Страна грез

Дессен Сара

Жанр: Современная проза  Проза    2015 год   Автор: Дессен Сара   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Страна грез (Дессен Сара)

Сара Дессен

Страна грез

Пролог

Моя сестра Кэсс сбежала утром моего шестнадцатого Дня рождения. Она оставила обернутый в подарочную бумагу свёрток за дверью моей спальни и положила записку для родителей рядом с кофе-машиной. Ни один из нас не слышал, как она ушла.

Я спала, когда внезапный крик мамы донесся снизу. Выскочив из кровати, я подбежала к двери, распахнула её, споткнулась о подарок и ударилась лбом о висящий низко на стене светильник. Моё лицо горело, когда я поднялась на ноги и понеслась на кухню, где стояла мама, сжимая в руке записку Кэсс.

- Я просто не понимаю, - дрожащим голосом сказала она отцу, стоящему позади нее в пижаме и без очков. Кофе-машина весело тарахтела, как будто это было самое обыкновенное утро. – Она не могла просто уйти. Не могла!

- Дай-ка мне взглянуть, - мягко произнес отец, протягивая руку к листку бумаги. Это была определенно записка от Кэсс – визитка с выгравированными на ней инициалами. У меня в столе лежали точно такие же визитки с точно такими же инициалами: «К. О.»

Когда я позже прочитала написанное, я была почти восхищена. Сестра была не из тех, кто тратит слова впустую, так было и в этот раз.

«Мама и папа, я хочу, чтобы в первую очередь вы знали, что мне жаль. Надеюсь, однажды я смогу объяснить всё это так, чтобы вы поняли. Пожалуйста, не беспокойтесь обо мне, я буду осторожна.

Я люблю вас.

Кэсс»

Мама вытерла глаза тыльной стороной ладони и взглянула на меня.

- Она ушла, - произнесла она. – Ушла, чтобы быть с ним, я знаю. Как она могла? Она должна была быть в Йеле через две недели.

- Маргарет, - отец сложил записку, - успокойся.

«Им» был парень Кэсс, Адам. Ему был двадцать один год, он носил козлиную бородку и жил в Нью-Йорке, работая на шоу «Скандалы Ламонта». Это было одно из тех телевизионных ток-шоу, где участницы рассказывали о том, как переспали с лучшими друзьями, а гостями были их единомышленники, или же родители какого-нибудь четырехлетнего малыша, весящего под восемьдесят фунтов, давали интервью. Работа Адама по большей части состояла в варке кофе, встрече людей из аэропорта или оттаскивании гостей друг от друга, когда они забывались и начинали кидаться друг на друга (что, впрочем, приносило шоу большие рейтинги).

С тех пор, как Кэсс вернулась с побережья, где встретила Адама и провела с ним три недели, она ежедневно включала телевизор в 4 пополудни, вслух раздумывая, будет ли драка в эфире, чтобы у нее был шанс хотя бы мельком увидеть его. Как правило, шанс был, и тогда Кэсс улыбалась, неотрывно глядя на него и его серьезное лицо, с которым он наблюдал за ссорящимися сестрами или парочкой шумных трансвеститов.

Отец положил записку на стол.

- Я звоню в полицию, - сказал он, и мама снова ударилась в слёзы, закрыв лицо руками.

Глядя поверх её плеч, за стеклянной дверью и внутренним двориком я увидела Боу и Стюарта Коннелов. Они перелезали через живую изгородь, разделявшую наши дома, чтобы поздравить меня с Днём рождения, в руках Боу был букет свежих цинний, ярких и красивых.

- Я просто не могу поверить, - сказала мне мама, подтягивая к себе стул и присаживаясь возле стола. Она покачала головой. – Что, если с ней что-нибудь случится? Ей ведь только восемнадцать!

- Да? Здравствуйте, я звоню, чтобы сообщить о пропавшем человеке, - вдруг произнес отец своим официальным голосом декана. – Кассандра О`Корин. Да. Это моя дочь.

В памяти вдруг всплыла картинка: моя мама, стоящая в дверном проёме спальни, моей и Кэсс. В детстве мы спали на одинаковых кроватках в комнате с розовыми обоями. Мама всегда целовала нас на ночь, а после стояла в дверях, её тень вытягивалась на всю длину комнаты. Эта тень всегда была тем, что я старалась увидеть прежде, чем провалиться в сон.

- Увидимся в стране грёз, - шептала она и посылала нам воздушные поцелуи перед тем, как осторожно прикрыть дверь.

Страна грёз была словно реально существующим местом для нас, где мы могли поймать солнечных зайчиков, легонько прикасавшихся к нашим плечам. Я всегда засыпала с надеждой, что встречу там маму и Кэсс, и иногда я действительно встречала их. Но даже там я не видела того, что происходило здесь и сейчас – маму, вытирающую слёзы, отца, говорящего о приметах Кэсс (рост пять футов четыре дюйма, каштановые волосы, карие глаза, родинка на левой щеке), поэтому теперь я подумала, что Страна грёз была единственным местом, где мы могли бы встретиться снова.

Я услышала стук в дверь и, подняв голову, увидела Боу и Стюарта на заднем дворике, машущих нам. Они были нашими соседями с тех пор, как я себя помню, наверное, еще до рождения Кэсс или моего. Они были настоящими хиппи, представителями Движения Новой Эры, они верили в массаж, свежеиспеченный домашний хлеб и Далай-Ламу. У них не было совершенно ничего общего с нашими родителями, если не считать близости, созданной восемнадцатилетним соседством, которая и привела к тому, что наши семьи стали хорошими друзьями.

- Доброе утро! – крикнула Боу из-за двери, поднимая букет так, чтобы я могла его увидеть. – С Днём рождения!

Она толкнула дверь, и они со Стюартом вошли. В его руках были чаша и тарелка с разноцветными салфетками на них. Стюарт опустил их на стол перед мамой.

- Мы принесли ежевичный пирог и нарезанное манго, - весело сказал он, улыбаясь мне. – Твои любимые.

Боу пересекла кухню, раскинув руки, готовясь подарить мне долгие объятия.

- С Днём рождения, Кейтлин, - прошептала она мне на ухо. Боу пахла свежим хлебом и ладаном. – Этот год будет лучшим в твоей жизни, я чувствую.

- Даже не надейтесь, - ответила я, и она отошла, смущенная и растерянная.

Отец повесил трубку и прокашлялся.

- Технически, - сказал он, - они не могут ничего сделать, пока не прошло двадцать четыре часа. Но они будут иметь в виду наш звонок. А сейчас нам нужно обзвонить всех её друзей, не откладывая ни минуты. Может, она что-то говорила кому-то.

- Что здесь происходит? – поинтересовалась Боу, глядя на маму, но она лишь покачала головой, не в силах произнести это вслух. – Марагрет? Что стряслось?

- Это Кассандра, - тихим голосом произнес отец. – Она, судя по всему, сбежала.

В этом и был весь мой папа. Он предпочитал доказанные теории и подтвержденные предположения и не верил ничему, что не было обосновано.

- О боже, - пробормотала Боу, тоже подтягивая стул и садясь рядом с мамой. – Но куда же она ушла?

- Я не знаю, - слабым голосом отозвалась мама. Боу взяла её руку в свою, переплела свои пальцы с её, а Стюарт встал сзади них, опустив руки им на плечи. Коннелы были чувствительными людьми. А вот мой отец, если и был, то тщательно скрывал это, во всяком случае, он даже не шевельнулся. Мама высморкалась. – Я ничего не знаю.

- Кейтлин, - позвал папа, - напиши список всех друзей Кэсс, с кем она только могла говорить. И номер этого шоу скандалов – или как там его.

- Хорошо, - ответила я, не став поправлять его. Он кивнул и повернулся спиной к маме, Боу и Стюарту, внимательно наблюдая за птицами на заднем дворе.

По пути в комнату я подняла свёрток, все еще лежащий посреди коридора. Подарок был упакован в голубую бумагу, на нем не было карточки, но я знала, что он от Кэсс. Она бы никогда не забыла о моём Дне рождения.

Я вошла в комнату и села на кровать. В зеркале над столиком я увидела своё отражение – лицо было поцарапано в том месте, где я ударилась о светильник, кожа покраснела, но никто ничего не заметил. Я начала распаковывать подарок Кэсс, осторожно разворачивая бумагу. Это была книга. Перевернув её, я увидела слова на обложке: «Дневник снов». Вокруг заголовка были нарисованы кометы, звезды, луны и солнца, сама же обложка была сине-фиолетовой.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.