Еще ужастики

Стайн Роберт Лоуренс

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Еще ужастики (Стайн Роберт)

Первая охота

— В чем дело, Брайан? — спросил папа, взглянув на меня в зеркало заднего вида. — Мы в дороге уже четыре часа, а ты не обмолвился и парой слов. Разве ты не рад?

— Конечно рад, пап. — Я улегся на сиденье. Таким образом, он не мог видеть выражения моего лица в зеркале. И не видел, что я лежу.

Мы ехали к Громовому Озеру. Мы ездим к Громовому Озеру каждое лето. Это база отдыха, с отдельными домиками, полем для гольфа, большим озером и всякими другими примочками.

Большинство семей приезжает сюда потому, что тут имеется и лагерь для детей. Взрослые скидывают их там, а сами дни напролет играют в гольф и тусят по клубам.

— Уверен, что все хорошо, Брайан? — спросил папа.

— Оставь его в покое, милый, — вмешалась мама. — Наверное, Брайан немножко нервничает из-за того, что этим летом будет жить в лагере.

Нервничаю — не то слово. «В ужасе» — вот это уже поближе к истине.

Папа прочистил горло. Он всегда так делает, прежде чем провести со мной воспитательную беседу.

— Вот смотри, Брайан. Подростковый лагерь поможет тебе избавиться от застенчивости. Со старшими ребятами ты и сам почувствуешь себя взрослее. И вообще, там тебе самое место. Тебе ведь уже двенадцать…

Это верно, подумал я. Мне двенадцать. И страшно хочется дожить до тринадцати!

— Ты замечательно проведешь время… — не унимался папа.

— Я понимаю, сейчас тебе страшно, — сказала мама. — Но наступит день, когда ты ничего не будешь бояться. Вот увидишь.

Мама с папой были в корне неправы. Разумеется, перспектива оказаться в лагере меня слегка нервировала.

Но что действительно меня пугало, так это истории о Громовом Озере. Истории о тварях, блуждающих в ночи. О воплях и завываниях, и огромных следах на земле.

О вервольфах, обитающих в окрестностях озера.

Я слышал эти истории с тех самых пор, как мы начали проводить каникулы на Громовом Озере шесть лет назад. И они до сих пор ужасно меня пугали. И не менее ужасно это раздражало моих родителей.

Мои родители думали, что я слабак.

Так что я предпочел помалкивать насчет этих баек.

Но все равно боялся.

— А вот и табличка: еще десять миль! — провозгласил папа.

Я сел и выглянул в окно. Разумеется, на табличке было написано: «До Озера Грома 10 миль».

Потом появилась табличка, что осталось пять миль.

Время летело неумолимо.

Наконец, я увидел табличку, повергшую меня в ужас:

«Добро пожаловать на Громовое Озеро! Семейный отдых. Купание. Пешие прогулки. Катание на лодках. Гольф. Теннис».

…и оборотни.

В лагере оказалось десять ребят. Единственным двенадцатилеткой был парень по имени Кевин. Мы с ним оказались младшими в группе.

У Кевина были рыжие волосы и самая бледная кожа, какую я у кого-либо видел. Старшие пацаны над ним потешались, потому что мать заставляла его мазаться толстым слоем лосьона, чтоб не обгорел.

У меня волосы каштановые, глаза карие, а кожа не обгорает. Так что над моей внешностью не смеялись. Но я невысокий и малость неуклюжий. И вот это давало им повод для насмешек.

Трое старших парней были крутые. Джейк, Фил и Дон. Им было по пятнадцать.

У Джейка были темные вьющиеся волосы и золотая сережка в ухе. У Фила были голубые глазки-бусинки, и он всегда носил футболки с логотипом «Ред Булл». Дон был невысокий, коренастый и пакостный.

— Будь я посмелее, называл бы его Жирдяем, — прошептал мне Кевин во время игры в бейсбол.

— Ага, — прошептал я в ответ. — Но он бы на тебя сел и раздавил в лепешку.

Когда наступил мой черед отбивать, я потрусил к базе. Дон был кэтчером. При виде меня он крикнул:

— Полегче!

А потом он ухмыльнулся.

И я оцепенел.

Я никогда раньше не видел его улыбающимся. Словом, я никогда раньше не видел его зубов.

Но теперь смог разглядеть хорошо.

Таких длинных зубов я в жизни не видел. И еще они были острые.

Словно клыки.

Словно волчьи клыки.

Тут Дон проделал нечто странное. Он быстро закрыл рот и отвернул лицо.

Словно только сейчас вспомнил, что улыбаться ему не следует.

Я сглотнул и облизнул губы. Каждую секунду, что я стоял на базе, я представлял, как его клыки впиваются мне в ногу.

Когда я отбил мяч, Дон опять усмехнулся. Я не мог поверить своим глазам! Его зубы выглядели нормально. Его клыки исчезли!

Но я знал, что они мне не померещились.

Тут-то и вспомнились мне байки про оборотней. На первый взгляд их не отличишь от людей. Они не превращаются в волков молниеносно. Но в ночь полнолуния — бац! — полноценный вервольф!

Мог ли Дон быть оборотнем?

После игры я рассказал Кевину о зубах Дона. Я все ждал, когда он надо мной посмеется. Но он не смеялся.

— Бог ты мой! — сказал он. — Слыхал я всякие россказни про это озеро и про целые семьи, становившиеся оборотнями. Но никогда не верил. А ты уверен, что это был не прикол?

— Должно быть, он самый, — признал я. — Но если он пытался меня напугать, зачем ему было прятать клыки?

— Ага, — согласился Кевин. — Надо бы в полнолуние поостеречься.

Позднее я сверился с маминым карманным календариком.

До следующего полнолуния оставалось всего четыре ночи!

Мне хотелось сказать маме и папе, как я боюсь. Боюсь Дона, который может учинить надо мною расправу. Но я не хотел давать им новый повод считать меня слабаком.

Так что ничегошеньки я не сказал. Даже когда они отправились в картежный клуб и оставили меня в домике совершенно одного.

Я твердил себе, что никаких оборотней не существует. Что Дон самый обыкновенный мальчишка.

Поначалу вокруг стояла тишина. Потом снаружи послышался какой-то шорох.

У меня заколотилось сердце. Но я сказал себе, что это всего лишь белка.

Шорох стал громче.

У меня затряслись поджилки. Я сказал себе, что это всего лишь енот.

Из-за двери послышался низкий рык. Потом зацарапались, потом снова рык.

Я сказал себе, что это всего лишь Дон.

Я погасил свет и выглянул в окно. Лунный свет рассеивал темноту. С расстояния я увидел, как нечто красное движется к озеру через ряды деревьев.

Красная футболка «Ред Булл».

Фил! Несущийся через лес, словно дикий зверь!

Как только вернулись мама и папа, я все им выложил. Мне было плевать, сочтут меня слабаком или нет.

— О, Брайан, ты же не купился? — сказал папа. — Ребята просто сыграли над тобою шутку. Узнали, что ты боишься, и решили этим воспользоваться!

— Я знаю, что тебе трудно не бояться, — подхватила мама. — Но скоро все изменится. Уж поверь.

— Твоя мать права, — согласился папа. — Меня удивляет, что ты повелся на этот трюк, Брайан. Разве ты не понимаешь, как легко бегать вокруг домика и издавать пугающие звуки?

Ладно, рычать по-волчьи и впрямь любой дурак может.

А следы волчьи оставлять — тоже любой дурак умеет?

А именно их я и увидел на следующее утро.

Не обычные волчьи следы.

Эти были как минимум по десять дюймов в длину!

Я обнаружил их на земле вокруг домика и шел по ним, пока они не исчезли в лесу — как раз на том месте, где прошлой ночью я видел Фила.

Фил тоже был оборотнем. Никаких сомнений.

Пару ночей спустя в лагере устроили пикник у озера. Я не хотел идти. Но поскольку луна была еще не полная, я решил, что ничего мне не сделается.

Съев гамбургеры и поджаренный зефир, мы расселись вокруг костра. Джейк поведал старую байку о каком-то хмыре, у которого вместо руки был крюк.

На меня она не произвела ни малейшего впечатления. Хмырь с крюком меня не пугал. Вот оборотни — другое дело.

Я не сводил глаз с Дона и Фила. Свет костра отбрасывал на их лица жутковатые тени. В отблесках огня их глаза светились кроваво-красным. Каждую минуту я представлял, как они отращивают клыки и когти.

Но ничего не происходило.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.