Невольник из Шаккарана

Завгородняя Анна

Серия: Северяне [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Невольник из Шаккарана (Завгородняя Анна)

Глава 1

- Господин! Господин!
- тощий желтолицый мужичок с раскосыми черными глазами, преградив путь, почти упал в ноги рослому северянину, направлявшемуся к выходу с невольничьего рынка, - Купите мальчика! Не пожалеете...
- желтолицый перевел дыхание.

Северянин с высоты своего роста посмотрел на торговца с неодобрением и, хотел уже, было, отпихнуть надоедливого в сторону, как тот успел вытолкнуть перед собой невысокого щуплого мальчонку лет пятнадцати, чье лицо было перепачкано до такой степени, что его черты было просто невозможно разглядеть. К тому же мальчик быстро склонил голову, и длинные отросшие волосы тот час скрыли под собой его лицо. Мальчишка был очень худ. Старая ветхая одежда балахон весела на нем мешком, подвязанная на талии веревкой. Руки и ноги тонкие, как прутики. Нескладный какой-то.

- Купите мальчика, вы не пожалеете, - воспользовавшись заминкой воина затараторил торговец, - Он очень умный и выносливый, умеет чинить одежду, готовит и неприхотлив в еде и отдаю я его почти задаром. В крайнем случае, господин может посадить его на весла...

Северянин поднял руку, призывая торговца к молчанию.

- Слушай, не надоедай, - сказал он. У воина был низкий сиплый голос, который, казалось, перекрывал весь шум и голоса, идущие со всех сторон шумного рынка. Возвышаясь над купцом, он все-таки не смог сдержать улыбки.

- Посуди сам, - сказал воин, - Твой мальчонка загнется в первую же неделю плаванья. Он такой хилый, что не выдержит долгого путешествия по морю, а если я, как ты сказал, посажу его на весла, то он сдохнет в первый же день и пойдет на корм рыбам. Зачем мне выбрасывать деньги на ветер. Для меня этот ни к чему не пригодный раб только лишний рот на борту! К тому же, тебе ли не знать, что у нас право грести застуживают только самые сильные и опытные воины... Мы не сажаем, подобно вам, на весла всякую шваль.

- Прости, господин, - торговец смиренно склонился и сделал шаг назад, рукой прихватив шиворот своего раба и оттаскивая его с дороги северянина, при этом не переставая кланяться.

Северянин шагнул мимо. За ним последовали его люди. Несколько высоких широкоплечих мужчин, одетых, так же, как и их предводитель, несмотря на довольно жаркую погоду в легкие кольчуги, поверх тонких безрукавок и подпоясанные мечами. Кто-то с улыбкой посмотрел на торговца и его негодный живой товар, кто-то прошествовал, даже не скосив глаз в его сторону, и только последний мужчина, еще довольно молодой, почему-то остановился. Когда мальчишку проволокли мимо, тот успел бросить на несостоявшихся покупателей острый взгляд. Хок поразился цвету глаза паренька. Яркие голубые глаза, нет, даже лазурные, поправил он себя. Но дело было даже не в цвете глаз мальчишки, а в том, КАК он посмотрел на мужчину. С вызовом, гордость так и сквозила в его взгляде.

- Хок, ты что?
- окликнули его.

- Идите, я догоню, - махнул он рукой друзьям и подошел к торговцу.

- Не задерживайся, - крикнул ему его вождь и он и его люди неспешно отправились вперед к пристани, где качаясь на волнах их поджидала быстроходная ладья. Хок только коротко хмыкнул и перевел взгляд светло-серых глаз на маленького раба. В глазах на секунду мелькнул интерес и тут же погас, прикрытый напускным равнодушием.

- Сколько ты хочешь за мальчика?
- спросил он, - Только смотри, не завышай цену!

Торговец удивленно посмотрел на говорившего, а потом, осознав, что перед ним сейчас возможно стоит потенциальный покупатель его раба, радостно проговорил:

- Самую малость, всего три медных монеты, - светло-карие глаза желтокожего работорговца с надеждой посмотрели на Хока. Он запросил явно мало, понял Хок. Наверняка желтолицый уже отчаялся сбыть мальчишку, что совсем не удивляло Хока. Кому же мог понадобиться такой хилый грязный ребенок, хотя его самого мальчишка чем-то заинтересовал.

Мужчина взял за руку мальчика, медленно ощупал мускулы. Рука оказалась тонкой и худой, легкой как перо. Мальчик вздрогнул, словно от удара и на короткое мгновение поднял голову. В лицо Хоку взглянули большие пронзительные лазурные глаза, единственное чистое пятно на маленьком лице, и тут же раб поспешно опустил взгляд, уставившись себе в ноги. Хок нахмурился и отнял руку.

- Как тебя зовут?
- спросил он.

- Его имя...- начал было торговец, но Хок так раздраженно глянул на него, что желтокожий тут же поспешил закрыть рот, при этом расплываясь в раболепной улыбке, словно боясь, что покупатель в миг испарится, а он так и не успеет заключить свою сделку.

- Как тебя зовут?
- повторил Хок.

- Простите, господин, - желтолицый отступил на шаг, полы его халата качнулись, открывая кривые ноги, - Я не хотел вас перебивать, но мальчик не может вам ответить. Он не знает вашего языка.

Хок удивленно приподнял брови, но ничего не сказал.

- Ладно, потом разберемся, - внезапно произнес он после недолгого молчания, во время которого работорговец с выжиданием смотрел на его лицо. Хок достал из толстого кошеля за поясом деньги, отдал нужную сумму желтолицему. Торговец проворно сгреб с его широкой руки монеты, быстро поклонился и был таков, оставив мальчишку стоять рядом с его новым хозяином. Хок еще раз посмотрел на свое неожиданное приобретение, удивляясь самому себе и тому, зачем он, повинуясь какому-то непонятному порыву, купил этого заморыша, но отступать было поздно.

- Иди за мной, - сказал Хок мальчику и показал рукой в сторону пристани. Он надеялся, что тот поймет его жест. Воин направился в сторону моря, через несколько шагов обернувшись через плечо, чтобы убедится, что его новый раб следует за ним. Мальчик действительно брел позади. Хок довольно хмыкнул и прибавил шагу. Раб припустил следом, стараясь поспевать за северянином.

На пристани царило оживление. Несколько прибывших кораблей разгружали свои товары в подъехавшие к самому причалу телеги. Одно судно отчаливало. Хок увидел, как на палубу затягивают трап и поднимают дополнительный парус. Северянин резко остановился, пропуская мимо себя богато одетую молодую женщину в сопровождении раба. Женщина оценивающе посмотрела на него и довольная увиденным лукаво улыбнулась ему и одарила жарким взглядом, проходя мимо. Хок улыбнулся в ответ и продолжил свой путь. Маленький раб семенил следом, все также старательно пряча лицо и пытаясь не отстать и не затеряется в сновавшей по причалу толпе.

- Чертов торгаш так и не сказал мне твое имя, - произнес Хок, бросив беглый взгляд на раба, когда они подошли к трапу на ладью его вождя. Северянин поднялся на борт, мальчик - следом за ним. Хок указал ему на тюк с зерном, стоящий у борта. Маленький раб послушно сел, сложив при этом руки на коленях.

- Это еще что за...?
- раздался громкий голос вождя. Гард поднял глаза на своего лучшего воина и друга и застыл, пораженный, - Ты купил мальчишку?!
- он явно был удивлен.

Хок расплылся в улыбке.

- Да, - просто ответил он, - И я дарю его тебе.

Гард приблизился к Хоку.

- Напрасная трата денег, друг мой, - сказал он, - Да и зачем мне этот тщедушный раб? Первый раз вижу, чтобы ты так глупо тратил деньги.

Хок пожал плечами.

- Он мне почти ничего не стоил, - ответил он и добавил, - Наверное, я становлюсь сентиментальным. Я просто пожалел его. Тот торгаш все равно сбыл бы мальчика, но думаю, что у тебя ему будет лучше, чем где бы то ни было.

Гард усмехнулся.

- Да, если только он переживет путешествие, - сказал он и в несколько шагов оказался рядом с рабом.

- Как тебя зовут, раб?
- спросил он холодно.

Мальчик поднял на него свое лицо, скрытое перепутанными немытыми прядями. Темноволосый северянин склонился над ним и вопросительно изогнул левую черную бровь.

- Он не знает нашего языка, - вмешался Хок.

Гард только хмыкнул и распрямил спину. Потом приложил руку к груди и, глядя в лицо мальчишке произнес:

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.