Хорошие девочки предпочитают плохих мальчиков

Кошевая Дарья Валерьевна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Хорошие девочки предпочитают плохих мальчиков (Кошевая Дарья)

Редактор Евгения Литвиненко

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero.ru

Часть первая. Хорошие девочки предпочитают плохих мальчиков

Глава первая

Лиза

Каково бывает цветам в душной оранжерее? Я думала, что знаю об этом прекрасно. У меня три сестры (надо ли уточнять, что я самая младшая из них?) и заботливые родители. Я всегда была эдакой маленькой принцессой в воздушных розовых платьях. Мне повязывали яркие банты, даже когда в том не было необходимости, мне запрещали состригать пшеничные кудри в школьные годы, а до восемнадцати лет я должна была приходить домой в восемь и ни минутой позже.

Не подумайте, что я жалуюсь. Не так уж плохо, когда у тебя заботливая семья. Но иногда мне начинало казаться, что я фарфоровая кукла, которую бояться даже достать из красивой коробки. Я и сама боялась, что разобьюсь, поэтому не слишком-то старалась постигать внешний мир: кое-как окончила школу, потом институт. Больше времени проводила дома за чтением французских романов, чем на улице. Но никого это не огорчало. Все говорили, что я скоро выскочу замуж, и жизнь устроится само собой. «Кому нужны аттестаты, когда у тебя такие ресницы?.. Вот только, Лизочка, не надо торопиться с выбором избранника!»

Когда мне исполнилось двадцать два, родители переехали в загородный дом, поближе к красотам природы. Все сестры к тому времени жили с мужьями в собственных квартирах, так что я наконец-то была предоставлена самой себе. Вдохнув глоток свободы полной грудью, я закрутила головокружительный роман с парнем из соседнего дома. То есть, это мне так казалось, что головокружительный. Сравнивать было не с чем. Но я с удовольствием и безрассудством, которое присуще только домашним девочкам, вырвавшимся из-под опеки, погрузилась в пучину страсти.

Пока он меня не бросил. Это стало настоящей неожиданностью. Я ревела, как сумасшедшая. Мое состояние было близко к помешательству. Я уже видела себя в белой комнате с мягкими стенами, выцарапывающей его имя на собственных запястьях. Но проснувшись очередным утром вдруг подумала, что разбиваться мое сердце кажется не собирается. А значит, я не стеклянная и переживу это. Сложнее было объяснить то же самое сестрам. Произошедшее заставило всех относится ко мне, словно к тяжело больной.

– Он ведь из такой хорошей семьи, я знаю его родителей! – бормотала безутешная Наташа, которая меня с ним и познакомила, – и надо же, обернулся таким подлецом!

– Ната, он хороший человек! – пробовала возразить я.

– Не говори так, был бы он хорошим, никогда не бросил бы нашу маленькую девочку! Ну ничего. И не таких исправляли.

Я поморщилась, как от зубной боли. Наташа тем временем сноровисто затолкнула в холодильник кастрюлю с куриным бульоном. Старшая из сестер и не принимает возражений. Я собиралась сказать ей, что не голодна и вообще сама в состоянии что-нибудь приготовить, но звонок телефона в коридоре отвлек внимание. Я бросилась к трубке.

– Да?

– Привет, – сказал Пашка. Я поняла, что мне еще больно слышать его голос. – Звоню извиниться. Знаешь, это было неправильно. Ты же такая милая, беззащитная! Мне плохо от того, что я сделал тебе больно! Ты не должна меня прощать, Лиза, я последний падонок, раз поступил так с тобой!

Я сглотнула. Заглянула на кухню, желая убедиться, что Ната все еще там, а не в темном переулке, держит нож возле горла моего бывшего парня.

– Это мои сестры тебя заставили сказать такое? – тихо спросила я.

– Нет… – он замялся. – Э… Ладно, да. Ты же все равно узнаешь. Но честно говоря, и самому неловко, что так вышло…

– Достаточно, – прервала я поток излияний. Слушать все это было неприятно. Я попрощалась и нажала «отбой».

– Ну, сестрички, блин!..

– Ты что-то сказала? – донеслось из кухни.

– Нет, ничего.

Я вошла на кухню. Наташа закончила с бульоном и теперь отскабливала и без того чистую раковину.

– Кто звонил? – невинно поинтересовалась она. Я не стала отпираться.

– Пашка.

Сестра удовлетворенно кивнула:

– Раскаялся, наконец?

Я уперла руки в бока, пытаясь отстоять свою позицию.

– Не очень-то красиво заставлять его позвонить!

– Он еще на коленях к тебе приползет, будет умолять, чтобы впустила, – довольно улыбнулась Наташа.

Меня, кажется, никто не слышал. Я покачала головой.

На следующее утро телефонный звонок на мелкие клочки разорвал красочный сон. Я нехотя открыла глаза и нашарила мобильный на тумбочке.

– Привет, ты как?

Это опять был Пашка, и еще даже толком не проснувшись, я поняла, что начинаю злиться.

– Хорошо. А ты?

– Я? Э-э-э… Нормально, – растерялся он.

– Вот и замечательно! Ты не мог бы больше не звонить сюда?

– Я просто хотел…

Но что он там хотел, я выслушивать не стала, а просто повесила трубку. Может быть я веду себя не красиво, но… А, к черту все это!

Я встала, умылась, заварила кофе. Забралась на стул с ногами и обняла ладонью источающую пар чашку, разглядывая двор за окном. Так, и какие у меня на сегодня планы?

Планов не было, как не было и работы.

Когда-то я грезила журналистикой: беготня по городу, интервью, расследования. Но многочисленные родственники настойчиво и неуклонно объясняли, что девочки с кудряшками не созданы для подобной профессии. Что криминальная журналистика опасна, а глянцевая развращает. В итоге меня пристроили в интернет-журнал для женщин, где мне надлежало писать заказные статьи не выходя из дома. Работы было немного и денег не много, но чего хватало, так это свободного времени.

Решив, что свежий воздух не помешает, я быстро собралась и вышла из квартиры, пряча волосы под капюшоном красной ветровки.

На улице бурлила ручьями весна, самое ее начало, когда мокро, грязно, но уже как-то по-особому легко дышится. Хлестал мелкий дождь, превращая остатки снега в грязную кашу. Я зашла в продуктовый, а потом побрела в сторону парка, наплевав на то, что ноги наверняка промокнут и я испорчу замшевые ботинки. Было здорово просто идти и ни о чем не думать. Я чувствовала, что свободна, впервые в жизни. Мне казалось, что я стою на распутье, что впереди меня ждет собственный выбор, от которого зависит моя судьба.

В сущности, так оно и было.

Я вошла в парк и свернула на одну из размытых дорожек, намереваясь сделать небольшой круг, а потом возвратиться домой.

Хлюпая по кашице из снега и воды, я повернула голову и увидела черноволосого юношу в темном плаще, который лежал на парковой скамье. Его взгляд был устремлен к небу, будто парень старался разглядеть там что-то интересное. Капли дождя падали ему на лицо. Редкой красоты лицо, надо сказать. Я нехотя отвела глаза и пошла дальше. Вот ведь странный субъект, на бомжа он не похож, неужели кому-то может нравиться расслабляться подобным образом?

Я гуляла по парку еще минут десять, а потом повернула обратно. В ботинках уж слишком хлюпало, да и пакеты с продуктами с каждым шагом все больше оттягивали руки. Пора домой.

Все это время мысли были прикованы к незнакомцу. Когда показалась та скамья и лежащий на ней человек, я поняла, что задерживаю дыхание, и сердце мое колотится быстрее. Наверное, загадка этого парня не давала мне покоя.

Отругав саму себя за чрезмерное любопытство, я нехотя пошла прочь. Дождь сменился мокрыми хлопьями снега. Я обернулась. Парень на скамейке практически не поменял позы, а в его непокрытых волосах застревали снежинки.

Я едва заставила себя уйти.

Зайдя в квартиру, я сразу сбросила ботинки и прошлепала на кухню, чтобы подогреть бульон для варки пельменей. Потом отправилась в комнату, по пути разбирая влажные пряди волос, которые наверняка стали кудрявиться даже больше, чем обычно. Когда-нибудь я их обрежу и выпрямлю то, что останется. Будут знать…

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.