Кама с утрА. Картинки к Фрейду

Розина Татьяна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Кама с утрА. Картинки к Фрейду (Розина Татьяна)

От автора…

Мы рождаемся, растём, стареем. Встречаемся и расстаёмся. Влюбляемся, женимся, разводимся. Пути пересекаются и расходятся. Иногда расходятся навсегда. Иногда через некоторое время сходятся вновь. Люди, встретившиеся на нашем пути, исчезают из жизни. Мы забываем тех, кого любили и даже тех, без которых не могли жить. А тех, кого ненавидели или презирали, почему-то помним порой с отчётливостью омерзения. Почему?

Никто не знает, куда нас забросит, с кем сведёт судьба. Мы решаем куда-то поехать, потом вернуться. Но поехать не получается. Или вернуться не выходит… Почему? Почему наши планы перепутаны?

Да потому, что не мы сами принимаем решения. Нам только кажется, что МЫ знакомимся, любим, едем, уходим, расстаёмся… Но это не так. Но кто же, кто диктует нам нашу жизнь, если не мы?

Когда-то мама погладила тебя по щеке перед сном. И ты запомнил этот жест, ощущение её ладони врезалось в память осколком снаряда. Оно осталось с тобой навсегда. Кому-то приятным воспоминанием, а кто-то… А вот мать прижимает мальчика, совсем маленького малыша, к своей огромной материнской груди. Она любит его, тискает и целует, чуть не облизывая лицо. А он почему-то, став взрослым, ненавидит женщин с большой грудью. А этот и вовсе любит мужчин…

Почему ты вздрагиваешь, когда тебя ласкает женщина? Тебе противно? А ты, ты ненавидишь мужчин, но при этом боишься остаться без мужа… Почему прикосновение чужого тела, вызывающее тошноту, с другим — отзывается неожиданным восторгом?

Всё, что было с тобой, когда ты себя не помнишь, врезается топором на белом листе подкорки. И она — эта подкорковая память — выводит каракули твоей жизни. Каракули, которым ты нередко удивляешься… Почему? Почему так, а не иначе? — хочется кричать, выть, но никак по другому, сколько ни стараешься, не выходит.

Ты не знаешь ни своего пути в этом мире. Ни ощущений, которые овладеют тобой. Кажется, ты двигаешься, познавая себя. Но это обман. Тебя ведёт по жизни то, что осталось в подкорке с первого твоего крика, едва ты захлебнулся воздухом, выйдя из материнского лона. Тебя тогда охватил страх. Страх холода после тепла матери. Ты не помнишь? Конечно, нет. Но этот страх, боль, удивление… всё это было. И эти чувства сделали первые зарубки в твоей памяти. Всё это, накопленное в ежедневном водовороте первых дней, месяцев твоей жизни никуда не делось. Оно довлеет над тобой, хотя ты и не осознаёшь этого. Ведь на то она и подкорка, чтобы прятать там нашу суть. Тобой руководит подсознание, сотканное из пунктиров памяти ощущений «доисторического» младенчества.

…от поглаживания рукой отца, когда мама принесла тебя из роддома и, гордясь своим произведением, раскрыла пелёнки и выложила на обозрение…

…от шелеста ветерка, ласкающего голенькое тело, когда карапузом ты пытался приподняться на пелёнке, брошенной на песок…

…от шума грома, испугавшего до колик в животе, когда однажды тебя вынесли в коляске на балкон и оставили одного…

Всё это вошло, влезло, вползло и вбилось в подкорку и теперь вылезает в твою сегодняшнюю жизнь поступками, порой чудовищными. Подсознательные, неясные, необъяснимые тебе, страхи и беспокойства руководят тобой в пути по жизни, определяют встречи. С теми, кого ты узнаешь вскользь и тут же забудешь. И с теми, к кому тебя будет непреодолимо тянуть. С теми, кого ты полюбишь, и кого будешь ненавидеть.

Иногда мы уходим от прошлого, пытаемся изменить настоящее, надеясь, что в будущем всё будет иначе. Это иллюзия. Ничего не изменится. Потому что и в прошлом, и в будущем, ты… всегда один и тот же. Со своими детскими подкорковыми «водителями» по жизни. Поэтому уход от прошлого также невозможен, как уход от себя. Ты есть и будешь. Можно изменить лишь окружение. Но и в новом месте, с новыми знакомыми и даже с новым именем… ты будешь жить так, как жил раньше. Всё своё при тебе. И от него никуда не деться. Будто ты пересел в другой вагон трамвая. Вокруг новые люди. Иные запахи. Но ты-то остался тем же… и едешь туда же…

Великий Зигмунд давно исписал тысячи страниц об этом. Он был прав. От фобии не спастись. Ни наркотики, ни алкоголь не уведут тебя от неё. В своих полуночных грёзах ты будешь тем же… что и в реальности. И смерть не избавит от страхов. Ты унесёшь их с собой. В потусторонний мир. Но не бойся. Жизнь прекрасна. И никакие заштампованные пунктиры не испортят её вкуса. Просто знай — мир тесен. Он крутится вокруг твоего подсознания. Никуда не деться ни от твоего пути, ни от тех, с кем суждено тебе встретиться. Ни от самого себя.

Обо всём этом я думала, решив рассказать эту историю. Вернее, истории нескольких женщин. Их жизненные дорожки пересекались и расходились в стороны. Они пытались изменить свои жизни. Переезжали и меняли не только квартиры и города, но и страны. Меняли имена и круг знакомых. Образ жизни и свои мысли. Но все перемены были игрой. Игрой и насмешкой. Игрой подсознания…

Нам суждено жить по велению подкорки, в которой скопилось всё то, чего мы хотим, и боимся одновременно. Рано или поздно она выведет нас в пункт, который мы не хотим, не планируем, не ждём. И мы посчитаем это случайностью. Перстом судьбы. Хотя привело нас сюда всего-навсего наше собственное «я». Всесильное нутро подсознания, вывернутое наружу.

Именно ОНО диктует нам наш путь по жизни, в течение которой мы постепенно умираем. Уже в момент рождения начинается путь к смерти. Каждый умирает своей жизнью. Той, которую диктует ему его подкорка, от которой не избавиться… которую не убить. Потому что вместе с ней умрёте вы сами…

Так думаю я. Вы можете считать по-другому. Ваше право. Впрочем, право не ваше, а вашей подкорки. Согласиться со мной или спорить… будет решать она. Она повелевает вами, диктует мысли и поступки. Не согласны? Ну, ну…

Вера

1.

— Кама с утрА выглядит как жеваный пряник, но не надо огорчаться, ещё пять минут…. Дольку ледяного огурца на веки и горячий кофе внутрь и буду в норме… — ритуально повторяю я ежедневно, разглядывая себя в зеркале. Ежедневно расстраиваясь, и ежедневно успокаивая себя.

Отражение не радует. Возраст проглядывает. Там морщинка, тут намёк на складку, здесь лёгкая отёчность. Пока ещё лёгкая. Лет десять назад всего этого не было и в помине, даже если не спала всю ночь. Не просто не спала, ворочаясь с боку на бок, не спала, забыв про сон, кувыркаясь в безумном ритме дурных привычек. Теперь не пью, не курю, всю свою энергию пустила в мирных целях, но видок всё равно уже не тот:

— Эх, Кама, бедная Кама… особенно с утрА…

Кама — прозвище со времён школы. Производное от фамилии Каманина. Нормальная фамилия, нормальная кличка. Кто-то, не помню кто, когда-то давно сократил мою фамилию до этого короткого слова. Так делали все. Зайченко стала Зайкой, Шурафетдинова звали Шуркой, забыв его настоящее имя Борис, ну, а я вот стала Камой. С тех пор утекло много всего прочего, с одноклассниками я давно не общаюсь, и мало кто в моём сегодняшнем окружении знает, что я — Кама. Как впрочем, мало кто знает, кто я вообще…

Я и сама иногда забываю, кто я. Стараюсь забыть. Но прошлое выползает из под самых дальних залежей подсознания, и чёрными кляксами проявляется в моих снах. Воспоминания не спрашивают меня хочу ли я их помнить и видеть. Пережитое когда-то является ко мне сегодняшней в сновидениях принудительным порядком. Сны снятся по собственному сценарию. Рисуются в голове, задурманенной ночным морфием, независимо от твоих желаний. Ты гонишь неприятные воспоминания, пытаешься не думать об этом днём, но ночными кошмарами они пробираются в мозг и копошатся, разрывая голову нестерпимой болью.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.