Праздни и будники

Щеглова Ирина Владимировна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Праздни и будники (Щеглова Ирина)

Сотворение Мира

Маленький островок намытого песка в самой середине кипящего потока чем-то привлек его внимание. Неужели нашел? Конечно! Он увидел! Там среди песка и мокрых камешков пробивалось то, что сможет стать началом жизни – несколько робких травинок. То, что это настоящая трава, он увидел, совершив еще несколько мощных гребков, сквозь брызги от бурунов и водяную радугу. Вот она – отправная точка. Начало начала.

Тело его порядком уставшее и побитое на порогах Реки сделало последний рывок и…

Благословенная отмель приняла его и мягко покачивала в прогретой солнцем воде. Он блаженно улыбнулся, перевернулся на спину и, закинув руки за голову, посмотрел в вечное Небо. Его широкая бронзовокожая грудь дышала глубоко и ровно, в такт набегающим волнам. Он думал!

Отсюда, если приложить силу, можно начать наращивать сушу. И уже не крохотная отмель, а остров… огромный материк – Новый Мир понесется в Великой Реке. Он даст имя своему миру, он даст ему покой и тишину. Он будет бродить по пустынным пляжам его океанов, он увидит пылающие небеса на закате. Серебряные рыбы в озерах будут сами прыгать в его сильные руки. Лесные поляны с неисхоженной травой одарят его ягодами. Он построит себе очаг из камней, чтобы не пачкать траву и песок. И еловый лапник сгорая будет пахнуть терпким дымом и смолой. Никого. Покой и одиночество…

Размечтавшись, он повернул голову и убрал мокрую прядь с упрямого лба.

И услышал!

Мышцы его напряглись, взгляд стал жестким.

На противоположную оконенчость островка волной выбросило… Нет! Не может быть! Там лежал человек, почти мальчик, юноша.

Случайная жертва Великой Реки?

Юноша несколько раз мотнул головой, затем разжал пальцы рук, сведенные судорогой, и с трудом приподнявшись, сел.

Мальчишка, как мальчишка. Немного худой, пожалуй, кожа бледная. Лицо уставшее с запавшими глазами.

– Плохо плавает, слаб! – заключил Демиург. И тут же спохватился. Откуда? Как прорвался этот жалкий обломок человечества в его Великую Реку! В каком из созданных им миров – ошибок проживало это существо?

"Устроили где-то конец света! – с раздражением подумал он:

Надо с этим кончать!”

Он пружинно встал на ноги, поиграл мускулатурой отряхивая капли воды.

Юноша завороженно смотрел на своего неожиданного соседа и глаза у него при этом были такие огромные, светлые, как небо…

"Стоп! Какие глаза! Мне нет до него никакого дела. Жалкий червяк, которого я даже не помню когда и как создал!" – поправил себя Демиург и навис громадой над неудачливым пловцом.

– Кто ты? – громыхнул гигант. Юноша неожиданно улыбнулся и протянул спросившему узкую ладонь:

– Здравствуй, Человек, – мягко ответил он, – Я твой создатель.

Простота и абсурдность ответа потрясли гиганта. Пальцы его сжались в кулаки, оплетенные венами мускулы раздулись… Но, через мгновение он вернул себе самообладание. Руки не подал. Лишь медленно и отчетливо произнес:

– Больше всего я не люблю лгунов и трусов, – и немного помолчав добавил, – Бог здесь один – это Я! А ты, к сожалению, мое неудачное творение. Поэтому, твой единственный шанс остаться в живых – ответить мне, как тебя занесло в Великую Реку?

Юноша немного озадаченно посмотрел на своего собеседника. Руку опустил. Тоже поднялся с песка и вытянулся, стройный и белокожий, едва достающий макушкой до плеча противника. И глаза его теперь стали совсем другими. Кто бы мог подумать! В них родилась гордость! Он не боялся своего противника. Бесстрашно глядя в лицо бронзового великана, юноша ответил:

– Ты ошибаешься, Человек! Но вам ведь свойственно ошибатся. Я вас такими создал – с правом на ошибку. Я думал – это разумно… Человек, Река принадлежит мне! Я нашел сюда путь однажды. С тех пор я плыву и плыву по Реке и своим светом и любовью создаю миры. Я учусь и мои создания учатся со мной. Ты – этому доказательство. Но тебе лучше вернуться. Здесь не место людям. Ты погибнешь раньше времени. Скажи мне, откуда ты? Я как-нибудь забреду в твой мир, мы сможем побеседовать. Я расскажу тебе много удивительных историй… А сейчас прости, мне нужно работать! – Юноша еще раз протянул руку и коснулся ей руки гиганта.

– Я помогу тебе вернуться. Скажи мне одно из названий твоего мира, я помню их все!

Его противник вздрогнул и отдернул руку. Губы его покривила усмешка:

– А ты самонадеян! Хорошо! Я не убью тебя за смелость. Никто еще из смертных не смог смотреть мне в глаза. Живи, мальчишка! Беги домой к маме, к девчонкам. Рассказывай, что видел Бога! Тебе хватит до старости. Я тебя прощаю. А сейчас прочь! Не испытывай моего терпения, ибо оно не безгранично!

Юноша вздохнул легко, опустил голову, посмотрел на пробивающиеся травинки.

– Ты воин, наверное? – спросил он, – странно, не помню, чтобы я создавал воинов… Хорошо, Воин! Я не буду с тобой драться, это бессмысленно.

Гигант захохотал не выдержав:

– Ты рассмешил меня, человечек! Люди не так безнадежны, как я думал. Иди с миром! Иди! У меня много работы и я хочу остаться один. Один! Понимаешь?

Юноша серьезно кивнул. Присел на корточки, погладил рукой траву; она тут же шевельнулась в ответ, и из-под камней появилось маленькое деревце. Гигант задумчиво глянул на это действо и покачал головой:

– Процесс начался! Самое время!

Он взялся за плечо расшалившегося юнца и легко развернул его к воде. Но через секунду понял, что юноша стоит рядом, а рука, только что намеревавшаяся столкнуть его в воду, просто повисла в воздухе.

– Ах ты, щенок, фокусничаешь! – взревел Воин.

– Нет, просто не хочу делать тебе больно.

Островок качнулся у них под ногами и приподнялся над водой.

– То, что я так давно искал! – воскликнул Юноша, – Посмотри, он поднимается и у основания его твердая порода! Это будет самый лучший мир!

Юноша ликовал. Воин тяжело посмотрел на него. Тень сомнения закралась было, но он тут же прогнал ее.

– Не может быть! Убирайся! – пригрозил Воин, – убирайся, возомнивший себя богом! Я не хочу марать кровью мой совершенный мир! Я презираю вас, люди! Единственное, чего я хотел – одиночества. Я оставил вас в покое, так оставьте и вы меня. Я ушел, чего же вам? Или вы теперь будете преследовать меня вечно?

Под ногами у враждующих вовсю зеленела трава, остров расширился, шумел на ветру подлесок, а в цветке рядом с ногой Воина натруженно жужжала одинокая пчела.

– Послушай, – устало заговорил Юноша, – посмотри вокруг, наверняка в твоем мире есть все это. Ты разочарован? Прости, я не предусмотрел. Ты найдешь много мест, где сможешь отдохнуть! Или приходи сюда, когда я закончу… А сейчас уйди, не мешай мне.

Тяжелая ступня резко стукнула в пружинящую почву. Остров загудел, на горизонте поднялись горы, туман опустился на реку.

– Поздно! И из-за чего! Зачем я дал вам возможность развиваться! Зачем я дал вам бесстрашие и силу! Теперь мне придется убить тебя, а с тобой загубить этот неродившийся мир! О! Как я устал!

Гигант двинулся на Юношу, и в руках его блеснул ослепительный меч. Юноша поднял руки над головой, и в них так же сверкнули два клинка. Оба замерли, изучающе рассматривая друг друга. Деревья, окружающие поляну шумели от порывов ветра и приближающейся грозы.

С неба громыхнуло, и первые тяжелые капли упали на разгоряченные спины и лохматые головы.

– Защищайся! Жалкое подобие! – пророкотал Великан.

– Я прощаю тебя, Воин, – ответил, наступая Юноша.

Лезвия скрестились. Из черной тучи над лесом хлынул ливень. Сражающиеся подняли головы и опустили оружие.

– Грибной дождь! – рассмеялся Юноша, – Здравствуй, Мир! – крикнул он.

Воин удивленно оглянулся вокруг.

Через реку, видимо вброд, шла женщина. Она медленно и осторожно переступала в потоке. Ее осторожность объяснялась просто – на руках спал младенец. Великан сплюнул горькую слюну, заполнившую его рот.

Женщина достигла берега и пошла по песку к поляне. Она смотрела не под ноги, а в лицо спящего ребенка.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.