Арсен Люпен – джентльмен-грабитель (сборник)

Леблан Морис

Серия: Коллекция классического детектива [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Арсен Люпен – джентльмен-грабитель (сборник) (Леблан Морис)* * *

Очарование воровства

Первый рассказ о похождениях Арсена Люпена был напечатан во французском журнале «Je Sais Tout» в 1905 году. Его автор, 39-летний Морис Леблан, был в то время «широко известен в узких кругах» – и не столько благодаря своим скромным успехам на литературном поприще, как в роли старшего брата Жоржетты Леблан (оперной певицы и близкой подруги Метерлинка).

Французам был необходим свой Шерлок Холмс.

Впрочем, не только французам: во многих странах появились свои «пинкертоны» и «картеры». Их создатели смешивали в разных пропорциях черты хорошо известных публике «криминальных талантов» – от сыщика Каффа Уилки Коллинза и агента сыскной полиции Лекока (героя романов Эмиля Габорио) до «героев-разбойников» вроде Рокамболя, но центром этой все разрастающейся детективной вселенной неизменно оставался персонаж Дойла.

Убедившись, что даже простодушное изготовление дубликатов «детектива № 1» – дело коммерчески выгодное, издатели вполне удовлетворились «творчеством» подражателей. При этом жанр, у истоков которого стояли классики мировой литературы (Эдгар По, Чарльз Диккенс, Роберт Льюис Стивенсон), скатывался в пропасть низкосортной пошлятины.

Как ни странно, Арсен Люпен обязан своей популярностью в равной степени Шерлоку Холмсу и вкусам подворотни.

По гениальному замыслу Мориса Леблана, новый французский герой ни в чем не похож на Холмса, более того, он – полная ему противоположность. Если Холмс всегда на стороне закона и справедливости, то Люпен при знакомстве с читателем… отправляется прямиком в тюрьму. Он закоренелый вор, «прирожденный преступник». Надменный и самоуверенный. Эгоист и мизантроп. Общественные устои вызывают у Люпена лишь снисходительную насмешку. И в то же время Морис Леблан осмеливается утверждать, что «его остроумие, веселый нрав, непредсказуемость, гениальная изобретательность и таинственная жизнь нравились толпе». В этом парадоксе, видимо, и кроется разгадка популярности Люпена: публике надоели картонные, однотипные герои, чьи действия всегда предсказуемы.

Было бы ошибкой утверждать, что Арсен Люпен сделан из того же теста, что и Робин Гуд, – он лишь использует личину «благородного преступника» как наиболее выгодный для себя образ в массовом сознании. На самом же деле Люпен не нуждается в моральном оправдании. Он – первый в мире преступник, осознавший, насколько важен в его деле хороший пиар. Не обязательно раздавать награбленное бедным – в ХХ веке это ни к чему. Достаточно заявить о своих благих поступках как можно громче. Поэтому Люпен инвестирует деньги в газету «Эко де Франс», чья главная забота – превозносить его благодеяния (в большинстве своем мнимые), умалчивая об их темной стороне.

Если присмотреться, то этот «джентльмен-грабитель» во многом напоминает профессора Мориарти: он тоже создает достаточно могущественную преступную организацию с огромным бюджетом, точно так же бессильны перед ним полиция и представители власти. Но Люпен нащупал тот общественный компромисс, о котором лондонский злодей мог бы только мечтать. Он артист, а не злой гений. Деньги и власть ему необходимы, чтобы поддерживать свою империю, но и только – личное обогащение его почти не интересует. Но самое главное: каждое преступление Люпен совершает не столько ради наживы, сколько ради славы и, как ни странно это звучит, признания.

Иными словами, Люпен – это один из первых удачных опытов по созданию «героя с отрицательной харизмой».

Даже следователь Ганимар, по долгу службы отчаянно преследующий Люпена, не скрывает своего восхищения этим человеком, для которого нет ничего невозможного. Всячески превознося таланты своего героя в сборнике рассказов «Арсен Люпен – джентльмен-грабитель» (1907), Морис Леблан ведет к тому, что во Франции ему нет равных, никто не может противостоять его затеям. А значит, Люпен неизбежно станет на пути лучшего из лучших. Конечно же, речь о Шерлоке Холмсе!

Артур Конан Дойл был, мягко говоря, не в восторге от этой идеи. Но Леблан уже не мог отказаться от замысла представить публике «матч века», в котором имя победителя было предопределено.

Повесть «Арсен Люпен против Херлока Шолмса» – ярчайший образец сатирического детектива. С одной стороны, Леблан неутомимо нахваливает достоинства английского корифея криминалистики, но с другой – создает явно карикатурные образы Шолмса и Вилсона. Для Люпена это даже не поединок, а чистая забава.

Морис Леблан скептически оценивал «логическую» начинку сочинений Дойла, а дедуктивный метод и в грош не ставил. Поэтому Люпен никогда не грешит сложными умозаключениями – он человек действия. Столкнувшись с загадкой, Шолмс хватает трубку и усаживается в кресло. Люпен же узнает ответ намного быстрее – для этого у него есть целая армия соглядатаев, информаторов, агентов.

Арсен Люпен, конечно же, не первый и не последний противник Холмса в детективной литературе, прослывший в свое время победителем. С тех пор Шерлок взял убедительный реванш, даже не приложив к этому никаких усилий, – время отлично умеет расставлять все по своим местам.

Впрочем, не существует такого порядка, который невозможно было бы нарушить, – хотя бы просто шутки ради. Доказано Арсеном Люпеном, самым остроумным и благородным вором в мире.

Арсен Люпен – джентльмен-грабитель

Посвящается Пьеру Лафиту

Мой дорогой друг!

Ты побудил меня ступить на путь, по которому, как мне казалось, я не должен был идти. И на этом пути я открыл для себя столько литературных удовольствий и увеселений, что мне представляется справедливым, если я напишу твое имя в самом начале этого произведения и выражу тебе свое искреннее признание и огромную благодарность.

М. Л.

Предисловие

– Так поведайте же нам вы, столь прекрасный рассказчик, историю о ворах.

– Хорошо, – ответил Вольтер или любой другой философ XVIII века, поскольку этот анекдот связывают со многими несравненными рассказчиками.

И он начал:

– Жил-был однажды генеральный откупщик…

Автор «Приключений Арсена Люпена», который тоже умеет хорошо рассказывать, начал по-другому:

– Жил-был однажды благородный грабитель…

Это столь парадоксальное начало заставило ошеломленных слушательниц встрепенуться. Приключения Арсена Люпена, такие же невероятные и увлекательные, как приключения Артура Гордона Пима, сделали свое дело. Они не только заинтересовали салоны, но и вызвали восторг толпы. С того самого дня, когда этот странный персонаж появился на страницах «Же сэ ту» («Я все знаю»), он продолжает пугать, очаровывать, забавлять сотни и тысячи читателей. А теперь, в виде нового сборника, триумфально войдет в библиотеки, предварительно покорив иллюстрированные журналы.

Эти истории детективов или светских и уличных апашей всегда удивительным образом притягивают к себе внимание. Бальзак, расставшись с госпожой де Морсо, жил драматической жизнью полицейского шпика. Он оставил лилию долины ради строптивого ручья. Виктор Гюго выдумал Жавера, охотившегося за Жаном Вальжаном точно так же, как другой «инспектор» преследовал Вотрена. И они оба думали о Видоке, этом странном хищнике, ставшем сторожевой собакой, о котором поэт «Отверженных» и романист «Рюбампре» сумел собрать сведения. Позднее господин Лекок пробудил любопытство страстных поклонников детективных романов, а господин Бисмарк и господин де Бейст – эти два противника, один неистовый, второй духовный – нашли до и после битвы при Садове то, что их меньше всего разделяло: рассказы Габорио.

Иногда писатель встречает на своем жизненном пути персонаж, которого он превращает в типаж. И этот типаж помогает своему творцу нажить литературное состояние. Счастлив тот, кто из кусочков создает существо, такое живое, как все живущие на земле: Делобеллу или Приолу! Английский романист прославил Шерлока Холмса. Господин Морис нашел своего Шерлока Холмса. Полагаю, после подвигов знаменитого английского сыщика никакие другие приключения не вызывали в мире такого же любопытства, как подвиги Арсена Люпена. И сегодня вереница поступков превратилась в книгу.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.