Драндулет

Пазолини Пьер Паоло

Жанр:   1962 год   Автор: Пазолини Пьер Паоло   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Драндулет ( Пазолини Пьер Паоло)

В купальне еще почти никого не было. Всего лишь несколько продавцов из магазинов, спешивших выкупаться до конца обеденного перерыва. К трем часам они ушли.

Потом со стороны моста Гарибальди и моста Сикста начали подходить настоящие клиенты. Через каких-нибудь полчаса весь песчаный пляжик между забором и поплавком кишмя кишел народом.

На качелях сидел мальчишка на вид лет десяти, худенький, нескладный, с широким светлым чубом, изможденным личиком и большим ртом, с которого никогда не сходила улыбка. У него болело ухо, оно сильно гноилось.

Мальчик незаметно поглядывал на меня, не решаясь попросить, чтобы я его раскачал. Я подошел к нему и спросил:

— Хочешь, чтоб я тебя подтолкнул?

Он весело кивнул головой и заулыбался еще шире.

— Смотри, я тебя подкину высоко! — предупредил я его, смеясь.

— Ничего, — ответил он.

Я подтолкнул качели, и он закричал другим мальчишкам:

— Эй, ребята, смотрите, как высоко я лечу!

Через пять минут он уже снова сидел на неподвижных качелях и на этот раз не ограничился взглядами.

— Эй, брюнетик, — сказал он мне, — ну-ка, подтолкни еще!

Кончив качаться, он слез с качелей и подошел ко мне. Я спросил, как его зовут.

— Нандо, — быстро ответил он.

— А прозвище?

Он поглядел на меня в нерешительности, улыбнулся и покраснел. Потом решился.

— Драндулет, — сказал он.

Плечи у него были обожженные, красные, словно их опалило не солнце, а жар болезни. Он сообщил мне, что они у него чешутся.

Теперь поплавок у Орацио походил на цирк: кто поднимал штангу, кто качался на кольцах... Многие переговаривались, добродушно подсмеиваясь друг над другом, отпуская шуточки и остроты. Несколько человек пошли к трамплину и начали прыгать в воду — головой вниз, винтом, сальто-мортале. Я тоже поплавал у быков моста Сикста.

Через полчаса, вернувшись на пляжик, я увидел Нандо, сидевшего верхом на перилах поплавка. Он окликнул меня.

— Эй, — крикнул он, — ты умеешь грести?

— Немножко, — ответил я.

Он обратился к сторожу:

— Сколько стоит взять лодку?

Тот даже не удостоил его взглядом; казалось, он говорит не с мальчиком, а с водой, над которой склонился, привязывая лодку, притом говорит с раздражением.

— Пятьдесят лир в час за двоих.

— Ого! — присвистнул Нандо, по-прежнему улыбаясь. Потом он исчез в раздевалке, но вскоре опять появился и улегся рядом со мной на песке, как старый знакомый.

— У меня есть сто лир, — объявил он.

— Твое счастье, — ответил я ему, — а я сижу на мели.

— Что значит «на мели»? — спросил он.

— Это значит, что у меня нет ни гроша, — объяснил я.

— Почему? Разве ты не работаешь?

— Нет, не работаю.

— А я думал, что работаешь.

— Я учусь, — сказал я ему, чтобы не вдаваться в долгие объяснения.

— И тебе ничего не платят?

— Я сам должен платить за учение.

— Ты умеешь плавать?

— Да, а ты?

— У меня не выходит: я боюсь. Я вхожу в воду только до пояса.

— Пошли выкупаемся?

Он кивнул и побежал за мной, как собачонка.

Подойдя к трамплину, я достал резиновую шапочку, которая у меня была заткнута за пояс трусов.

— Как это называется? — спросил он, показывая на нее.

— Купальная шапочка, — ответил я.

— Сколько стоит?

— Я заплатил за нее в прошлом году четыреста лир.

— Какая красивая! — сказал он, натягивая себе на голову шапочку. — Если бы мы были богатыми, моя мама купила бы мне такую.

— Вы бедные?

— Да, мы живем в бараках на Виа Казилина.

— А как же это сегодня у тебя в кармане сотня?

— Я ее заработал — таскал чемоданы.

— Где?

— На вокзале.

Но прежде чем ответить, он некоторое время колебался: может быть, это была ложь, возможно, он попрошайничал — с такими худыми и слабыми ручонками ему не под силу было поднять и нетяжелый узел. Я посмотрел на его гноящееся ухо и подумал о сыром бараке, в котором он живет. Сняв с него купальную шапочку, я потрепал его по волосам и спросил:

— А в школу ты ходишь?

— Хожу, учусь во втором классе... Теперь мне двенадцать, но я пять лет проболел... Что ж ты не идешь в воду?

— Сейчас прыгну с трамплина.

— Прыгай винтом, — крикнул он, когда я уже отталкивался.

Я сделал весьма посредственное сальто и двумя взмахами достиг берега.

Вода у берега была тинистая, в ней плавали гниющие водоросли и отбросы.

— Почему ты не прыгнул винтом? — спросил он.

— Ладно, сейчас попытаюсь.

Я никогда в жизни не прыгал винтом, но попробовал, чтобы доставить ему удовольствие. Я нашел его на берегу, он был очень доволен.

— Классный прыжок! — сказал он.

Посреди Тибра какой-то парень выгребал против течения на лодочке, похожей на каноэ.

— Подумаешь, большое дело так грести, — сказал Нандо, — а сторож еще не хотел давать мне эту лодку!

— Ты когда-нибудь греб? — спросил я его.

— Нет, но чего тут уметь?

Когда парень на каноэ, сильно гребя двухсторонним веслом, проплывал довольно близко от трамплина, у которого мы стояли, Нандо подбежал к самой воде и, перегнувшись через перила, сложив руки рупором, заорал что есть мочи:

— Эй, парень, возьми меня в лодку!

Тот ему даже не ответил. Тогда Нандо, по-прежнему весело улыбаясь, снова подошел ко мне. Но в этот момент я увидел своих товарищей и пошел вместе с ними. Они сели играть в карты в маленьком баре на поплавке, а я стал смотреть, как они играют.

Вдруг снова появился Нандо. В руках у него был иллюстрированный журнал.

— На, читай, — сказал он мне. — Это мой.

Я, чтобы сделать ему приятное, взял журнал и начал его просматривать. Но вошедший в бар Орацио, не говоря ни слова, вырвал журнал у меня из рук и, с меланхолическим видом усевшись в сторонке, углубился в чтение. Это была одна из его шуток. Я рассмеялся и вновь стал следить за игрой. Нандо подошел к стойке.

— У меня есть сто лир, — сказал он сторожу, который был и буфетчиком. — Что я могу на них купить?

— Лимонад, пиво, фруктовую воду.

— Сколько стоит фруктовая вода?

— Сорок лир.

— Дай мне две бутылки.

Потом я почувствовал, что кто-то хлопнул меня по плечу. Я обернулся и увидел Нандо, который протягивал мне бутылку воды. У меня сжалось горло, и я не смог даже поблагодарить его, сказать ему что-нибудь. Выпив фруктовую воду, я спросил Нандо:

— Ты будешь здесь в понедельник или во вторник?

— Да, — ответил он.

— Тогда я угощу тебя, — сказал я ему, — а потом мы возьмем лодку.

— Значит, в понедельник? — спросил мальчик.

— Не наверняка. Может быть, я буду занят. Но если я не приду в понедельник, то обязательно во вторник...

Нандо пересчитал оставшуюся у него мелочь.

— У меня двадцать две лиры, — сказал он и, весело улыбнувшись, стал изучать ярлычки с ценами, выставленные у бутылок с прохладительными напитками.

— Что я могу купить на двадцать лир? — снова принялся он спрашивать сторожа.

— Да держи ты их у себя в кармане, — ответил тот.

— Вот, гляди, — сказал я мальчику, — есть газированная вода. Стакан стоит десять лир.

— Она теплая, — заметил сторож.

— Что я могу купить на двадцать лир? — продолжал спрашивать Нандо.

Потом он сказал сторожу;

— Ничего, что теплая, налей-ка мне два стакана.

Сторож налил, и Нандо повернулся ко мне:

— Пей.

Ему хотелось еще раз угостить меня.

— А если не будешь занят, то придешь в понедельник? — спросил он.

— Конечно, и вот увидишь, за мной не пропадет, мы славно проведем с тобой время!

Потом Нандо захотелось еще немножко покачаться на качелях. Я раскачал его так сильно, что он, смеясь, стал кричать мне:

— Хватит, у меня голова кружится!

Уже стемнело, и мы попрощались.

Теперь я жду не дождусь, когда настанет вторник, чтобы доставить немножко удовольствия Нандо; я безработный, у меня нет ни гроша, но ведь и у Нандо те сто лир были последние. Когда я думаю об этом, я с трудом сдерживаю навертывающиеся на глаза слезы.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.