Не верь, не бойся, отпусти!

Крамер Марина

Жанр: Прочие Детективы  Детективы    2015 год   Автор: Крамер Марина   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Не верь, не бойся, отпусти! (Крамер Марина)

Пролог

Без элемента неизвестности жизнь теряет смысл…

Джон Голсуорси

— Хочу вас предупредить — теперь играть втемную уже не получится. Адвокат в курсе многих вещей, в том числе знает и о вашем участии в деле.

— Ерунда. Обо мне она знает только то, что я интересовался делами «Снежинки» — не более. Не думаю, что у нее хватит связей или мозгов, чтобы понять истинную картину. Так что продолжаем поиски вдовы.

— Да поиски-то я продолжу… В конце концов, ваша племянница, вам виднее. Но мне кажется, что за ней кто-то стоит.

— Кто? Ну, кто может стоять за адвокатом, пусть даже таким, как Варька? Ну, был у нее какой-то ухажер из правительственных пиджаков, точно не скажу, кто именно, но был. Но это — максимум, и не факт, что он будет ей помогать в случае чего — такие обычно зубами за место держатся, скандалов боятся.

— Совершенно точно вам говорю, что у нее есть связи, и это не пустые слова. И связи эти — далеко не эмвэдэшные.

— Ты что хочешь сказать? Что Варвара в криминал влезла? Это чушь. Она слишком щепетильна во всем, что касается закона.

— Не был бы я в этом так уверен на вашем месте. Куда-то же пропали мои люди? Не растворились же, правда?

— Это не моя забота. Я плачу тебе деньги за конкретную работу, которую ты не можешь качественно и в срок выполнить. И об этом я тоже подумаю и приму решение. А со своими проблемами и своими тупыми подручными разбирайся сам, будь добр. Мне же предоставь вдову — и все.

Глава 1

Сюрпризы субботнего утра

Будите меня, только если придут плохие новости; а если хорошие — ни в коем случае…

Наполеон I Бонапарт

Ненавижу телефоны. Вот честно: с одной стороны, это, конечно, полезное изобретение, но с другой — чаще всего именно телефон приносит неприятные новости. Даже в субботу, даже в такое прекрасное солнечное — на удивление — апрельское утро в Москве.

Я лежала в постели и наслаждалась первым робким птичьим пением за окном, теплым лучом солнца, пробившим штору на окне, запахом свежего кофе, доносившимся из кухни, — и тут… Тут зазвонил этот поганый мобильник, и голос подруги Аннушки ворвался в мой такой уютный и тихий утренний мир:

— Варька! Варька, кошмар!

— Не ори, — попросила я, морщась, как будто Аннушка могла это увидеть. — Что случилось?

— Бабушка… бабушка моя в больнице!

О, господи… Аннушкиной бабушке исполнилось восемьдесят семь, однако она была еще довольно бодрая, не нуждалась в уходе и каждую субботу ходила в театр без сопровождающих.

— Что с ней?

— Ты не поверишь — под машину попала! — Аннушка была близка к истерике, это явно слышалось в ее голосе.

— Так, сначала успокойся. Слезами ты никому не поможешь. Давай по порядку.

— Она с утра на рынок пошла — ну, вот скажи, какой, к черту, рынок в восемь утра?! Нет — творога свежего ей захотелось! Ну, на переходе ее машина и смела — идиот какой-то летел на красный, — всхлипнула подруга, — скрылся моментально, она, разумеется, ничего не помнит — ни марки машины, ни даже цвета. Удивительно, как ухитрилась отделаться переломом голени и сотрясением мозга, просто не понимаю!

— Она где?

— В Склифе. — В голосе подруги послышались чуть пренебрежительные нотки — успешный юрист из крупнейшей газовой компании не могла себе представить, что каким-то образом ее бабушка окажется в больнице с простыми смертными. — Хочу сегодня поехать, попробовать в более приличное место перевести, папе позвонила уже, он какие-то связи мидовские поднимает. Поможешь?

Не скажу, что просьба, больше походившая на утверждение, здорово меня взбодрила, но Аннушка — моя единственная подруга, и я не могла ее бросить.

— Конечно, — со вздохом согласилась я, — только мне нужно собраться — я еще в постели.

— Ой, прости, — спохватилась она, — я совсем забегалась, даже не сообразила, что утро еще. Тетки в истерике, от них никакого толку, все на мне…

— Да ладно… Заедешь к нам? Светик, кажется, блины печет, — принюхавшись, предложила я, и Аннушка радостно согласилась:

— Заеду. Ну, вот почему одним все — и муж с утренними блинами в том числе, а другим, как мне, — только попавшая под машину бабушка?

Я положила трубку — эту же речь Аннушка повторит после того, как позавтракает вместе с нами. Всю мою супружескую жизнь, а это не такой уж маленький срок, подруга боготворила моего мужа и отчаянно завидовала, хотя попыток привлечь к себе его внимание никогда не совершала. И дело было даже не в том, что Аннушка не могла разрушить нашей дружбы — как раз через это она легко перешагнула бы, — а в том, что Светик не замечал других женщин. Ну, во всяком случае, раньше я так и думала… Пока не узнала, что на стороне у моего супруга растет семилетний сын, которого родила его концертный директор. Это был настоящий шок, после которого я ушла из дома и почти месяц не находила в себе сил увидеться с мужем и хотя бы просто поговорить. И до сих пор я не смирилась с этим фактом, хотя и вернулась домой. Мальчик, оставшийся после неожиданной гибели матери один, теперь жил с бабушкой, а Светик в выходные навещал его. И я была очень благодарна мужу за то, что он не пытался привести сына в нашу жизнь. Я уже никогда не смогу иметь детей — последствия бурного любовного романа в юности — и давно смирилась с этим, так что ничего менять не собиралась. К счастью, Светик настолько любил меня, что не стал идти против. Я знаю, что даже моя родная мать считает меня чудовищем — так и сказала в телефонном разговоре, мол, ты не женщина, а монстр какой-то. Можно подумать, что сама — образец примерной матери! А я не могу заставить себя смотреть на чужого мальчика и знать, что муж обманывал меня. Я и так смирилась с его существованием, даже настояла на том, чтобы Светик общался с ним и делал это открыто. Но требовать от меня любви к этому ребенку — просто жестоко.

— Варенька, кто-то звонил?

Светик появился на пороге спальни, вытирая руки фартуком вместо полотенца — ну, к этому пора бы уже привыкнуть, хотя я до сих пор впадаю в бешенство, когда вижу подобное.

— Да, Аннушка. Сейчас заедет. Представляешь, Алевтина Петровна под машину попала, — сообщила я, вставая.

— Ох ты…

— Да, сходила за творожком. Мы сейчас поедем в Склиф, Аннушка хочет ее оттуда забирать, отца попросила поднять связи.

Светик присел на край кровати, наблюдая за тем, как я ищу в гардеробной, что бы надеть.

— Мне кажется, зря она это затеяла. В Склифе нормальные врачи, зачем будоражить пожилую женщину?

— Это не мое дело. Хочет перевести — пусть. Меня позвали для моральной поддержки, и я ее окажу. Больше ничего не требуется, советов тоже не просили.

Светик кивнул, по-прежнему не отводя от меня взгляда.

— Что? — Мне почему-то стало не по себе.

— Варя, ты сейчас говоришь правду?

Я застыла, задержав руку на вешалке с трикотажной майкой, и с удивлением переспросила:

— Ты серьезно?

— Вполне. Ты точно собираешься куда-то с Аннушкой?

— Светик, она сейчас приедет завтракать и нахваливать твои блины, спроси у нее, — разозлившись, ответила я и сдернула майку с вешалки. — И вообще — с чего вдруг?

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.