Бремя Власти

Кузмичев Иван Иванович

Серия: Поступь империи [5]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Бремя Власти (Кузмичев Иван)

Пролог

Март 1715 года от Р.Х. Вроцлав.

Чем знаменита Силезия? Кроме того, что на нее претендуют по династическим и этническим законам сразу несколько государств… О таком пустяке как селитряные залежи мы умолчим. Ну право кому они нужны.

Много битв и сражений пришлось стерпеть и забыть этим землям, тысячи и тысячи воинов прошли через них: кто-то грабил и убивал, кто-то защищал, а некоторые вовсе уходили прочь — искать счастья в спокойных краях. Случалось — находили.

Однако в эту весну, наверное впервые за долгие годы в местечке недалеко от Вроцлава собиралась армия не для того, чтобы жечь и убивать. Они шли освобождать диких московитов от гнета их царя, почему-то решившего примерить на себя венец императора.

Хотя простым воинам на пояснения политиков было плевать, потому как главное для европейского солдата — возможность пограбить. А уж добра в Русском царстве много, об этом каждый ребенок ведает, так что к регулярной армии с радостью присоединились многочисленные отряды наемников. Кого только среди них не было! Вон возле рощи видны штандарты 'Свирепых котов' капитана Гильермо Тореса, а чуть поодаль чернеет стяг 'Мрачных' нелюдимого швейцарца Ганта Ждара. Да всех и не перечислить, их столько собралось всласть пограбить и да пустить красного петуха, что можно второй фронт открывать. Опытные наемники чувствовали, что на сей раз повеселятся до одури.

Ну а командующий армией — австрийский принц Евгений Савойский их в этом не переубеждал. Он делал ставку на псов войны только в первом сражении против московитов. Ну а тех кто останется можно будет пустить дальше, сеять смерть и разрушение в городах и весях схизматиков.

Евгений Савойский воевал там, куда посылал его император. И надо заметить воевал знатно! Великий полководец достойный почитания и всяческого уважения, об этом можно говорить прямо и мало кто осмелится оспорить данное утверждение.

Но на одних воинских талантах Евгений далеко бы не ушел. Он обладал тонким чутьем на политическую ситуацию, причем играл в кулуарных закутках Священной Римской Империи с не меньшим успехом, нежели выигрывал битвы. Да и сражения он начинал только после того как изучит противника внимательнейшим образом.

Поэтому приказ Карла VI возглавить союзническую армию в войне против России привели его в некоторое замешательство. Причин для подобного шага царь не давал, наоборот выступал здравым правителем, стараясь вести торговые дела с Империей, причем не абы как, а с постоянно увеличивающимся оборотом. Тем более что сам принц Евгений имел некоторый гешефт с нескольких постоянных поставок русских торговцев.

Однако приказ есть приказ и вот под его началом полки имперцев, поляков, саксонцев и множество наемников. Евгений, верный собственным принципам, подошел к будущей кампании с должным пиететом и то, что он узнал за несколько месяцев хаотичных сборов не улучшило ему настроения.

Он не был бы самим собой, если бы позволил слухам зашорить свой взгляд на реальность. Принц Евгений верил фактам, пусть порой искаженным, но он вообще считал, что проверенная информация на войне столь же редка как девственность у портовой шлюхи. В россказни о том, что по русским городам гуляют медведи, а летом стоят жуткие морозы Евгений отметал прочь, благо успел пообщаться с умными людьми. Правда в то, что примитивные формирования, именуемые стрельцами, канули в прошлое и на смену им пришли полки, не уступающие выучкой европейским — поверил сразу. Увы, но итоги недавней войны шведов и русских доказали это наглядно.

Война ожидалась сложной, тем более что союзники доверия не внушали: о гонористых шляхтичах и 'храбрых' саксонцах давно ходят легенды, одна краше другой. И все же, как бы ни было — он в первую очередь подданный австрийской короны и только потом предприимчивый политик. Время всестороннего разврата еще не наступили и деньги решали пусть и многое, но отнюдь не все.

— Господин, карета готова. Прикажете подать? — к замершему за рабочим столом командующему подошел седовласый камердинер — лощенный, с учтивым выражением на лице и безмерно преданный. Когда-то он был сержантом в полку молодого Евгения.

Арден Грацик встретил будущего полководца в тридцать семь и с тех пор не расставался с ним, связав судьбу с принцем. Многое воды утекло с первой встречи: битвы, ночевки под ливнем, морозы, бури и многое другое. А когда турецкий ятаган на венгерских просторах все же достал сержанта Грацика Евгений не бросил верного солдата и оставил прихрамывающего воина подле себя помощником…

Войска частично оставались подле города, однако некоторые полки уже выдвинулись к Польскому королевству, где им предстояло пройти по свободному пути до самого Смоленска. План, конечно, далек от идеального, но даже Евгений признавал, что если удастся реализовать хотя бы половину намеченного — царю придется туго: здесь и житницу отсечешь и некоторые фактории заблокируешь. Ну а его военный гений придумает как этого добиться. Тем более, что на южном — самом ожидаемом направлении удара по недавно обретенным княжествам, русские собрали немало войск и увести их не смогут — без дубинки османы мигом забудут про все мирные договора. Так что без сомнений — русская армия ослаблена донельзя!

— Да, Арден, нам пора. Предупреди Юргена чтоб взял больше солдат для эскорта, все-таки к наемникам едим. Командиры у них хоть и здравые, но как бы чего плохого не случилось.

— Будет исполнено, — кивнул камердинер, выходя из комнаты.

В самом Врацлаве остановились лишь старшие офицеры союзников, все наемники обитали далеко за пределами города: в поселках, деревнях или вовсе на пустырях. В зависимости от числа бойцов и известности. В их кругу эти два параметра играли самую значимую роль. Первый показывал насколько хорош командир как лидер, а второй обрисовывал ситуацию с дисциплиной, успехом, преданностью нанимателю и еще кучей разной мелочи, о которой полезно знать каждому понимающему полководцу. И сейчас Евгений Савойский ехал на встречу с одиннадцатью из них. В трактире 'Чистый гусь' к этому времени собрались самые именитые вольные командиры, готовые не только выслушать нанимателя, но и поставить свои условия. Благо ситуация способствовала.

Принц Савойский не отказывался от маленьких уступок, он вообще редко конфликтовал с солдатами без повода. Каждого из них он стремился привязать к себе душевно, так, чтобы человек при случае закрыл его собой, умер за него с улыбкой на губах.

Евгений наносил последние штрихи на полотно будущей войны…

Глава 1

Конец марта 1715 года от Р.Х. Москва.

Когда-то давно, в бытность курсантом я думал, что в эпоху просвещения люди были человечнее и добрее, даже как-то поспорил с преподавателем истории по этому поводу — думал, это цивилизация развращает. Оказывается, нет. Люди не меняются, они и тысячу лет назад и через сто веков будут такими же. Это их природа. И отличие в них будет исключительно в одежде, да количестве усваиваемой информации.

К чему этот разговор? Все просто — прошло уже три часа с момента начала заседания Совета, а ничего кроме пустословия не слышу, а ведь каждый из здесь присутствующих предупрежден о том, что будет за растрату времени.

Что ж, видно не поняли. Придется учить. Встаю с трона и тихо ухожу в боковую дверь. Заседающие ошеломлено замерли, тишина образовалась такая, что впору нарочито бросить на пол кубок или тарелку. Неприятная тишина — мрачная.

Между тем я внимания ни на кого не обратил, даже на патриарха Иерофана, спокойно ушел и дал команду гвардейцам-охранителям никого не выпускать, вплоть до отмены приказа. Богатыри, кровь с молоком, выдрессированные Михаилом Нарушкиным так что впору плакаты писать. Парадную дверь закрыли, а следом и две боковые — мало ли кто из думцев решит отлучиться. Из всех собравшихся это право есть только у патриарха и он по моей вчерашней подсказке об этом знает, как и то, что я намеренно дал первым говорить самым глупым представителям.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.