Пансион благородных убийц

Митчелл Мередит

Серия: Викторианский любовно-криминальный роман [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Пансион благородных убийц (Митчелл Мередит)

Mitchell Meredith

The Boarding School For Young Assassins

1

Вверху страницы было выведено мелким ясным почерком: «Леди Гренвилл».

Чуть ниже следовал текст, который, судя по цвету чернил, был написан не в одночасье, а постепенно, словно автор день за днем вносил свои наблюдения, тщательно выписывая каждое слово.

«Эмили, средняя дочь лорда Уитмена. Пепельные волосы и серые глаза в сочетании с бледностью, подчас болезненной, не позволяют думать о ней как о красивой женщине, но живость и даже некоторое лукавство, мерцающие в этих глазах, делают ее лицо довольно милым. Насколько мне удалось узнать, в возрасте двенадцати или тринадцати лет Эмили сломала ногу, которая срослась неправильно и до сих пор причиняет ей немалые страдания, но леди Гренвилл переносит их с завидным мужеством, как и все испытания, что судьба отмеривает ей щедрой меркой.

К моему удивлению, соседи не так уж много болтают о второй леди Гренвилл. То ли потому, что ее жизнь так скучна и она совсем не подает поводов для пересудов, то ли потому, что друзья искренне любят ее, как любили и ее предшественницу, первую леди Гренвилл. Луиза Гренвилл приходилась Эмили старшей сестрой и родила лорду Гренвиллу сына Лоренса, которому вскоре должно исполниться восемь лет. Через год после рождения сына первая супруга лорда Гренвилл умерла, не справившись с инфлюэнцей, как и многие другие в то время.

Уильям, лорд Гренвилл.

Каждая женщина согласится с тем, что он – очень красивый мужчина, должно быть, немногим старше тридцати. Его глаза синие, как вечернее небо, а волосы темные, как тени в лунную ночь. Я не вижу причин не доверять утверждениям некоторых здешних дам, что Эмили была влюблена в лорда Гренвилла, еще когда он ухаживал за ее сестрой. Скорее всего эта дочь лорда Уитмена так и осталась бы болезненной старой девой, обременяющей поочередно семьи своего брата и сестер, если бы не смерть Луизы. По слухам, бабушка Уильяма, леди Пламсбери, устроила второй брак своего внука со средней дочерью лорда Уитмена, чтобы получить в свои руки приданое Эмили – солидный кусок земли. Эта властная старуха просто помешана на увеличении своих владений и постоянно донимает соседей просьбами, если не сказать требованиями, продать ей понравившуюся ферму, лес или участок вдоль реки.

Леди Уитмен, разумеется, была рада сбыть с рук хромую дочь, это решало все затруднения обеих семей – лорд Гренвилл приобретал хозяйку и мать для своего сына, родители избавлялись от переживаний за судьбу Эмили, а сама Эмили неожиданно осуществила свою недостижимую, казалось бы, мечту – заполучить в мужья обожаемого ею Уильяма. С тех пор прошло уже шесть лет, и нынешняя леди Гренвилл занимает прочное место в здешнем обществе, а про ее старшую сестру соседи вспоминают, разве что когда ищут в лице маленького Лори черты отца или матери.

Несмотря на все свое обаяние, леди Гренвилл навряд ли способна привлекать к себе внимание мужчин. Хотя некоторые из них считают себя ее преданными друзьями, как, например, Ричард Соммерсвиль, Эмили слишком бесцветна, чтобы вызвать в ком-либо подлинную страсть. Я убеждена, что и лорд Гренвилл не испытывает к жене более глубоких чувств, нежели дружеская привязанность, к тому же брак избавил его от плеяды назойливых девиц, мечтающих завладеть сердцем красивого вдовца. Время от времени такие уважаемые дамы, как миссис Блэквелл и миссис Пауэлл, чьи семьи неразрывно связаны с Гренвиллами на протяжении вот уже нескольких поколений, говорят, что Уильям до сих пор безутешен из-за потери первой жены.

Исходя из того, что мне известно, а также из собственных наблюдений, леди Гренвилл не будет серьезным препятствием на пути к моей цели. Она, несомненно, умна, но ее мысли слишком заняты делами друзей и прихода, управлением домом и воспитанием племянника, которого она нежно любит. К слову сказать, Эмили иногда неприятно удивляет торнвудских дам широтой своих взглядов. Она читает газеты, интересуется политикой, но больше всего ее заботят тяготы бедствующих сословий и несправедливости, учиняемые по отношению к женскому полу. По мнению леди Гренвилл, которое я, надо сказать, разделяю, некоторые женщины не уступают мужчинам по уму и могли бы не только самостоятельно решать свою судьбу, но и продвинуться на каком-нибудь поприще, традиционно считавшемся мужским. Например, занимаясь медициной. Именно к поиску таких девушек и предоставлению им шанса добиться в жизни успеха, не связанного с замужеством, и обращены сейчас все помыслы леди Гренвилл.

С ее помощью и с участием ее подруг в прошлом году в Торнвуде была открыта новая школа для девочек и девушек, которая должна отличаться от привычных пансионов тем, что в ней ученицы будут изучать не столько манеры и домоводство, хотя и этому тоже будет уделено время, сколько более серьезные науки, включая даже основы медицины. По замыслу дам из попечительского комитета, по окончании торнвудской школы девушки смогут найти себе работу не только гувернантки, которых сейчас развелось предостаточно, но и устроиться на место конторской служащей или помощницы доктора. Чем дольше этот благой замысел отвлекает леди Гренвилл, тем лучше, и я от всей души надеюсь, что к Рождеству уже оставлю этот скучный городок и перееду в Лондон, преисполненная надежд на будущее.

Правда, и здесь происходит немало удивительных, порой пугающих событий, связанных с преступными деяниями местных жителей, совершаемыми ими ради корысти или из ревности. Суперинтендент Миллз, достойный человек, порой сбивается с ног в попытках изобличить зло. И на этом поприще его пытается догнать вездесущая леди Гренвилл! В наблюдательности ей не откажешь, я слышала, что Миллз был посрамлен, когда пытался обвинить одного джентльмена в убийстве молодых девушек, а леди Гренвилл вместе со своими друзьями, братом и сестрой Соммерсвилями, разоблачили истинного преступника. Вернее, преступницу, так как ею оказалась сестра Филиппа Рис-Джонса, подозреваемого в этих убийствах, лишившаяся после болезни рассудка Кэтрин Рис-Джонс.

Участие леди Гренвилл в этой истории объясняется, как я полагаю, не столько ее стремлением к справедливости, сколько тем, что мистер Рис-Джонс – жених ее младшей сестры, леди Кэролайн. Их венчание назначено на двадцать третье августа, и по этому случаю к Гренвиллам приехала из Италии тетушка Эмили и Кэролайн, вдовствующая леди Боффарт. Тоже, как говорят, весьма проницательная и острая на язык дама.

Перечитывая написанное, я порой задумываюсь: не стоит ли мне отступиться от своего плана? Не являются ли леди Гренвилл со своей теткой слишком серьезными соперницами? Полно, говорю я себе тогда, как бы прозорливы ни были обе эти дамы, мы редко замечаем то, что творится у нас под носом, если нас влекут дела наших соседей. Мне надлежит лишь не впадать в излишнюю самоуверенность и не забывать о том, сколь сладка бывает победа над достойным противником».

Молодая леди отложила перо и некоторое время рассеянно пробегала глазами по последним строчкам своего дневника. Убедившись, что чернила высохли, она закрыла тетрадь в зеленой матерчатой обложке и спрятала в ящик, закрывающийся на ключ. После того как дневник был надежно заперт, леди положила ключик в потайной карман своего платья – такие карманы были пришиты к каждому ее туалету. Нелишняя предусмотрительность, если вы склонны поверять свои самые сокровенные тайны бумаге, которая будет молча хранить ваши секреты, пока спокойно лежит на дне ящика, но способна выболтать все, стоит ей только попасть не в те руки.

2

– Мисс Вернон, посмотрите, они вот-вот уронят фортепьяно! – Тоненькая темноволосая девочка прижала ладони к раскрасневшемуся лицу, голубые глаза широко распахнулись от испуга.

– Надеюсь, Бет, все обойдется, – ответила ей молодая женщина в простом сером платье, которое защищал от пыли полотняный фартук. – Эти люди привыкли перевозить грузы и знают, как обращаться с хрупкими предметами.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.