ОГПУ против РОВС. Тайная война в Париже. 1924-1939 гг.

Гаспарян Армен Сумбатович

Серия: Военные тайны XX века [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
ОГПУ против РОВС. Тайная война в Париже. 1924-1939 гг. (Гаспарян Армен) Посвящается В. Ч.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Нас жизнь уносит понемногу, Но чувство локтя знаем мы, Сбираясь в вечную дорогу, Тесней сомкнем свои ряды. Немного нас, но и не надо, Мы доживем своей средой И в день последнего парада Нас ждет могучий мертвый строй. Константин Бертье дела Гард

90 лет, отделяющие нас от Гражданской войны, должны были бы расставить все точки над «i». Показать настоящих героев, хотя в смутное время таких не бывает. Обличить негодяев, которые именно в этих условиях и стремятся выбиться в герои. Доблесть должна воспеваться, подлость — осуждаться. Так было всегда. Но Россия снова пошла своим путем. На многие вопросы вразумительных и полностью исчерпывающих ответов до сих пор так и не получено.

О русской эмиграции, покинувшей Родину после Гражданской войны, сегодня известно почти все. Сотни воспоминаний и тысячи статей, опубликованные за последние 16 лет, казалось бы, не оставили «черных» пятен. Но это только на первый взгляд. Существовала организация, о которой даже большинство изгнанников не имело ни малейшего представления. А между тем, «Внутренняя линия» контролировала каждый их шаг. Деятельности тайной контрразведки Русского общевоинского союза не посвящают исследований. Не потому, что тема эта неинтересна. Просто о ней до сих пор ничего толком неизвестно. «Линейцы» унесли большинство своих тайн в могилы. Даже сегодня, спустя 70 лет, автору не удалось получить для публикации групповую фотографию контрразведчиков в Болгарии. «Преждевременно!». Получив такой ответ, я даже не удивился. Что говорить о фотографии, если сегодня мы даже не знаем точно, кто возглавлял эту организацию? В различных документах фигурируют фамилии Шатилова, Абрамова, Фосса, Закржевского, Ларионова, Орехова. Но кто из них? Увы, и это тайна, узнать которую пока не удалось.

Те, кто пытался узнать подробности работы «Внутренней линии», неожиданно тяжело заболевали или трагически умирали. Достаточно вспомнить более чем странную кончину В.Г. Бортневского, о чем открыто говорят немногие живущие сегодня ветераны Белого движения. И все-таки рискну, хотя и слышал мнение, что организация функционирует до сих пор.

Приходилось буквально по крупицам собирать информацию о таинственных «линейцах», изучить сотни источников, чтобы составить по возможности объективную картину деятельности контрразведки в первые пятнадцать лет ее существования и самое главное — в момент похищения председателя Русского общевоинского союза генерала Миллера. Результат этой долгой и кропотливой работы перед вами.

Прекрасно понимаю, что эта книга заденет многих. Доказывая, что Николай Владимирович Скоблин не был агентом советской разведки, я переступил грань. Никто и никогда не пытался поставить это под сомнение. Но не думайте, что, разрушая очередной миф советской истории, автор испытывал чувство глубокого удовлетворения. Эта книга опустошила меня. До сих пор мозг переполнен документами Русского общевоинского союза 1930-х годов. Я сам словно прожил жизни главных героев. Держать это в себе долго невозможно. Я должен был написать эту книгу.

Это был как раз тот самый случай, столь точно обозначенный Платоном: «Большинство всегда заблуждается». Сегодня, если речь заходит о Скоблине, все единодушны. Какие только обвинения не сыпятся на генерала. Удивительное согласие демонстрируют коммунисты, националисты и демократы. Корниловский генерал, дескать, активный участник похищений двух руководителей РОВСа — Кутепова и Миллера. Именно он предоставил Сталину убийственный компромат на Тухачевского, а значит, он главный виновник кровавой ежовщины. Но, до того как перейти на службу к большевикам, Скоблин лично предал государя императора, изгонял монархистов из рядов белых армий, брал деньги у мировой закулисы…

Об одном из самых прославленных генералов сегодня вообще мало что известно. Никого не интересует его борьба с большевиками. Гораздо значимее работа на НКВД. И таинственное исчезновение из Парижа в сентябре 1937 года. И смерть, как плата за предательство, правда, до сих пор непонятно где произошедшая: то ли в Испании, то ли в Москве.

Опорочен не только Николай Владимирович Скоблин. Опорочена русская доблесть, честь немногочисленных добровольцев, олицетворением которых был корниловский генерал. Вспомним, что писал первопоходник Критский: «На помощь были направлены три роты, общей численностью 160 человек, под командой Скоблина. Эрдели стал объяснять обстановку. “Ваше высокопревосходительство, все равно ни зги не видно, просто укажите рукой точное направление противника сказал Скоблин. Генерал указал. Раздалась тихая команда: ”Интервал три шага. От середины в цепь! Вперед!” Бесшумно поползли к окопам. “В штыки! Ура!” — крикнул Скоблин. Корниловцы подхватили так неистово, что заглушили стрельбу. Паника захлестнула большевиков. Обезумевшие толпы, в несколько тысяч человек, уже ничего не соображали».

И таких незаслуженно забытых примеров истинного проявления русского воинского духа можно привести десятки.

Скоблин оставил после себя совсем другую память, которая взрастила множество мифов. Прежде всего, это судьба его жены, легендарной певицы Надежды Плевицкой. Дескать, «Курского соловья» вступившие в 1940 году в Париж немцы то ли расстреляли, толи вообще привязали к двум танкам и разорвали ими надвое.

И вот теперь готова взорваться информационная «бомба». Книга, в которой сведены воедино все существующие документы и свидетельства о «Русской войне в Париже». Книга, которая убедительно доказывает — Скоблин пал жертвой несправедливых обвинений. А это значит, что надо пересматривать все многочисленные домыслы, которые вот уже семьдесят лет громоздятся вокруг самой успешной операции советской разведки.

Эта книга первая попытка показать не мифологизированного Скоблина, а такого, каким он запомнился русской эмиграции. Никогда не предпринималось даже попыток сделать что-либо подобное. Категоричность суждений не может считаться истинной. Да и судить о делах, как писал когда-то вице-канцлер Алексей Бестужев, должны не современники, а потомки.

Я отдаю себе отчет, что это не всем понравится. И готов увидеть работы других авторов, которые будут пытаться опровергать, высмеивать или просто ругать мои выводы. Но надеюсь и на тех, кто найдет дополнительные детали, отметит оставшиеся за кадром события, вспомнит забытые факты. И вместе нам удастся ввести в исторический оборот подлинного Николая Владимировича Скоблина. Человека, ставшего в 26 лет генералом. Возглавлявшего старейший полк Добровольческой армии. Познавшего сладостные мгновения триумфа и испившего до дна горькую чашу поражений и потерь, Ушедшего из жизни еще не старым человеком с ужасным клеймом «предатель».

Всё это будет, обязательно будет. И «виной» этому станет книга, которую Вы, уважаемый читатель, держите сейчас в своих руках.

Когда-то Петр Николаевич Краснов написал рассказ «Венок на могилу неизвестного солдата Императорской Российской армии». Пусть эта книга станет венком на могилы чинов Русского общевоинского союза. Они не заслужили о себе добрых слов на Родине при жизни. Так не пора ли воздать им должное хотя бы после смерти?

Автор выражает огромную признательность И.А. Марченко и Н.В. Вишневскому, без чьей поддержки и помощи этой книги никогда бы не было.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.