Морозовы. Династия меценатов

Муховицкая Лира

Серия: Династии [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Морозовы. Династия меценатов (Муховицкая Лира)* * *

Династия Морозовых

В далекой дореволюционной России было такое сословие – купцы. Что нам известно о нем? Зачастую в классической литературе купеческое сословие получало нелестное описание: люди своенравные и костные, прижимистые и скупые или, наоборот, транжиры и моты. А между тем Россия обязана купечеству очень и очень многим. Из поколения в поколение купцы – люди деятельные, увлекающиеся, азартные, неравнодушные – развивали экономику государства, налаживали торговлю внутри страны и за ее пределами, строили заводы, школы, театры и больницы.

Русское купечество, зачастую состоящее из семейных династий, высоко чтило христианские ценности, строго соблюдало вековые традиции и трепетно заботилось о своей репутации (особенно деловой, поскольку очень многое в торговой среде основывалось на доверии).

С давних времен одной из важнейших купеческих традиций была благотворительная деятельность: хоть рубль, хоть копеечку, но надо было отдать тем, кто нуждался. В этом просматривается и высокое библейское начало, и практичное торговое – все воздастся и зачтется.

В историю нашей страны золотыми буквами вписаны фамилии многих купеческих семей. Но среди них особое место занимает семейство Морозовых. Эта знаменитая династия внесла огромный вклад в экономику, культуру и просвещение России.

Семья Морозовых владела многомиллионным состоянием, значительная часть которого шла на благотворительные цели. Морозовы строили не только мануфактуры, но и университеты, школы, театры, больницы, богадельни и детские приюты, открывали библиотеки и бесплатные читальни для простого народа.

В одной лишь Москве больше 70 зданий было построено на средства Морозовых. Сами Морозовы использовали лишь треть из них. Большая же их часть – свыше 40 домов – была отдана под нужды города. На деньги Морозовых были построены Московский художественный театр, Морозовская детская больница, Городская библиотека-читальня им. И. С. Тургенева и многое, многое другое.

Владельцы крупнейших мануфактур испытывали настоящую страсть к миру искусства. Среди Морозовых было много ярких, выдающихся личностей. Некоторые из них оставили свой след как литераторы и востоковеды, другие были страстными театралами, увлекались коллекционированием живописи, древних рукописей, предметов старины. В наши дни их бесценные собрания выставлены в лучших музеях России.

Как все начиналось

В начале XIX века набирающий силу император Франции Наполеон вынудил Россию отказаться от союза с Англией, в результате чего на российский рынок перестали поступать столь модные в то время английские ткани. Это, казалось бы, неприятное событие привело к тому, что русские текстильные фабрики, избавленные от английской конкуренции, стали бурно развиваться. А после московского пожара в 1812 г., при котором сгорели почти все столичные фабрики, в провинции создались еще более благоприятные условия для быстрого роста промышленности. Особенно много производств было образовано в Гуслицах (ныне Орехово-Зуевский район Московской области). Здесь фабрики росли как грибы после дождя. Об этом свидетельствуют истории успешного развития мануфактур Морозовых, Кузнецовых, Зиминых, Смирновых, Балашовых и других гуслицких капиталистов.

Как же смогла эта небольшая группа энергичных предпринимателей так быстро разбогатеть? Все дело в том, что крестьянин-гусляк находился в крайне тяжелых материальных условиях и за нищенскую плату готов был продавать свой труд местным богатеям. Поступавшие работать на фабрики крепостные крестьяне массами принимались в старообрядчество, потому что за это фабриканты-старообрядцы давали им льготный заем на покупку «вольной» и квитанции для избавления от рекрутчины (набора в царскую армию).

Таким образом, в первой половине XIX века в руках старообрядцев Морозовых, Рябушинских, Кузнецовых, Гучковых, Шелапутиных и других оказались почти все крупные промышленные и торговые предприятия Москвы. Из многочисленных хлопчатобумажных фабрик в центральной части России особенно выделялись четыре мощных морозовских фабричных предприятия комбинированного типа: «Товарищество Никольской мануфактуры „Саввы Морозова сын и К°“» с 17-миллионным капиталом к 1896 году; «Товарищество мануфактур „Викула Морозов с сыновьями“» с 10-миллионным капиталом; «Компания Богородско-Глуховской мануфактуры» с 16-миллионным капиталом и Тверская мануфактура Абрама Морозова с 10-миллионным капиталом. Предприниматели Морозовы принадлежали к одной из наиболее известных и уважаемых в России купеческих династий.

Родоначальником мануфактурной промышленной семьи Морозовых был крепостной крестьянин села Зуева Богородского уезда Московской губернии Савва Васильевич Морозов, родившийся в 1770 году в семье старообрядцев. О его детстве достоверных сведений нет. Известно только, что сначала он помогал отцу ловить рыбу, но ввиду малого заработка и из-за нехватки земли стал заниматься шелкоткацким делом. Он устроился работать ткачом на небольшой шелковой фабрике Кононова, где получал на хозяйских харчах по 5 рублей ассигнациями в год.

Когда Савве пришло время идти в солдаты, он, желая откупиться от рекрутства, взял у Кононова крупный заем. Уплатить требуемый долг из получаемого жалования было практически невозможно, и Кононов, давая деньги, желал лишь закабалить хорошего работника. Но Савва твердо решил выплатить долг. Он перешел на сдельную оплату и выплатил требуемую сумму, работая со всей семьей, за два года. Такой результат навел его на мысль завести свою собственную мастерскую, что он и сделал в селе Зуево в 1797 году, имея первоначальный капитал всего в 5 рублей.

В течение следующих пятнадцати лет благосостояние семьи Морозовых росло достаточно медленно. Их резкому взлету очень помог великий московский пожар 1812 года, уничтоживший всю столичную ткацкую промышленность. В разоренной войной с Наполеоном России ощущался громадный спрос на льняные и хлопчатобумажные изделия, миткаль и ситец. Морозовы, чутко сориентировавшись на требования рынка, стали быстро богатеть. В те годы Савва сам носил в Москву выделанные им ажурные изделия и продавал их в дома именитых помещиков и обывателей.

Вскоре дело расширилось и пошло настолько хорошо, что в 1820 году (по другим данным, в 1823 году) Савва Васильевич выкупился на волю вместе со всей семьей, уплатив помещику Рюмину единовременно 17 тысяч рублей – колоссальную по тем временам сумму. Тогда на его предприятии уже работало 40 человек. Сделавшись хозяином, Морозов в 1830 году основал в городе Богородске небольшую красильню и отбельню, а также контору для раздачи пряжи работающим на него мастерам и принятия от них готовых тканей. Это заведение послужило началом будущей Богородско-Глуховской хлопчатобумажной мануфактуры. В 1838 году Савва Васильевич открыл одну из крупнейших в России Никольскую механическую ткацкую фабрику, которая размещалась в большом многоэтажном каменном корпусе, а через девять лет, в 1847 году, выстроил рядом огромный прядильный корпус. В 1850 году уже в очень преклонном возрасте Савва Васильевич отошел от дел, передав управление сыновьям. Их у него было пятеро: Тимофей, Елисей, Захар, Абрам и Иван. О судьбе последнего известно немного, а первые четыре стали сами или через уже своих сыновей создателями четырех главных Морозовских мануфактур и родоначальниками четырех ветвей славной династии Морозовых. Все эти мануфактуры в дальнейшем жили каждая своей самостоятельной жизнью. (Перед революцией 1917 г. общий капитал всех семей Морозовых составлял более 110 миллионов рублей, а на их предприятиях трудилось около 54 тысяч рабочих.) В 1837 г. от отца отделился старший сын Елисей Саввич, который открыл в селе Никольском свою красильную фабрику. Он, впрочем, более интересовался религиозными вопросами, поэтому процветание этой ветви Морозовых началось только при его сыне Викуле Елисеевиче, который в 1872 году выстроил бумагопрядильную фабрику, а в 1882 году учредил паевое «Товарищество „Викула Морозов с сыновьями“».

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.