Самые знаменитые реформаторы России

Казарезов Владимир Васильевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Самые знаменитые реформаторы России (Казарезов Владимир)

От автора

Тысяча лет отделяет время жизни первого и последнего из персонажей настоящей книги. В ней, по существу, сделана попытка проследить отечественную историю через крутые ее повороты, происходившие во время важнейших реформ в политической, экономической, духовной сферах жизни страны, через деятельность ключевых фигур России за все годы ее существования.

Философы, историки, политики, начиная с мыслителей древности, ведут непрекращающиеся споры о роли личности в истории. Одни ее абсолютизируют, другие — полностью подчиняют объективным законам общественного развития.

Где же истина? Не вступая в дискуссию, ограничимся банальностью: эта истина посредине. Выдающиеся деятели России, представленные в книге, безусловно одни более, другие менее, оказали влияние на ход истории. И лучше это удавалось тем, кто знал и учитывал законы развития и улавливал потребности и возможности общества. Чьи устремления, скажем так, более соответствовали вызову времени. И наоборот, попытки вмешательства в эволюционный процесс, даже продиктованные благими целями, но без учета этих возможностей и потребностей, заканчивались неисчислимыми страданиями людей, регрессом, деградацией общества, государств.

Выдающийся русский философ Владимир Соловьев писал: «Когда личность чувствует данное общественное состояние всего консерватизма как внешнее ограничение своих положительных стремлений, тогда она становится носительницею высшего общественного сознания, которое рано или поздно упраздняет данные ограничения и воплощается в новых формах жизни, более ему соответствующих».

Однако историю делают личности как с положительными, так и с отрицательными стремлениями. И в нашей книге речь идет о тех и других.

Выстраивая в хронологической последовательности ряд выдающихся российских реформаторов, мы ставим целью показать историю страны не в войнах, бесконечном расширении территории государства и укреплении ее военного могущества, хотя упомянем и об этом, а в созидательной деятельности великих мужей на почве законотворчества, просвещения, государственного строительства, духовной жизни и т.д.

Увы, наша история, как дореволюционная, так и советская, это прежде всего войны, сражения, завоевания. На этой основе и формировалось чувство патриотизма, гордости за свое отечество. Что притупляло ощущение ущербности от осознания принадлежности к народу с самым низким жизненным уровнем среди развитых стран. Нищета отдельно взятого человека компенсировалась богатством Родины и ее военной мощью.

В предлагаемой книге мы рассказываем о людях, пытавшихся сделать Россию могущественной не только в военном, но и в экономическом и культурном плане. Показываем, сколь тернистыми и нередко трагическими были пути российских реформаторов.

В книгу не вошли многие столпы российской истории, существенным образом влиявшие на судьбу страны. Кому-то может показаться неправомерным причисление того или иного персонажа к относительно узкому кругу знаменитых реформаторов России, включенных в настоящую книгу. Естественно, будут и несогласные с оценками деятельности тех или иных исторических персонажей и влияния их реформ на судьбу страны. Кому-то данные оценки могут показаться спорными, а то и неверными. Упреждая обвинения подобного рода, хотелось бы заранее сказать вот о чем.

Книга писалась во время тотального пересмотра многих периодов отечественной истории. Когда маятник оценок важнейших событий и личностей еще качался, оказывая влияние и на авторскую позицию.

В последние полтора десятилетия в оборот введена масса исторического материала, мало известного не только широкой читательской аудитории, но и узким специалистам. Использование их дало возможность, на наш взгляд, объективнее оценить историческую роль реформаторов, являвшихся в большинстве своем руководителями российского государства. Причем это касается не только деятелей новейшей истории (Ленин, Сталин, вожди Белого движения), что естественно, но и тех, кто жил столетия назад (Иван Грозный, Петр Великий, Павел I и др.).

Отходя в отдельных случаях от традиционных оценок, автор готов принять, в связи с этим, критику.

Великий историк Древнего Рима Корнелий Тацит говорил: «Тем, кто решил неколебимо держаться истины, следует вести свое повествование, не поддаваясь любви и не зная ненависти». Но следовать этому наставлению, безусловно благому, даже очень желая, трудно. Автор — как всякий человек, имеет свои пристрастия, и поэтому субъективен, как бы ни старался не поддаваться эмоциям, а руководствоваться только холодным рассудком.

Но зато предлагаемая работа свободна от какой бы то ни было ангажированности, политической и идеологической конъюнктуры. Поэтому с чистой совестью представляем ее на суд читателя.

Владимир Святой

(? – 1015)

После гибели в 972 г. выдающегося полководца киевского князя Святослава в битве с печенегами Русь оказалась поделенной между тремя его сыновьями. Ярополк занимал Киевский стол, Олег владел древлянской землей, Владимир, рожденный от ключницы княгини Ольги — Малуши, княжил в Новгороде. Киевский князь, хотя и считался старшим, не являлся государем для двух других — все были самостоятельными, независимыми, а Русь — разделенной. Междоусобица началась с похода Ярополка на Олега. Узнав о том, что Олег в сражении погиб, Владимир, чтобы избежать участи брата, оставил Новгород и укрылся у варягов вместе со своим дядей — наставником Добрыней, братом матери. Ярополк направил в Новгород своих наместников, сделавшись, таким образом, единоличным государем на Руси. Через два года (по данным Н.М. Карамзина, через три — по С.М. Соловьеву) во главе варяжской дружины Владимир пришел в Новгород, выгнал Ярополковых наместников, стал править сам. Таким образом, справедливость была восстановлена — Новгород возвращен. Как должен был поступить Владимир далее? Историк С.М. Соловьев считает, что он обречен был идти в Киев войной на своего брата Ярополка, и называет при этом ряд причин. Во-первых, Ярополк не смирился бы с потерей Новгорода, который уже привык считать своей вотчиной, и с избиением там своих наместников и рано или поздно все равно пошел бы на Владимира войной. А для последнего было выгодно выяснить отношения сейчас, пока при нем находилась сильная варяжская дружина. Во-вторых, приведенные варяги должны были быть каким-то образом использованы — отправить их назад без значительного вознаграждения не представлялось возможным, оставлять при себе бесконечно долго было накладно и опасно.

Но прежде чем пойти войной на Ярополка, Владимир двинулся в Полоцк, где правил Рогволод. Дочь Рогволода, красавица Рогнеда, была сосватана за Ярополка. Владимир хотел отомстить брату, взяв Рогнеду себе в жены. Рогнеда отвергла предложение Владимира, сославшись на свои обязательства перед Ярополком и заявив, что не хочет выходить замуж за человека, рожденного рабой (имея в виду, что мать Владимира — простая ключница). Заняв Полоцк, молодой князь силой заставил Рогнеду выйти за него замуж, предав смерти ее отца и братьев. Полагают, что столь жестокие поступки молодого Владимира явились следствием советов Добрыни, дяди и ближайшего соратника князя, брата его матери, той самой рабы. Напоминания гордой Рогнеды о низком происхождении оскорбляли Добрыню, и он подталкивал своего племянника на изощренную месть.

Владимир сверг с киевского престола своего брата относительно легко. Ярополк бежал из Киева, а затем, приглашенный Владимиром вроде бы для примирения, был предательски убит его варяжскими сподвижниками. Легкость победы Владимира над Ярополком Иоахимовская летопись объясняет предательством некоторых приближенных Ярополка, в основе чего лежали религиозные мотивы.

Известно, что мать Святослава — бабка Владимира княгиня Ольга в свое время крестилась, соблюдала христианские обряды, построила в Киеве церковь пророка Ильи, поощряла переход в христианство киевлян. Святослав, терпимо относившийся к новой религии, не пошел по стопам матери, оставался язычником. Но по наущению своих приближенных, обвинявших дружинников-христиан в неудачном ведении войны с Византией, относился к ним с предубеждением. Правда, он не мешал матери Ольге воспитывать своих детей в понятиях христианской морали. Ярополк очень сочувственно относился к новой религии, но принять христианство ему мешал тот факт, что большинство народа, и особенно дружинников, являлись язычниками.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.