Высоцкий, которого мы потеряли…

Зимна Марлена

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Высоцкий, которого мы потеряли… (Зимна Марлена)

Фотографии из архива

Польского Музея Владимира Высоцкого в Кошалине (Muzeum Wtodzimierza Wysockiego w Koszaline)

От автора

Уважаемые Читатели!

Я глубоко уверена, что все мы — все, кому дорого имя Владимира Высоцкого — ответственны за сохранение для будущих поколений его творческого наследия.

Именно поэтому музей, который я представляю (Музей Владимира Высоцкого в Кошалине /Польша/), ведёт во многих странах мира поиски архивных материалов, аудио- и видеозаписей, фотографий и других документов. Мы нашли их немало — в Польше, в Болгарии, Великобритании, Венгрии, Германии, Сербии, США, Франции, Хорватии, Эстонии, Японии и в других странах. Это настоящие сокровища — уникальные записи и снимки, авторы которых запечатлели для нас облик поэта, его голос, его интервью, фрагменты спектаклей с его участием, авторское исполнение его произведений.

И, конечно же, важны свидетельства очевидцев, людей, которым посчастливилось оказаться рядом с Владимиром Высоцким, их воспоминания — штрихи к портрету поэта. Иногда крупные штрихи, иногда совсем мелкие мазки (кому-то довелось общаться с поэтом часто, кому-то значительно реже, а то и вовсе один раз), но в любом случае стоит собрать и сохранить свидетельства всех, кто помнит. Пока ещё не поздно.

Настоящая книга это не только рассказ о том, что удалось разыскать в государственных, муниципальных и частных архивах разных стран, но и, к сожалению, о том, что безвозвратно потеряно. О том, что вне всякого сомнения существовало и являлось частью творческого наследия Владимира Высоцкого, но в силу разных причин не сохранилось. Высоцкий, которого мы потеряли, не менее важен, чем Высоцкий, которого удалось сохранить, ибо то, что безвозвратно утрачено, напоминает нам о том, что ещё можно спасти. Пока не поздно.

Возможно, читая второй из эпиграфов к настоящей книге, некоторые читатели придут к выводу, что я не имею права относить себя к числу тех, к которым обращены слова Константина Паустовского. Ведь я пишу эту книгу с точки зрения чужеземки и в моих жилах нет ни капли русской крови. Русский язык для меня — иностранный, русская литература для меня иностранная. Александр Сергеевич Пушкин и Владимир Семёнович Высоцкий для меня — иностранные поэты. Но я убеждена, что их творческое наследие принадлежит всем, как неотъемлемая часть европейской и мировой культуры. И именно поэтому все мы (независимо от национальности, гражданства и места проживания) в ответе за его сохранение. Со всех нас за это спросится.

С глубоким к Вам уважением,

Марлена Зимна (Marlena Zimna)

Польша

И тогда все поймут, кого потеряли…

Владимир Высоцкий

Мы — потомки Пушкина, и с нас за это спросится.

Константин Паустовский

А за дверью пел Володя…

Анджей Василевич (Andrzej VVasilewicz /род. в 1951 г./) — известный польский актёр, бард, автор 200 баллад. С 1975 по 1980 гг. был актёром варшавского Театра Повшехны (Teatr Powszechny, ныне Teatr Powszechny im. Zygmunta Hiibnera). Больше тридцати лет живёт в США.

Несмотря на то, что Анджей не вёл дневников, и далеко не все даты сохранились в его памяти, он может восстановить многие события благодаря датировке вышедших из-под его пера поэтических текстов. Над текстом каж юй из своих баллад Анджей Василевич ставит номер (по порядку создания произведений), в свою очередь под текстом каждой из баллад указаны место и дата её написания.

Он впервые встретил Владимира Высоцкого, будучи молодым актёром Театра Повшехны, успевшим прославиться ролью во второй части знаменитой кинотрилогии Сильвестра Хенчинского (Sylwester Chgcinski /род. в 1930 г./ — знаменитый польский режиссёр и сценарист) "Тут крутых нет" ("Nie та mocnych" 1974). В этом фильме Анджей Василевич пикя за год до окончания театральной школы, а тремя годами позже сыграл в третьей части трилогии "Люби или брось" ("Kochaj, albo rzuc" 1977).

— Я познакомился с Володей в Белграде, в 1976-м году, в сентябре. Нас представил друг другу Анджей Вайда (Andrzej Wajda /род. в 1926 г./ — знаменитый польский режиссёр — прим. авт.) — режиссёр спектакля "Дело Дантона" (постановка пьесы Станиславы Пшибышевской (Stanislawa Przybyszewska /1901-1935/ — польская писательница) "Дело Дантона", написанной в 1929 году — прим. авт.).

— Ты знаешь, что 25-го января 1975 года, в день своего рождения, Владимир Высоцкий присутствовал на премьере спектакля "Дело Дантона" в Театре Повшехны в Варшаве? И записал свои впечатления в дневнике: "У Вайды на спектакле-премьере был я один. Это „Дело Дантона". Пьеса какой-то полячки, умершей уже. Рука у неё, как у драматурга, мужская. Всё понял я, хоть и по-польски. Актёр — Робеспьера играл. Здорово и расчётливо. Другие, похуже. Режиссура вся рассчитана на актёров и идею, без образного решения сценического. Но всё ритмично и внятно. Хорошо бреют шеи приговорённым к гильотине. Уже и казнь показывать не надо, уже остриё было на шее".

— Нет, я об этом не знал, тогда мы ещё не были знакомы. Познакомились лишь год спустя, в Белграде.

— В Белграде, в сентябре 1976-го, значит, на фестивале БИТЕФ?

— Да, Анджей Вайда представил Володе не только меня, но и других актёров Театра Повшехны. Я довольно хорошо говорил по-русски, поэтому обменялся с ним несколькими рештаками. Отлично помню, что именно в тот вечер я его впервые услышал не с кассеты, а вживую. Я стоял в гостиничном коридоре, у двери номера Вайды, и пил сербскую сливовицу. А за дверью пел Володя. Во время фестиваля я ещё два-три раза разговаривал с ним на улице, а также в гостинице и в ресторане. Это были случайные встречи. На первый взгляд он показался мне человеком со статусом звезды, осознающим этот статус, любящим обращать на себя внимание, немного себе на уме. А вот при более близком общении он производил совершенно другое впечатление. И, конечно же, производил сильнейшее впечатление, когда пел. Тогда он был настоящим. Был самим собою. Второй раз мы с ним встретились в Москве, осенью 1977-го года, в октябре. Я пришёл к нему в Театр на Таганке. Оттуда мы вместе поехали на чью-то подмосковную дачу, и даже вместе пели. Именно тогда была написана "Песня для Володи" (1977). В Москве Володя водил меня также в гостиницу "Пекин" и в Дом кино. Помню, что к нам присоединился Евгений Евтушенко.

В июле или в августе 1978 года мы встретились в Париже. Договорились, что встретимся в Амстердаме. Встреча в Амстердаме имела место в августе или в сентябре. Владимир приехал туда из Парижа.

— Иными словами, встреча в Амстердаме состоялась месяц спустя после встречи в Париже? Июль и август 1978-го года Владимир Высоцкий провел во Франции, в США, на Таити…, 30-го августа вернулся в Москву. То есть вы могли встретиться в Париже в июле, в августе же — в Амстердаме. Но в Париже В. Высоцкий находился ещё с 8-го по 15-е сентября и с 22-го октября по 2-е ноября, так что встреча в Амстердаме могла произойти и в сентябре. И даже в октябре, или в ноябре.

— Нет, нет, точно не в октябре, и не в ноябре. Я начал тогда писать балладу номер 352. Она была написана в Париже и в Амстердаме. Я завершил её в Париже, уже после смерти Володи, 23-го августа 1980-го… А начал писать в Амстердаме -20-го июля 1978 года.

— Июля?

— Да.

— Значит, вы встретились в Нидерландах в июле…

— Нет, это просто говорит о том, что я находился в июле в Амстердаме. И что там начал писать балладу, посвящённую Володе. Под впечатлением состоявшейся до Амстердама встречи в Париже. В Амстердаме мы встретились в августе или в сентябре.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.