Черные гремлины

Райхман Григорий

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Черные гремлины (Райхман Григорий)

Автор иллюстраций - LiarJohnny

Глава 1. Железный остров

Когда я был маленьким, мама много рассказывала о зеленых деревьях, на которых росли пушистые, как мех, листья. Раз в цикл деревья цвели, покрываясь пестрыми бутонами, а позже на коричневых ветках созревали плоды слаще зефира. Спелые фрукты сотнями падали в мягкую траву. Деревья не боялись света, любили воду и щедро делились сладостями.

Но на нашем острове нет деревьев. И травы здесь нет. Наш остров сделан из железа.

- Ты снова грустишь, - заворчала Ари-Ару, подняв хвост трубой: - Нытик.

У Ари-Ару красные глаза и белая шерсть. Ари-Ару очень подвижная и верткая, словно бездействие причиняло ей боль.

- Бум-Гум опять отобрал еду? Держи.

В моей лапе появилась коричневая зефирка.

- Спасибо, - буркнул я и сунул сладость в рот.

- Ешь и пошли в нору. Скоро рассвет.

- Угмум, - согласился я, жуя зефир. Рассвет на самом деле был не скоро, но Ари-Ару панически боялась лучей. Даже больше, чем остальные гремлины.

- Быстрей, быстрей, - она заходила кругами.
- Небо уже фиолетовое!

- Совсем не фиолетовое. До рассвета еще долго.

- Пошли! Ну пошли.

- Хочешь - иди, раз так боишься. А я еще посижу.

- Я?! Боюсь?!
- мех Ари-Ару встал дыбом.
- Я ничего не боюсь!

Она села рядом и укуталась в хвост. Несмотря на ее внешнее сердитое спокойствие, я чувствовал ее страх. Ари-Ару сидела как на иголках. Я так не мог.

- Ладно, идем.

- Ха! Сам трусишка, - она сделала вид, что нехотя поднимается: - Кто первый до норы!
- Ари-Ару умчалась к люку, шустро перебирая лапами. Я еле поспевал за ней. Глупое соревнование - мне никогда ее не догнать. Ари-Ару очень сильная.

Я запыхался и покрылся пеной после изнурительного бега по металлическим платформам, когда мы наконец добрались до входа в нору. Ари-Ару лихорадочно крутилась вокруг тяжелого железного люка, пытаясь его сдвинуть.

- Закрыто!
- пропищала она, округлив глаза: - Закрыто!

Я попробовал поднять крышку за железную ручку. Крепкая сталь даже не скрипнула. Неудивительно - вход в нору открывался только изнутри. Ари-Ару начала громко ругаться на глупых гремлинов, подозревая всех подряд, словно нас заперли намеренно.

- Странно, зачем люк закрыли так рано? Ведь мы сгорим, когда наступит рассвет, - подумал я вслух.

Ари-Ару прижала уши и поджала губы, словно собралась зареветь. Потом схватила меня в охапку, прижала к себе и сказала:

- Все в порядке, Лак-Лик, не плачь, все будет хорошо.

- Ладно, - согласился я, хотя на самом деле не собирался плакать. А вот Ари-Ару уже хныкала.

Скоро небо стало фиолетовым. Еще немного - и яркие лучи сожгут нас дотла. Ари-Ару время от времени всхлипывала и словно хотела что-то сказать, но потом стеснялась и молчала. Какая разница, если рассвет уже близко?

Крышка люка резко поднялась, и могучая коричневая лапа сгребла нас в охапку, чтобы утащить в темноту. Секунду спустя люк встал на место.

- Ну что же вы, гремлины, - сказал Раг-Баг, старший механик.

Я прогундел что-то невнятное. Сложно разговаривать с существом, которое способно убить тебя щелбаном. И хотя добродушный старший механик вряд ли бы так поступил, я все равно не мог оторвать взгляда от его могучей фигуры.

Раг-Баг поставил нас на землю и повел темными коридорами вглубь норы: туда, где рядом со складом зефира ютились маленькие норки коричневых гремлинов; где железный пол становился теплым и на нем не было холодно спать; где на высокой стене висели огромные часы, одна стрелка которых отмеряла оставшееся до рассвета время, а вторая совершала полный оборот по прошествию цикла.

Каждое утро солнце поднималось чуть правее, чем раньше, и когда рассвет делал круг по линии горизонта, а закат с восходом менялись местами два раза, проходил один цикл. В нем было очень много дней и ночей. Больше, чем когтей у меня на лапах.

- День становится дольше, а ночь - короче, - пробасил старший механик.
- Ход часов изменился. Завтра отплытие. Будьте готовы к великим переменам.

- Спасибо, Раг-Баг, - поблагодарила Ари-Ару, поджав хвост. Мы добрались до дома.

- Угу, - буркнул гигант и ушел по своим делам.

- Вот видишь!
- радостно завертелась Ари-Ару, когда мы остались наедине: - Все обошлось! А ты боялся.

- Это ты боялась, - возразил я.

- Трусишка, - потрепала она меня по голове, игнорируя мои возражения. Потом Ари-Ару повалила меня и мы игрались, царапались, дрались, бегали друг за другом, пока часы не пробили двенадцать раз и все гремлины не легли спать под скрип и лязг перестраивающегося железного острова.

Но я этим днем спать не собирался. Дождавшись, когда Ари-Ару сонно заурчала в соседней норке, я тихо выбрался наружу, чтобы пойти к Хек-Хаку.

- Слышал шутку?
- Хек-Хак резво втащил меня внутрь, словно все время ждал моего прихода: - Гремлины поговаривают, я свихнулся. Ну не-е-ет!

И он захихикал кашляющим, прерывистым смехом, за которое и получил свое прозвище. Я уселся и начал ждать, когда Хек-Хак расскажет, зачем меня позвал.

- Я провел расчеты, - посерьезнел он.
- В корабль все гремлины не влезут.

Я кивнул. Кому-то придется остаться на острове. Оставят самых слабых и бестолковых. Я наверняка попаду в их число.

- Оставят меня, Бип-Бопа и тебя. Мы самые бесполезные в отряде.

- Дурацкий отряд! Глупый старший механик!
- взбесился Хек-Хак, разделяя мои догадки: - Я придумал постройку корабля, а не они! Я даже почти полностью спроектировал его!

- Ничего ты не придумывал и не проектировал. Ты сумасшедший, - сказал я, когда Хек-Хак успокоился.

- Угу.

- А я - слабый.

- Верно.

- А Бип-Боп - глупый.

- Опять ты со своим Бип-Бопом!

Он уселся напротив. Хек-Хак был пятнистым гремлином, его шерсть кое-где повылезала уродливыми проплешинами, а местами торчала клочьями. Глаза безумного Хек-Хака всегда вращались, словно он не мог сосредоточиться. А еще у него не хватало половинки хвоста. Маленький обрубок яростно хлестал по полу.

- Поэтому. Давай. Угоним. Корабль!
- выпалил он, старательно разделяя слова.

- Нет, - ответил я и собрался уходить.

- Ты только подумай! С тонной зефира на борту мы будем плавать по океану в поисках новых островов!
- Хек-Хак загородил вход, размахивая лапами.

- Нет.

- Завтра они вышвырнут тебя вон, словно чужого! Почему ты не хочешь, чтобы справедливость восторжествовала? Чтобы достойные отправились в плаванье?

- Потому что Ари-Ару расстроится.

- И что тебе эта белошерстка?

- Отстань, - я прошмыгнул мимо Хек-Хака и отправился в домашнюю норку.

Дома меня встретила сонная Ари-Ару и поколотила за то, что заставил ее волноваться. Я не обиделся. Когда она отправилась спать, я смотрел на каменный потолок, крутил в лапах плюшевую шестеренку - единственную мою игрушку - и размышлял о предстоящем отплытии.

Корабль строили уже полгода. Идею предложил Хек-Хак, но его не сразу поддержали - ведь на острове не было ничего, кроме железа. Из чего тогда строить корабль? А Хек-Хак сказал: "Раз на острове ничего нет, кроме железа, давайте строить из железа".

Раг-Баг тогда еще не был старшим механиком. Он единственный не смеялся над предложением безумного гремлина и задумчиво рассматривал кусок магнита в лапе. А на следующий день Раг-Баг предложил проект конструкции подводного корабля, который назвали "Космос". Космос - это умное слово, значения которого никто не знал. Сейчас корабль был готов к отплытию. Только не все в него поместятся.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.