Четыре тома

Добряков Владимир Андреевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Четыре тома (Добряков Владимир)

Дорогие друзья, представляем вам неизданный рассказ Владимира Андреевича Добрякова, который был написан им в период творческого сотрудничества с газетой «Ворон и Ёж».

Я увлеклась, ещё и компьютер немного шумел, и не услышала, как вошла мама. Она удивилась, даже пальцы у неё будто к дверной ручке приклеились.

— Ты что делаешь? — спросила она.

— Письмо читаю. Разве нельзя? Ведь тётя Лена для всех его написала.

— Это вчерашнее, из Петербурга? Но мы же читали его. Вслух. И ты вместе со всеми слушала.

— Я не всё запомнила. Ещё раз захотелось посмотреть. Шесть стран снимают фильм. Вот шестую не могла вспомнить. Теперь знаю — Польша. И фамилия американского режиссёра очень трудная — Роберт Дорнхельм. У нас нет таких фамилий.

— Да зачем тебе его фамилия?

— Незачем. Но раз тётя Лена в своём интервью газете написала, значит, для кого-то это интересно. И мне интересно.

— Не мечтаешь ли стать актрисой? — Мама подсела рядом на стул.

— Не знаю… Вообще-то, хотела бы.

— Именно: «вообще-то». Рано, милочка, думать о сцене. И природная склонность должна быть к этому. Дар от Бога.

— А вдруг у меня есть такая склонность? Помнишь, я в четыре года вскарабкивалась на стул и при гостях читала стихи? Не стеснялась. И все мне хлопали.

— О, Бог мой, когда это было! Сейчас в шестой ходишь. На табурет уже не встанешь. Барышня.

— Не встану, — с грустью подтвердила я… — Мам, а это ведь в самом деле огромное событие — столько стран Европы снимают роман Льва Толстого «Война и мир».

— Четвёртая попытка. Сергею Бондарчуку сорок лет назад «Оскара» дали. А к роману впервые обратились чуть ли не сто лет назад.

— А может быть, эта попытка самая интересная будет. Тут и русские артисты снимаются.

— Что ж, поглядим. По словам Елены: и наш какой-то телевизионный канал покупает право на экранизацию. Вот тогда сравнить можно. Тогда читающая публика снова в библиотеку потянется. К первоисточнику приникнет. Так было с «Мастером и Маргаритой».

— А нам не надо никуда ходить. Тридцать пять томов в шкафу стоят.

— Стоят, — кивнула мама. — Весной пыль с них стирала… А знаешь, Сонечка, — неожиданно призналась мама, — ведь последний том «Войны и мира» я так и не прочитала. Три одолела, а четвёртый… Там много было о военных операциях. Философии. Показалось: скучно.

— Ты так говоришь об этом, будто до сих пор стесняешься.

— Ну, хвастать тут нечем. Просто не сумела себя заставить.

— Я бы прочитала.

— Не зарекайся. Кругом столько интересного — никаких жизней не хватит…

Вечером на другой день мама зашла в комнату с компьютером, а на моём столе стопкой высятся четыре тома в коричневом переплёте. Я ещё в редакции школьного радио была. Пришла домой, разделась, положила ранец на стол.

— Это как понять? — Мама кивнула на стопку книг.

— Можешь зайти через три минуты? — таинственным голосом спросила я.

— Любопытно… — Мама покачала головой и прикрыла за собой дверь.

Я накинула на себя лиловую с большими цветами штору, встала посреди комнаты на стул и разрешила маме войти.

— Ого, памятник! Кого изображаешь?

Негромким, бесстрастным голосом я произнесла:

— По-французски я пока не умею. Поэтому начну с перевода.

Я сама себе удивилась. Тем же ровным голосом я рассказала почти треть страницы.

— Показательно, — отметила мама. — Долго учила?

— Три раза прочитала. Понравилось. Я обязательно все тома прочту. Все четыре тома, — с нажимом сказала я.

— Однако не рано ли? Роман не для детей. Тебе одиннадцати не исполнилось.

— А мне кажется: в самый раз. Мы даже попробуем на радио организовать дискуссию — что родители думают о своих детях, и обратимся с вопросами к родителям: какими они представляют нас? Ты, в частности, готова ответить?

— Да уж, голову придется поломать. Вижу — не отстанешь… А что значит твое заявление: «Французского пока не знаю». В школе у вас английский преподают.

— Но ведь есть люди — пять языков знают. Даже десять. И больше.

— Ой, фантазёрка ты у меня!

— Разве это плохо?

— Да нет, мечтай. Ведь у кого-то, действительно, получается…

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.