ногой под столом – иногда с мамами лучше не спорить.

– Дело в том, что после ангины падает иммунитет, – сказала Мишкина тётя.

– Ничего у меня не падало, – пробулькал Мишка, давясь молоком. Тётя Оля работает поваром в больнице скорой помощи. Поэтому она знает про болезни всё. Думаю, даже больше, чем мой папа – он никогда не говорит о болезнях так долго.

– А ещё простудным заболеваниям способствует переохлаждение. – Тётя Оля достала из шкафа шерстяные носки и лохматую жилетку.

Я пнула Мишку ещё раз – чтобы не вздумал сопротивляться.

А он и не спорил. Он даже согласился, что уже пора спать.

Я слушала, как Мишка сердито сопит на кровати – весь потный, укутанный с головой в два одеяла.

– Потерпи, Мишка, – прошептала я. – Завтра они увидят, что ты здоровый, и мы пойдём за грибами. Соберём больше всех. Мы такие грибы найдём, каких никто не знает. По книжке проверим – и наберём полные корзинки…

– Ага, – пропыхтел Мишка.

В комнате было темно и тихо. В печке потрескивали красные угольки.

ТАКОЙ темноты и тишины никогда не бывает в городе.

Заскулила Ветка. Наверное, она тоже улеглась где-то рядом – устроилась в рюкзаке, на моём свитере… Я закрыла глаза, чтобы спать, и от этого ничего не изменилось. Из одной темноты я сделала шаг в другую, такую же темноту. Нырнула поглубже и незаметно уснула.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.