Ситцевый разбойник

Дворкин Илья Львович

Жанр: Сказки  Детские    1972 год   Автор: Дворкин Илья Львович   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Ситцевый разбойник (Дворкин Илья)

1. Какая была страна

Кругом был лес. А в лесу поляна. А посерёдке — Лысая гора. Такая большая куча речного песка. А рядом из самого настоящего родника вприпрыжку бежал Светлый ручей.

Замечательная это была страна — с лесом, с горой и быстрым ручьём. А называлась она — Львиная Жирафия! Наверное, потому, что как раз ни одного самого беззубого Льва и ни одного самого короткошеего Жирафа в той стране не водилось.

А всякие другие звери были: и Носорог был, и Бобёр, и Ёжик, и Бурундук.

Даже жил в той стране один небольшой Бегемот, который постоянно болел гриппом.

И Слоник жил. Совсем, представьте себе, взрослый Слоник с ухом большим и мягким, как лопух (второе куда-то задевалось). Только ростом тот Слон был с ослика, но Ослик к тому времени тоже куда-то задевался.

В общем-то, совершенно неважно было, как страна называлась, потому что дело не в названии, а совсем в других вещах.

Важно, что жили в той стране Ситцевый Разбойник, девочка Вася и мальчик Кузя, по прозвищу Кузнечик.

Звали их так потому, что Ситцевый Разбойник ходил обязательно в красных с жёлтыми цветочками ситцевых штанах, девочку звали Вася, потому что Василиса, а мальчика Кузю потому Кузнечиком, что он замечательно высоко и далеко прыгал и очень любил это занятие, как настоящий чемпион.

Мальчик Кузя был брат девочке Васе.

А Ситцевый Разбойник был им совсем посторонний. Им и другим жителям Львиной Жирафии был совершенно посторонний неродственник.

Разбойник был маленький, жилистый и кривоногий. И ещё — совсем, совсем лысый, а на лысине коричневые крапинки, как на индюшачьем яйце. Лицо его было похоже на старый кожаный кошелёк, всё сморщенное, рог узкий и до ушей.

Вот какой урод.

Но сам он считал себя — ого-го! — каким красавцем. И говорил на каждом перекрёстке про свою замечательную красоту.

А за широким поясом с одной стороны живота торчал у него острый ножик, а с другой стороны живота торчал огромный, специальный разбойничий, двуствольный пистолет.

Подозревали, что он утащил у Соловьихи соловьят. Поэтому у Соловья от горя пропал его прекрасный голос. И в Львиной Жирафии стало скучно жить. Он разбудил Носорога, когда тот прилёг понежиться в луже. И у Носорога немножко испортился добрый его характер, и он начал бодаться.

Он обругал Слоника лилипутом, а Бегемота, у которого как раз был грипп и оттого, конечно, насморк, сопливым Бегемотишкой.

Слоник заплакал от обиды, а у Бегемота от огорчения подскочила температура его тела и стала плюс очень много градусов.

Потом он уволок девочку Васю, связал её голубыми ленточками (косы от этого растрепались) и решил продать её в рабство с большой выгодой для себя.

Вот что он натворил, вот до чего докатился!

Всё это видел Ёжик, и у него от такого страшного зрелища иголки встали дыбом.

2. Как девочка Вася разозлила Разбойника

Девочка Вася лежала в углу террасы на совершенно не мягком матрасе, вся вдоль и поперёк связанная ленточками, и во рту, чтобы не кричала, у неё торчало большое спелое яблоко.

Ей было страшно и очень не хотелось в рабство.

Ей было удивительно, что в наше время можно продать человека, будто он не человек, а мешок картошки. Она никогда даже слыхом не слыхала, что такое можно сделать.

«Не слыхать-то я не слыхала, а зачем же он тогда меня утащил и связал? — думала девочка. — Какой ужас, надо что-то обязательно придумать и убежать. А потом прогнать этого Ситцевого злодея из нашей доброй Львиной Жирафии, больно нам таких надо! Это Кузя всё придумал».

Так подумала девочка Вася, и тут отворилась с громким грохотом и скрипучим скрипом дверь чулана и вошёл Разбойник.

— Ха-ха-ха! — сказал он Кузиным голосом. — Ах, попалась, птичка, стой, не уйдёшь из сети!

И от радости пустился вприсядку, отвратительно кривляясь при этом.

Девочка Вася от волнения быстро съела яблоко и сказала:

— Ты очень, очень плохой человек, Ситцевый Разбойник, просто даже ты неумный какой-то! И — ах! — какие нелепые и смешные твои штаны!

— Я неумный! — возмутился Ситцевый Разбойник, но потом взял себя в руки. — Как ты смеешь… да, как ты смеешь говорить такие слова про мои прекраснейшие штаны! — закричал Разбойник своим ситцевым голосом. — Просто… просто у меня нет слов от возмущения! — продолжал он. — Я обязательно продам тебя в рабство, получу кучу денег и куплю себе… куплю себе велосипед!

— И тебе не стыдно? — печально спросила девочка Вася и, увидев, что ему ни капельки не стыдно, решила и дальше дразнить его и злить. — Какой ужасный, глупый наряд у тебя! Хи-хи-хикс! Мне хочется смеяться и даже хохотать.

Ситцевый Разбойник позеленел от злости и сунул в рот девочке Васе лимон.

А лимон-то — это не яблоко. Его не съешь так быстро и легко, такую кислятину.

Тут Ситцевый Разбойник захлопал в ладоши, думая, что победил.

Но он рано радовался. Он не знал, что брат Кузя по прозвищу Кузнечик уже разузнал про его коварные планы и задумал месть!

3. Как Кузя всё отлично разузнал

Вы уже знаете, что Ёжик лучше всех видел, как Ситцевый Разбойник уволок девочку Васю. Когда у Ёжика перестали стоять дыбом иголки, он, конечно же, рассказал всё своему другу Бобру.

Бобёр — Бурундуку.

Бурундук — Бегемотику.

От такой новости Бегемот очень расстроился, и температура у него подскочила ещё выше. Он заплакал, но всё же нашёл в себе силы крикнуть:

— Бегите к Слонику!

И упал в обморок.

Слоник, выслушав всех по очереди, задумчиво почесал хоботом под мышкой и сказал:

— Я знаю, что надо делать. Я придумал. Надо идти к Носорогу!

— Ура! — закричали все на своём зверином языке и побежали к Носорогу.

Носорог был самый мудрый и ещё он был зол на Ситцевого Разбойника — зачем тот не дал ему поспать в луже.

Носорог забасил:

— Это, конечно, правильно, что вы ко мне пришли, к кому же ещё идти-то, но дело в том, что мальчик Кузя, хоть и Кузнечик, но всё же не настоящий кузнечик, а человек и, значит, нашего звериного языка не знает. Вот. Что же нам делать?

И он крепко задумался, а звери сидели тихо-тихо, чтобы не мешать.

А надобно сказать, что звери могут говорить только на своём зверином языке. Правда, они понимают, когда люди с ними беседуют, но сами говорить не умеют. Только захотят сказать, а у них то рычание, то мычание, то вовсе свист или чириканье получается.

Вот почему и сидел Носорог на пеньке, ломал себе голову — думал.

А все звери глядели на него с большой надеждой.

Вдруг Носорог хлопнул себя по колену и улыбнулся.

И звери тоже улыбнулись.

— Придумал! — сказал Носорог. — Тащите-ка скорей верёвку, корзину и кнут.

Звери немножко удивились, но притащили. И потом все гурьбой пошли к мальчику Кузе.

Только Носорог шёл позади и о чём-то таинственно шептался с Бобром и Слоником.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.