Горе

Авенариус Василий Петрович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Ой, ты, Горе горемычное! Окрутило мужика ты, добра молодца. Как ни бьется бедный, как ни трудится, Никакое дело не спорится, впрок нейдет, За столом сидит он, головой поник, Думает сам думу невеселую: «Без семьи бы взял да в реку бросился, А теперь поди-кось, надевай суму Да по людям христарадничай. Хоть и есть, пожалуй, старший брат, богач, Да с богатством словно леший обошел его, Дух лукавый жадности и гордости: Не подаст тебе и корки хлеба черствого». Лишь подумал так-то, а уж старший брат Дверью стук и — в шапке на дороге стал, Головой едва кивнул хозяевам, Говорит им сам с усмешкою недоброю: «Каково, друзья, живете-можете? Завтра буду именинник я, Так уж бьем челом вам: не обидьте нас, Хлебом-солью нашим не побрезгуйте». «Благодарствуй, — молвил младший брат в ответ. — Нам с женой и нарядиться не во что». «Да на что рядиться? — говорит богач. — Приходите так, в чем бог послал. Всей скотины-то у вас — петух да курица. Всей посуды — медный крест да пуговица, Нечем бы, кажись, пред нами чваниться!» «Погодим до завтра, — говорит бедняк. — Утро, дескать, мудренее вечера». А поутру мужу говорит жена: «Я ни шагу к брату, да и ты нейди: Богачу ведь только бы потешиться Над бездольной нашей бедностью». «Хватит духу — пусть потешится, — Муж в ответ, — а мне нельзя нейти. За греховность, видно, бог взыскал меня, Не помилует ли за смирение». Взял обулся в лапти старые, Натянул армячишко худенький, Нахлобучил шапку рваную, Потащился к имениннику на званый пир. А сидели там за скатертями бранными Все уж гости именитые, В сапогах козловых, в шубах заячьих; Угощает их хозяин сам с хозяйкою Пряником печатным, зеленым вином. Как вошел бедняк, поздравил с ангелом, У дверей скромненько в уголочек сел, Ничего-то бедному хозяева Не предложат, смотрят в сторону, Будто вовсе тут и нет его. Вот наелись гости досыта, Напились до полупьяна, Гуторя из-за стола встают, Отдают поклон хозяину с хозяюшкой. Встал и бедный в уголочке с лавочки, Поклонился им до пояса. Со двора поехали, шумят-поют; И бедняк домой поплелся, с голоду Затянул сам песню залихватскую: С именин, мол, тоже возвращаюся. Как запел — послышалось два голоса: Свой густой да чей-то тоненький; Что за диво? словно подсобляет кто! Замолчал — и тот молчит; запел опять — И опять поют два голоса. «Ой ты, Горе мое горемычное! Уж не ты ли это подсобляешь мне?» «Я, хозяин: больно полюбился мне, Ввек с тобою не расстануся». «И на том спасибо! будем вместе жить». Воротился наш мужик домой, На полатях с боку на бок вертится;
Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.