Город для троих

Люче Лина

Серия: Семь миров [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Город для троих (Люче Лина)

Город для троих

«Этот город соткан из поликлиник,

Магазинов, прачечных, метростроев.

И когда в разорванном птичьем клине

Узнаешь рисунок своих обоев,

То проходишь мимо без интереса,

Словно держишь путь из сортира в кухню.

Если небо рухнет на эту местность

Будет лучше всем – но оно не рухнет»

/Спасибо-Здравствуй. Федор Назаров/

По пешеходной улице в самом центре города шли двое мужчин, по виду ничем не примечательных. Но по их походке внимательный наблюдатель мог бы сразу отличить их от других: утром буднего дня они не спешили на работу. Практически все обгонявшие их пешеходы, в основной массе белые воротнички, торопились в свои офисы, на деловые завтраки и переговоры.

Те двое, внешне похожие на всех, выделялись поведением. Они просто шли, и, что могло показаться любопытным, шли по прямой, словно не замечая других прохожих, которые огибали их справа и слева, тоже не обращая на них никакого внимания. В большом городе, особенно с утра, люди не смотрят по сторонам: все слишком заняты, все слишком спешат.

- Ты можешь хотя бы объяснить толком, что тебя так гнетет? – не выдержав затянувшегося молчания, спросил один.

- С чего ты взял, что меня именно гнетет? Я просто полагаю, что этот мир неудачный, и поэтому собираюсь его уничтожить. Я создам другой, не волнуйся. Всем будет там лучше, ни одного кролика не пострадает.

Губы того, кто так рассуждал, исказила циничная усмешка. Этого мужчину можно было назвать скорее высоким – около метра восьмидесяти пяти. Ему бы одежду поярче, немного поэлегантнее костюм, и, возможно, кое-какие прохожие, женщины, и обернулись бы, даже утром. Но этот человек в то утро предпочел серые брюки и мешковатый свитерок, что сообщало всей его фигуре непритязательный и будто бы бедноватый, скучный вид.

Только очень внимательная незнакомка могла бы понять по его походке, что под нарочито свободной во всех смыслах одеждой одного скрыто тренированное, возможно, почти безупречное тело. А мимика и жесты другого не совпадали с образом человека, которому никак не удается заработать на приличный гардероб. Заметив это, внимательная незнакомка удивилась бы, потому что ей стало бы ясно, что оба собеседника тщательно маскировались.

- Но мне нравится этот мир, - твердо сказал второй мужчина, одетый в том же стиле: свободная рубаха, которая вроде и подходила по размеру, но не «сидела», и потертые джинсы – не для красоты потертые, а явно ношеные, с вытянутыми коленями. Кем бы ни были эти двое, они явно не хотели привлекать внимания. Просто гуляли и беседовали. – Здесь красивые девушки.

- Здесь скучно, - отрезал первый. – Я ошибся, город – плохая идея.

- Ну, создай область вокруг, пусть будет сельский пейзаж, - взмахнул рукой тот, что в джинсах. – Нельзя же просто взять и уничтожать. Этот мир может расширяться.

- Нельзя просто взять, и расширить, - передразнил его оппонент.
- За кого ты меня принимаешь? Даже я не могу держать такую махину один.

- Я помогаю вообще-то, - обиделся второй.
- Рано или поздно появится еще кто-нибудь.

- Но пока никого нет, кроме нас с тобой. И я хочу новый мир. Этому нечем меня заинтересовать, - почти капризно отрезал первый.

- А девушки? – скорее, пошутил, чем возразил, второй. Но его собеседник остался серьезным.

- Ты слишком много думаешь о девушках, - сказал он.
- Но, если хочешь – они слишком предсказуемы.

- А мне кажется, ты просто предвзят.

- Хорошо. Проведем небольшой эксперимент. Спорим, три девушки подряд поведут себя одинаково? – тот, что в мешковатом свитерке, внезапно подобрался и сменил капризный, скучающий тон на собранный и энергичный.

- Ты собираешься включить все обаяние и приглашать их на свидание? Это нечестно, просто гипноз.

- Я обещаю не использовать гипноз. Могу еще больше изменить внешность. Так тебя устроит?

Тот, что в мешковатом свитерке, внезапно стал меньше ростом. Теперь уже и самый невнимательный наблюдатель заметил бы, как его нос вытягивается и слегка искривляется, как глаза и волосы из черных выцветают в серые, а губы утончаются.

- Хватит, ты уже похож на мутанта, - хмыкнул второй. – Теперь собираешься их пугать, что ли?

- Напротив. Собираюсь за деньги предложить пойти со мной на свидание. Что может быть противнее? Будут отказываться – стану милым. Согласятся – буду еще противнее. Обещаю не стимулировать их ни к чему. Что скажешь?

- Думаешь, они все откажут?

- Не знаю, и мне все равно. Может, и согласятся, - он повернулся к собеседнику и поймал его взгляд, и продолжил с нажимом: Я просто тебя уверяю, что они все поведут себя одинаково. Одинаково, понимаешь? Они как стадо баранов. Ну что, спорим?

- Четыре девушки. Ты поговоришь с четырьмя девушками. И я с тебя глаз не спущу. Если ты будешь побуждать их действовать одинаково – я увижу, - жестко выпалил его собеседник, на которого нисколько не произвел впечатления гипнотизирующий властный взгляд.

- Да как скажешь, - заметно повеселев, сказал тот, что в серых брюках. Длинноносый, с серыми волосами.

Второй улыбнулся и протянул ладонь:

- Договорились.

Грей снова широко улыбнулся: это было весело. Не в том плане, что он ждал чего-то забавного от девушек, нет, в этот раз он играл наверняка, хоть участвовать в таком споре и казалось немного нечестным. Но создавать новый мир – это же так интересно. Он не мог этого делать без согласия Лорана, который много лет назад стал его лучшим другом и поддерживал в самые сложные времена.

Грей не мог проявить безразличие к его мнению. По поводу уничтожения этого города, составляющего для обоих весь мир, они спорили долго, уже четыре года. И он предполагал, что дискуссия может затянуться еще, но неожиданно на Лорана напало настроение держать пари - и вот все решилось. До конца света осталось всего четыре коротких диалога. Грей едва не вибрировал от возбуждения, подходя к первой девушке, чтобы пристать, без преувеличения, с глупостями.

- Девушка, хотите пять тысяч? – весело начал он.

- Что?

Незнакомка в черной узкой юбке, белой блузке и коротеньком пиджачке замерла, нахмурившись. Он явно помешал ей дописать смс, которую она набирала, ничего и никого вокруг не видя, двигаясь наощупь сквозь толпу пешеходов. Когда он задал вопрос, ей пришлось остановиться и поднять взгляд. Затем цепкие глаза быстро осмотрели его сверху вниз, а пухлая губка дернулась с еле-заметным презрением.

«Да, не красавец, - насмешливо подумал Грей. – Не в этот раз, малышка».

- Я хочу дать вам пять тысяч, если вы согласитесь пойти со мной на свидание сегодня вечером, - терпеливо повторил он, ни единым мускулом лица не выдав своих мыслей.

«Сегодня вечером этого мира уже не будет».

- Вам нечего делать? – с легким раздражением спросила она, снова презрительно дернув верхней губкой и на секунду закатив глаза. Неглупая, симпатичная внешне, но абсолютно стандартная, подумал Грей, ее реакция не отклонялась от ожидаемой ни на миллиметр. Он улыбнулся, включая немного обаяния – нет, не гипнотического, которое запретил использовать Лоран. Если он включит гипноз – она согласится мгновенно на все, даже раздеться и отдаться ему прямо посреди этой улицы. Лоран прав – это совсем нечестно и, конечно же, некрасиво и скучно. Поэтому он просто стал милым, в самом обычном смысле этого слова - чтобы переубедить ее.

- Конечно же, есть, - с улыбкой произнес он, - просто я пал жертвой вашей красоты. Простите. Конечно, это глупо…

Он слегка опустил ресницы, демонстрируя глазами разочарование, и девушка «повелась».

- Нет, не глупо, - она покачнулась в его сторону, когда он отступил на шаг. – Простите, просто я занята. У меня есть парень, - вывернулась девушка.

«Врешь», - подумал Грей, мельком посмотрев ей в глаза. Ложь видна даже непрофессионалу, а он был профессиональным психологом. Ложь - самое заметное, что только может быть: мало кто умеет хорошо скрывать ее. Хочешь хорошо солгать – скажи правду. Не договори, слукавь, но только не лги напрямую: все равно ничего не выйдет.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.