Саята. Заря иных богов

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Саята. Заря иных богов ( )

Часть I

Прочь из глуши

"Когда мир оказывается на Грани, Путь выбирает ходока. И жизнь его становится цепью случайностей, ведущей к полному переделу мирового порядка"

цитата из Книги Судеб

"Господи, Саята, за что ж тебя так Боги наказали?" - риторический вопрос.

Глава 1

Пути. Тихая Заводь.

- Саята!
- прошептал мальчишка лет четырнадцати и кубарем скатился с горы...

Ловко перейдя с двух на четыре конечности, он помчался сквозь чащу в самую глубь леса. Там, среди столетних дубов крылась его маленькая деревушка. Позабытая почти всеми князьями, тихая и мирная, она почти не приносила дохода, а оттого и дорога к ней поросла травой да бурьяном. Но тот, кто хоть раз слыхивал про эту деревню, никогда не пройдёт мимо - ведь слухами земля полнится.... Да и пока заметна среди деревьев маленькая тропка, будет ступать на неё нога человеческая. Так уж заведено...

Мальчишка перепрыгнул через ручеёк и совсем по-звериному рыкнул на растерявшегося посреди тропы зайчишку. Чумазый, обросший, в свободных одеждах - он больше походил на маленького бурого медвежонка...

Опытному глазу было бы нетрудно угадать в нём Вторую Школу Подражания - мастерскую Медведей-Следопытов. Не столь изворотливые, как их соперники Волки, зато стремительные и сильные. В тяжелые и голодные времена эти учения были почти забыты, а оттого и ответственность на носителях древнего искусства была велика...

Вот впереди уже замаячили знакомые крыши. Не сбавляя скорости и оттолкнувшись от земли задними ногами, он перемахнул через забор и приземлился по другую сторону. Не давая темпу сбиться, мальчишка несколько раз перекувыркнулся, оказавшись прямо перед окраинным домом.

- Саята, - выдохнул он, мгновенно поднявшись на ноги, - идут!

Из подвала единственного на всё селение каменного здания неспешно поднялась молодая девушка.

Это, кстати, я!

И да, грешна - вещаю о себе в третьем лице.

А вы поживите с моё в самой настоящей глуши, и не так себя развлекать начнёте.

Я глянула на следопыта и, вытерев руки о передник крестьянского платья, повернулась к своей деревеньке.

- В Храм!
- громом прогремел мой голос, эхом промчавшись меж деревьев. Птицы с визгом разлетелись во все стороны. А я вновь глянула на следопыта и, понизив голос до привычного бархатного полушепота, сказала, - А ты, Бурый, дров нанеси.

Мальчик, названный Бурым, сглотнул. Работа была нелёгкая...

Но приказ есть приказ. А точнее - просьба есть просьба, а просьбы единственной на три, четыре сотни локтей Жрицы Бога Рода, то бишь - меня!
- стоит исполнять. Так живётся спокойней.

Конечно, с увесистыми стволами высохших деревьев помогут старшие. Да и односельчане не останутся в стороне - вон уже из домов повыходили, да нестройным потоком в Храм направились. А что поделаешь?
- коли напасть общая, так и дело всякое общим станет.

И вот стою я, да строгим взором слежу за всеми приготовлениями, а сама едва скрываю предвкушающую улыбку - наконец, у нас развлечение будет! А то я со скуки уже второй месяц чуть не волком вою!

- А, ты, доченька, поясни мне, - прошамкала совсем дряхлая старушка, неожиданно появившись рядом, - зачем нам вона в тот каменный подвал-то спускаться?

- А, ты здесь, бабушка, должно быть недавно?
- поинтересовалась я, внимательно приглядываясь к гостье. У нас в Тихой Заводи все знают, когда и зачем следует спускаться в тёмный холодный подвал Храма Бога Рода.
- Гостите у кого, али так - проездом?

Вот не люблю я этот деревенский говорок! Восемь лет уже живу здесь, а всё никак не привыкну! И выходит он у меня как-то коряво, вон - даже старушка эта смотрит прищурившись.

Ну, что поделать - не отсюда я, да ей того знать не надобно...

- Тык ведь уж лет десять иду туда, куда ноги ведут, - наконец, ответила она, хитро улыбнувшись.

- А зовут тебя как?
- вежливо поинтересовалась я, не отрывая от старушки настороженного взгляда.

- Звать меня можно поведуньей, а здесь я проходом.

- Коль имя своё не говоришь - дело твоё. Земля у нас гостеприимная и своих порядков мы не навязываем...

Тут я замолчала.

Многозначительно так.

- Да уж вижу я, не говори. Потолковать хочешь. А коли надо, так зайду к тебе вечерком. И про порядки твои потолкуем, - поведунья хитро прищурилась, - и про то, что сейчас происходить тут будет...

Я, молча, проводила её взглядом и покачала головой:

- Ясновидящая. В наших кругах. Не к добру.

И тут же отвернулась от неё, вглядываясь в тропку, что меж деревьев к нашей деревеньке вела.

Так... у нас тут малый конный отряд. Ещё, пожалуй, повозка на тягловой лошади.

Я подошла к ограде и заперла хлипкие ворота. Как-никак, а показатель - здесь чужих не любят!

А сама усмехнулась про себя - только что о гостеприимстве поведунье рассказывала. Но что делать? Про что сказ ведётся - не всегда на деле провернётся.

Десятник подъехал через несколько минут. Я оглянулась на кострище - сухие дрова возвышались над землёй на несколько локтей, а поодаль - так, чтобы приезжим на глаз не попадаться, Бурый с огнивом засел. За него я не переживала - уже давно отметила про себя этого мальчугана. Хороший следопыт из него вырастет. И неплохой воин. Вон - уже всех дворовых с деревянной палкой гоняет. Я обернулась к подъехавшим воинам.

Десять, как и в голове своей видела. И повозочка на тягловой.

Я улыбнулась про себя и чуть вышла вперёд.

- Здравствуйте, люди добрые, - слегка склонила голову, - чем обязаны в наших краях?

- И ты здравствуй, девица, - улыбнулся один из стражников, чем вызвал недобрый взгляд у десятника.

Тут я, если честно, сильно удивилась! Как это младший по званию вперёд голос подаёт?

Я присмотрелась к нему - молодой, длинноволосый, светлокудрый, с чистыми голубыми глазами, он держался до странного развязно, и совсем не обращал внимания на уже порядком разъярённого его поведением десятника.

- Почему к дружинникам Князевым девка простая выходит?
- рявкнул он со всей своей воинской выучки.

- Что дружинникам Князевым в таких глухих местах надобно?
- вопросом на вопрос ответила я.

Сейчас начнётся... Всегда ведь одно и то же!

- Что надобно, то не твоего ума дело, - отрезал десятник и к самому забору подъехал, - старосту своего зови, коли сама открывать не думаешь.

- Почитай, я здесь за старосту, - спокойно ответила я и вновь поймала на себе взгляд голубоглазого дружинника, - так чем же мы вам обязаны?

- Ты, курва, совсем страх забыла? Отворяй ворота - мы на ночь здесь остановимся.

- А нет места, дяденька, сами кое-как живём. Вона князь-то наш даже от налогов освободил, поди, слыхал про то?
- нагло и специально усиливая деревенский говорок, отвечала я.

Ну, да! Я ведь такаааааая тёмная! И такая деревенщина! Аж, сил ни каких нет!

- Про ту деревеньку, что Князевой волей без страха жить стала? Да нет, не слыхал про ту, - зло прищурился десятник.

- Слыхал - слыхал. И по пути наведаться решил, супротив Князева указа. Что я, твоей телеги меченой не признала? Ещё в том году на ней ребятня с деревни соседской зарубку сделала. С рукой загребущей, - я усмехнулась и в сторону телеги кивнула, на которой и в самом деле было что-то невразумительно нацарапано. А каков спрос с тёмных детей деревенских? Они может и в самом деле что-то написать хотели, да от незнания просто ножом телегу исчиркали...

- Ты кто такая, чтоб речи со мною такие вести?
- покраснел десятник, - мы ведь, коль не впустишь, спрашивать-то не будем...

- Да остынь ты, Буян, мы до следующей деревни ещё до вечера добраться успеем, - лениво бросил голубоглазый дружинник.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.