Приключения Арбузика и Бебешки. В Стране Голубых Туманов

Скобелев Эдуард Мартинович

Серия: Приключения Арбузика и Бебешки [2]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Часть вторая

В стране голубых туманов

Возвращение в родной город

– Какая красота! – восхитился Арбузик, и все его друзья, летевшие в ракетоплане, посмотрели вниз.

Последние лучи вечернего солнца освещали город. Хорошо были видны улицы и дома, заснеженные поля светло-малинового цвета, синий лёд реки, где мальчишки всё ещё гоняли клюшками шайбу, высокая труба лесопильного завода, на которой блестел громоотвод…

– Наконец-то мы дома! – радостно воскликнул Витька Ушастик. – Сколько раз нам вспоминался родной дом! Просто не верится, что через несколько минут мы встретимся со своими близкими и друзьями! Миновало целое лето, прошла осень и наступила зима!

– Глядите, глядите, наша школа! – закричала Лялька Дудкина и вдруг, сморщившись, расплакалась. Наташа принялась утешать свою подружку, но тоже не удержалась от слёз…

Арбузик посадил ракетоплан на пустыре за домом. Дети выбрались из кабины и весело побежали домой. Они дрожали от холода – ведь они были одеты по-летнему. А у Пантелеймона не было даже туфель. Смешно подпрыгивая, он припустил босиком по снегу.

Закоченел и Арбузик: тонкая курточка не защищала от студёного ветра. Но не о себе, а о Чихе беспокоился Арбузик. И хотя панамка, в которую закутали простуженного Чиха, была спрятана под рубашку, всё же мороз добирался и туда.

Дверь отворила тётя Муза, мать Бебешки. От изумления она раскрыла рот, но в следующее мгновение опомнилась и схватила Арбузика за плечи:

– Наконец-то ты попался, сорванец! А ну, отвечай, где мой Бебешка?..

Узнав, что её сын жив и здоров, тётя Муза упала на диван в обморок. Но через минуту пришла в себя, радостно рассмеялась, включила граммофон и закружилась по комнате.

– Чего же ты стоишь? – закричала она на Арбузика. – Скорее веди сюда Бебешку! А я пока приготовлю вам великолепный ужин! Я у себя в доме почти не бываю, – прибавила она. – И печь не топлю, и обед не готовлю. Твой отец – чудесный человек. И замечательный кулинар. Мне у вас очень понравилось. Я переехала сюда сразу же, как вы улетели. Вдвоём нам было легче перенести тяжёлую разлуку. О, дни тянулись так долго, так долго!

– Где отец? – спросил Арбузик.

– С ним всё в порядке! И вообще, все разговоры – потом, потом! – замахала руками тётя Муза. – Беги за Бебешкой! Мой растяпа, конечно, торчит под дверью и не догадается даже спросить у соседей, где меня искать!..

Городские новости

Арбузик оделся потеплее, взял у тёти Музы ключ и побежал за Бебешкой.

Но нет, Бебешка не торчал под дверью. Так могло быть где угодно, только не в нашем городе: жители нашего города всегда готовы прийти на помощь друг другу. Услыхав, что кто-то барабанит в квартиру тёти Музы, выглянул сначала один сосед, а потом другой. Узнав Бебешку, они чуть не разорвали его на части: каждый тянул мальчишку к себе, уверяя, что только он сможет накормить и обогреть дорогого гостя. Соседи спорили бы долго, если бы не догадались в конце концов собраться все вместе…

Арбузик нашёл своего друга у соседей. Бебешка сидел уже за столом в окружении взрослых и детей. Все они смотрели с умилением, как Бебешка уписывал варёную картошку с салом и хрустящим солёным огурцом.

У Арбузика слюнки потекли – за долгие дни странствий он соскучился и по прекрасному хлебу с тмином, и по любимой картошке, и по огурцам, которые его отец солил непременно со смородинным листом.

– Бебешка, тебя ждёт мать, – сказал Арбузик. – Собирайся, пойдём!

– Арбузик! – воскликнули, будто прозрев, изумлённые соседи. – Глядите, и он явился к нам собственной персоной! Немедленно за стол! Это же какое счастье – первыми из жителей города принять юных героев у себя за столом! Чем богаты, тем и рады!

– Спасибо, – сказал Арбузик, глядя, как Бебешка всё пьёт и пьёт квас и никак не может оторваться. – Это большая честь – угощаться за вашим столом, но только сейчас нам непременно нужно уйти!

– Нет-нет, – запротестовали соседи, и вслед за ними «нет-нет» прокричали их жёны и дети, их отцы и матери. Чья-то сидевшая на диване бабушка, чтобы лучше слышать, приставила к уху пластмассовую воронку. – Мы ни за что не отпустим вас, пока не узнаем о ваших приключениях! Таков обычай! Долг гостя – рассказать хозяину о всех своих приключениях!

Бебешка встал из-за стола с виноватым видом и, пообещав добрым людям непременно рассказать о самом удивительном, что довелось увидеть, поспешил домой.

Арбузик открыл дверь квартиры, Бебешка надел валенки, схватил пальто и шапку, и друзья выбежали на улицу.

Наступили уже густые сумерки. Торжественно и тихо сыпались с неба крупные снежинки, вспыхивая возле фонарей разноцветными огоньками. Было уютно и радостно, как только может быть на родной земле, в родном городе, когда всё в порядке.

Тётя Муза успела нажарить к приходу мальчиков картошки с луком и теперь украшала золотистые ломтики выращенной в парнике петрушкой.

– А кваса нет? – спросил Бебешка.

– Кваса нет. Но есть кое-что повкуснее!

Из шкафа был извлечён графин яблочного сока. В комнате сразу запахло свежими яблоками.

Тёте Музе не терпелось поскорее узнать обо всём, что приключилось с мальчиками, но ещё больше ей не терпелось рассказать о последних городских новостях. А новости действительно заслуживали внимания.

В город приехал и поселился у дяди Гоши странный незнакомец. Он вёл себя так, будто был глухим и немым. Ни с кем не разговаривал. В любую погоду выходил на улицу в перчатках, тёмных очках и в огромной кепке с козырьком до самого носа. Говорили, что он питается только сырыми овощами. Некоторые уверяли, что странный человек – дальний родственник дяди Гоши. Другие клялись, что у дяди Гоши сроду не было родственников. Находились ещё и третьи, которые считали, что дядя Гоша взял к себе постояльца только потому, что тот заплатил много денег.

«Дядя Гоша даром на небо не посмотрит, – говорили эти люди тем, кто сомневался в справедливости их догадок. – Он всё время жаловался, что никак не может купить новую мебель, а знаете ли вы, что совсем недавно он купил два дивана, два шкафа, большое зеркало и целых три сундука?..»

Все эти толки будоражили горожан: они во всём любили определённость. Раздражали их и пущенные кем-то слухи, будто Арбузик, Бебешка и другие дети объявились в городе Урюпинске. Мол, они выступают там в цирке жонглёрами и наездниками, а зеленохвостые – это всё глупая выдумка дворника Печёнкина…

Главный пожарник упросил Начальника милиции послать запрос в Урюпинск. Оттуда ответили, что «никакого цирка в городе нет, не было и не будет, потому что жители города приняли закон, запрещающий мучить и дрессировать животных». Понятное дело, после этого Главный пожарник и Дудкина попытались разыскать распространителя слухов, но сколько ни старались, не нашли. Зато в городе стали говорить, будто кто-то видел детей не то в Уреминске, не то в Уреченске. Но таковых городов вообще нет на географической карте.

Была ещё и смешная новость: Банан Бананович, городской парикмахер, ушёл под Новый год из дому, рассердившись, что жена не испекла ему любимого пирога с рыбой и яйцом. Жена его плакала и уверяла, что это враки. Тем не менее никто не знал, куда девался парикмахер. И так как другого парикмахера в городе не было, все ходили лохматые, а Главный пожарник отпустил бороду. Наконец городской голова распорядился разыскать Бананова. «Если парикмахер в течение трёх дней не приступит к работе, я объявлю вакансию и приглашу в город другого парикмахера!» – заявил он.

Город чествует героев

Мальчики до полуночи рассказывали о своих злоключениях в стране короля Дуляриса. Дядя Ваня ласково улыбался и качал головой. А тётя Муза то плакала, то хохотала, то говорила, как бы она поступила, если бы встретилась с такими же трудностями. Узнав о проделках Чиха, она тут же попросила, чтобы Чих помог ей «уладить кое-какие важные дела». Разумеется, мальчики ответили, что Чих ни за что на свете не согласится участвовать в делах, связанных с чьей-то личной выгодой. О том, что Чих прилетел вместе с ними и живёт у Арбузика под подушкой, они на всякий случай умолчали.

Утром мальчиков разбудили звуки оркестра.

Пока они спали, известие о возвращении похищенных детей облетело весь город.

Главный пожарник, расцеловав своего сына Пантелеймона, на радостях пожелал оркестром встретить первое пробуждение Арбузика и Бебешки на родной земле, тем более что день был воскресный.

Итак, пожарники, весело приплясывая, играли марши, а толпа празднично одетых горожан хлопала в ладоши, вызывая Арбузика и Бебешку. Маленькие дети усердно лепили больших снежных баб, обещая одну бабу подарить Бебешке, а другую Арбузику.

Тётя Муза долго смотрела на собравшихся людей из-за шторы. Наконец она не выдержала.

– Что же вы, – закричала она мальчикам, – нельзя же так испытывать чужое терпение! Вас вызывают почти как на бис! Давайте и я выйду с вами! А то получится, будто вы сиротки, будто и родителей у вас нет!..

И тётя Муза, быстро накрасив губы и напудрив нос, надела шубку и вывела мальчиков на улицу.

– Ура Арбузику! Ура Бебешке! – закричала толпа.

Откуда ни возьмись появился городской фотограф Топориков. Он пристраивался то так, то этак, стараясь поймать в кадр обоих мальчиков, но каждый раз почему-то впереди оказывалась тётя Муза. В руках она держала муфту, губы были сложены бантиком, а глаза смотрели прямо в объектив.

– Попросите уважаемую билетёршу чуть отступить в сторону! – послышался из толпы сердитый голос. – Право же, неприлично стоять впереди знаменитостей, когда их фотографируют!

– Это мать Бебешки, – возразил другой голос. – Мать и отец всегда причастны к славе своих детей!

– Не об этом речь, – настаивал первый голос. – Просто шубка у билетёрши сшита из кошачьих шкурок, а снимок исторический. Как бы впоследствии конфуза не вышло! Ведь животный мир нужно беречь, не так ли?

– Кошки – это не ягуары и не барсы, – вмешался третий человек. – И даже не выдры, которые занесены в Красную книгу.

– Вы хотите сказать, что моя шапка из выдры?

– Нет, я наверняка знаю, что это крашеный барбос!..

Все эти шуточки, обычные повсюду, где собирается досужий люд, только прибавляли общего веселья. Все хотели поскорее узнать, как Арбузику и Бебешке удалось спасти ребят.

Едва Топориков отснял все принесённые с собою плёнки, поэт Филофей Огромный объявил, что прочтёт только что написанную им поэму.

Откуда-то прикатили бочку, хорошо зная, что Филофей умеет читать стихи только стоя на бочке. Установилась тишина. Филофей прокашлялся, достал из кармана поэму и прочёл её «с выраженьем», заслужив бурные аплодисменты.

Если я не запамятовал, в поэме были такие строки:

Не иссякнет криница добра и труда, на земле будут храбрые люди всегда. Правду люди повсюду считают своей, оттого не позволят, чтоб забыли о ней! Вот простые мальчишки перед нами стоят. Что же нашему сердцу их дела говорят? Говорят, что мы трусим сражаться порой даже с собственной ленью, а не то что с бедой!..

– Наш Филофей постоянно преувеличивает, – заметил кто-то в толпе по поводу последних строк. – Он, кажется, намекает на то, что мы иногда ленивы. Но если мы не считаем себя ленивыми, значит, никто не имеет права считать нас ленивыми!

– А теперь пусть Арбузик и Бебешка расскажут, где они были и что видели! – потребовали люди.

Поднялся невообразимый шум, и неизвестно, чем бы всё окончилось, если бы в эту минуту не подъехал на автомобиле городской голова. Его сопровождал Начальник милиции.

– Ишь вы, чего захотели! – басом сказал городской голова, всем дружески подмигивая. – По закону Арбузик и Бебешка должны обо всём доложить прежде всего мне. Но поскольку тут собрался, я вижу, весь город, а морозец неожиданно взялся изрядный и пощипывает уши, предлагаю отправиться в кинотеатр «Носорог». Там мы и выслушаем юных героев!

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.