Мельничный жернов

Рыжкова Марина Сергеевна

Серия: По ту сторону... [8]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Мельничный жернов (Рыжкова Марина)

Мельничный жернов

Все совпадения имен, характеров и событий с реальными являются абсолютной случайностью

Глава первая

В чернильной темноте ночи, освещенной огненными сполохами, гулко бил колокол. Сильный ветер раздувал пожар, языки пламени поднимались все выше, лизали каменные стены, переплеты окон, подбираясь к тому, кто тщетно пытался укрыться на самом верху. На колокольне.

Желтая штукатурка потрескалась, обуглилась, осыпалась. Казалось, сам церковный свод того и гляди рухнет, объятый нестерпимым жаром, но звонарь не выпускал из рук толстой плетеной веревки, упорно раскачивал тяжелый чугунный колокол, пытаясь донести до небес весть. Но какую? Это ему и самому было неведомо.

Раздался оглушительный треск. Похоже, не выдержала кирпичная кладка. Сверху понять было трудно, видна была только крыша алтаря, которая все еще стояла и вроде бы даже не почернела от копоти. Наконец резкий порыв ветра распахнул тяжелую дверь колокольни, и жадные алые руки огня протянулись к отважному звонарю — вот и настал его черед. Господи, как больно. Как страшно…

Отец Владимир проснулся, давясь собственным криком. В последнее время подобные сны приходили все чаще. Нет, далеко не каждую ночь он оказывался на охваченной пожаром колокольне. Иногда он смотрел со стороны на странного и безумного звонаря, парализованный страхом, бессильный помочь. Порой отчаянно бросался сквозь дым и жар туда, вверх, стремясь вывести его, и в этот момент рушились тяжелые своды. Единственное место, где в этих кошмарах священник ни разу еще не побывал, хотя, казалось бы, ему там и следовало находиться, — это в алтаре.

«Очень аллегорично, — пробурчал вслух отец Владимир, пользуясь тем, что некому было его услышать. — Я и так знаю, что плохой священник, большое спасибо».

Сам он связывал появление ночных кошмаров со ссорой с Виктором Кононовым, отважным командиром охранного подразделения «Мангуст», вместе с которым они съели не один пуд соли. Даже не ссорой, скорее, полным разрывом отношений. Казалось бы, что общего может быть у пожара в церкви и тем, что ребята Сторожевского вдруг оказались под тяжелой рукой ФСБ? Однако отец Владимир трактовал пожар в Божьем доме как внутренний кризис, очередную переоценку ценностей, разочарование в людях и самом себе. Да, в первую очередь в самом себе, ведь священник прекрасно понимал — у «мангустов» не было выбора, выполнять заказы спецслужбы или нет. Следовало бы позвонить Виктору и признать собственную неправоту. Но он не делал этого.

Самый первый из долгой череды кошмаров приснился отцу Владимиру вскоре после получения им палицы — особого ромбовидного плата с лентой. Награда эта символизировала собой духовный меч и означала слово Божие, которым всегда вооружен пастырь. Но сам священник так и не смог понять, за что именно он удостоился подобной чести. Разве что за выслугу лет получил… В глубине души он с трудом поборол желание отказаться от такого признания его заслуг, потому что в этот момент чувствовал себя самым плохим священником на свете, который даже не может исповедаться в собственной слабости.

Первый сон отец Владимир воспринял как глас собственной совести и на следующий же день выплеснул все накопившееся в душе на своего несчастного духовника.

— Меньше занимайтесь самокопанием, — только и посоветовал тот. — А с другом вашим подумайте, как помириться.

С тех пор он думал и думал, но никак не удавалось найти способ сделать это правильно. Привели подобные размышления пока только к тому, что в почти еженощном кошмаре иногда появлялся погибающий в пламени Виктор. Вот уж не было печали.

Отец Владимир устало потер виски, посмотрел на часы и снова завернулся в одеяло, надеясь на еще несколько часов сна до рассвета.

Пузатый старенький автобус, неторопливо пыхтя, катился по неровной асфальтовой дороге, подпрыгивая на выбоинах и распространяя вокруг сильный запах бензина. В салоне тоже пахло бензином, а еще сладковатыми духами от высокой полной женщины, застарелым потом от группы мужчин, возвращающихся домой после смены, и странным, горьковатым запахом бедности и старости от бабушки с большой хозяйственной сумкой на переднем сиденье.

«Вот он, срез российского общества, — думал Виктор, оглядывая попутчиков. — Вроде и Москва совсем рядом, а вот, поди ж ты, люди уже другие. Вместе с автобусами. И ход времени здесь совсем другой — нет этой вечной спешки, стресса…» Почему-то эта мысль не успокаивала, а скорее пугала.

То ли он не привык ездить в общественном транспорте, то ли просто устал с дороги, но от смешения разных запахов его стало мутить. Чтобы как-то отвлечься, командир «мангустов» отвернулся от остальных пассажиров и принялся изучать хмурое небо за окном да желто-серые дома, трехэтажные, окруженные небольшими палисадниками.

Похоже, единственный новый дом в этом городе построили на главной площади. О причинах догадаться легко: рабочих мест здесь практически нет, в Москву ездить неудобно, кто захочет обосноваться в такой дыре? Хотя местные жители, видимо, только рады такому положению дел.

Впрочем, до них Виктору не было ни малейшего дела. Его задание заключалось совсем в другом. По крайней мере, пока. Если повезет, операцию удастся провести достаточно быстро и вернуться в Москву. Черт бы подрал это ФСБ, ведь почти целый месяц от них не было ни слуху ни духу. Сторожевский, хозяин их агентства, стал уже надеяться, что спецслужбы от них отстанут… И ведь какое милое дело они в последний раз раскрыли — и деньги хорошие, и безопасно.

— Подводя итоги, могу сказать, что предыдущий месяц выдался вполне удачным, — закончил Никита и вопросительно посмотрел на босса. — Более чем.

Сторожевский удовлетворенно кивнул. В последние месяцы он уже подозревал, что его детективное агентство преследует злой рок — сплошные неудачи и потери. Мало того что в некоторых операциях пострадали люди, так еще и сплошные убытки.

И вот теперь, кажется, богиня удачи сменила гнев на милость.

Несколько дел подряд прошли так удачно, что можно было только радоваться. А самое главное, что не могло не вселять надежду, — это были обычные частные дела: ни тебе инкубов, ни одержимых демонами маньяков, ни оборотней, ни вампиров. Похоже, что волна зла, захлестнувшая Москву с осени, пошла наконец на спад.

Последняя история, с похищенным подростком, вообще оказалась анекдотичной: парень, можно сказать, похитил сам себя, уехав с друзьями на пустующую родительскую дачу и посылая оттуда горестные письма родителям. Требуя выкуп и не забывая вкладывать в конверты отрезанные локоны.

«Мангусты» для разнообразия справились блестяще, с великим присутствием духа произвели захват зареванного злоумышленника и вернули его родителям.

— Надеюсь, преступника примерно выпороли, — заметил Сторожевский и, поставив локти на стол, переплел пальцы рук.

Командир «мангустов» сегодня уехал по делам, поэтому фактический хозяин агентства оккупировал кабинет Виктора и восседал за его столом. Никита машинально отметил, что, обычно полноватый и какой-то благообразный, босс здорово похудел. Даже его всегда аккуратная бородка, которую тот отрастил, с тех пор как проникся православием, выглядела слегка всклокоченной.

— Я думаю, как только родители поняли, что перечисляли деньги не чужим гадам-садистам, а собственному чаду, они его не только выпороли, но и ногами отпинали, — задумчиво поведал «мангуст», убирая распечатки с отчетом в прозрачную папку. — Хотя… они мне показались людьми довольно слабохарактерными. Может, и обошлось.

— Ну свое же чадо-то, — протянул Сторожевский, который сам был счастливым отцом взрослой дочери, да вдобавок имел еще и внука. — Не убивать же его. Сами и разбаловали.

Никита равнодушно пожал плечами.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.