Жёсткая рекогносцировка

Пучков Лев Николаевич

Жанр: Боевики  Детективы    2006 год   Автор: Пучков Лев Николаевич   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Жёсткая рекогносцировка ( Пучков Лев Николаевич)

Некоторые события, описанные в книге, выдуманы. Названия ряда населённых пунктов, учреждений и организаций намеренно изменены. Изменены также многие фамилии, встречающиеся в тексте.

Пролог

«Cool, Cool, Cool!!!»

"...Жизнь прекрасна.

Нет, это не просто цитата из классики. Это вполне ёмкое и исчерпывающее определение текущего момента.

Мне восемнадцать. Я абсолютно здорова, умна, недурна собой..."

— Да ладно скромничать, ты у меня просто краса писаная!

«Это папа. Папа неадекватен: оценивает меня оч-чень даже необъективно. Я для него — свет в окошке, это понятно. Эмм... Ну и понятно также, что у меня прекрасные родители, потрясающие перспективы и просто фантастическое будущее...»

— Брось свой дурацкий диктофон и прекрати кормить кота со стола! У него диета, ему нельзя мидии!

"Это мама. Потрясающе хороший человек, но оч-чень эмоциональна. Да и не мудрено: шутка ли, такой дом держать на своих хрупких плечах!

Так... Угу... Угу...

А, вот: особенно отчётливо ощущаешь, что жизнь прекрасна, когда в праздничный день, солнечным утром, неспешно завтракаешь с семьёй в зимнем саду. Повариха Матильда подсматривает с кухни, расплющила нос о дверное стекло. Три минуты назад спросила горничную Дусю, понравились ли маме кексы. Дуся не смогла дать вразумительного ответа, теперь Матильда переживает..."

— Матильда, не переживай! Кексы — фантастика! Хи-хи...

«Так, Матильда удрала. Графиня в страшном смятении бежит к пруду... Хи-хи... Эмм... А, да: Восьмое марта, весна, солнце. Вижу: по двору слоняются секьюрити, тот, что ближе к оранжерее, — Миша, он по мне тайно вздыхает. Хи-хи... Дурачок...»

Кто вздыхает?!!!

«Это специально для папы: проверка реакции. Папа — брось. Неужели не понятно: слуги всегда тайно хотят дочь босса, даже если она корявая, хромая и горбатая. А уж если у неё всё на месте и от неё не воняет протухшими памперсами... Гхм-кхм... Ну, в общем, понятно: это ведь азы психологии...»

— Ну-ну, я присмотрюсь. Если что, всю вздыхалку повыдираю, под самый корень!

«Папа, папа... Всё хочет составить дочурке счастливую партию. Спит и видит, как бы удачно пристроить своё неразумное дитя за какого-нибудь принца...»

Кстати, насчёт партии. На сегодняшнем балу тебе надо быть обязательно...

«Ну вот, началось! Балы, ассамблеи, премьеры, бенефисы... Боже мой, какая жуткая скукотища! Всё каменно и чопорно, все друг друга ненавидят и картонно улыбаются, хотя каждый прекрасно понимает: это фикция. Зачем?!!! Неглупые ведь люди, неужели не жаль так бесславно тратить своё драгоценное время? Решительно не понимаю, зачем этим монстрам, динозаврам, рулящим страной, все эти маскарадные сборища...»

— ...Президент будет!

— И что с того? Президент не в моём вкусе. Мне больше нравятся полные курчавые брюнеты с большими влажными глазами.

— Пфф... Кто-то спросил про твои вкусы? Что ты можешь понимать в таком возрасте?!

«Эх, мама... Мама, видимо, надеется, что президент мгновенно мною пленится, загорится, воспылает, бросит Первую Леди и женится на мне. Да, признаю: выглядит это весьма заманчиво. Вот это точно — хорошая партия...»

Вот дурёха-то, прости господи... Ну ты только послушай, что ты несёшь! Вот прокрути назад и послушай!

«Мама негодует. Раздувает ноздри, взор её сверкает. Мамочка, не надо, не стоит оно того...»

— Слушай, брось это своё идиотство! Я его сейчас об пол тресну!

— Мам, это не идиотство. Это я к курсовой готовлюсь. А диктофончик всё-таки немало стоит. Не бог весть какие — но всё же денежки. Ты лучше скажи, хотела бы президента зятем? Как тебе такая перспектива?

— Боже, дай мне терпения...

— Окси, не ёрничай, — вовремя вмешался глава семьи. — Мама упомянула про президента исключительно для того, чтобы подчеркнуть особый формат мероприятия. Особый статус. Там будут люди очень высокого полёта.

— И что мне эти ваши люди?

— Ну как — что?! Надо пользоваться случаем. Ты у нас уже не ребёнок, пора потихоньку устраивать свою будущую жизнь.

— Ага... Удачная партия?

— Ну, партия не партия... Но — осмотреться, показаться, оценить обстановку... Тебе в июне уже девятнадцать будет...

Оксана укоризненно покачала головой и вздохнула. «Осмотреться, показаться, устраивать жизнь...» Что за бред? Разве можно тратить время на всю эту нудистику, когда каждый твой день и без того до отказа насыщен жизненно важными и совершенно неотложными делами? Учиться, самообразовываться, набираться ума (это три совершенно разные вещи) для великих свершений, срочно переделывать наш неправильный мир, который от этой своей неправильности в любой момент может рухнуть, и вообще существует до сих пор только ввиду какого-то чудовищного недоразумения...

— Ну что ж, глубокоуважаемые предки... У меня для вас две новости.

— Боже мой, доченька... Ты...

— Успокойся, мама, это совсем не то, что ты думаешь!

— Да, это не то, — с ходу выловил суть мудрый папа, спокойно подливая себе чаю. — Она просто не поедет с нами на бал.

— Да, не поеду. У меня мероприятие.

— Какое мероприятие? Что у тебя может быть за мероприятие, которое важнее этого? — удивилась мама.

— Поверь мне, моё мероприятие стократ важнее этого вашего бала. Я бы даже сказала так: вопрос жизни и смерти. Тебе лучше как: дохлая дочка на балу или живая-здоровая, но вне бала?

— Да что там за мероприятие такое?! — мама растерянно всплеснула руками. — Ты понимаешь, в какое положение ты нас ставишь?! Куда это ты собралась — на важное такое? Это кто такие вообще?

— Четыре вопроса. Акцентов приоритета не уловила — всё равноправно и одинаково сумбурно. В какой последовательности отвечать?

— Ну ты уж совсем-то из меня дуру-то не делай! Думаешь, если мать без высшего образования, так над ней и глумиться можно?!

— Мам, ну что за глупости? При чём тут образование?

— Куда ты собралась?!

— Лучшие по успеваемости студенты нашего курса собираются в «Позёмке». С руководителем и всем деканатом в полном составе.

— Что-то я не поняла... Откуда у тебя такая любовь к сокурсникам? То они для тебя — «биомасса», то ты ради них готова вдрызг разругаться с родителями?

— Поясняю. «Биомасса» здесь ни при чём, если ты прослушала, уточняю: там будет наша профессура. И я буду делать научный доклад, как раз по этой теме, которую набалтываю на диктофон. Теперь понятно?

— Ну... Час от часу не легче... А чего это — Восьмого марта?

— А чем этот день лучше других?

— Так праздник же!

— Это у вас праздник. Такой ваш тупой совковый праздник, который придумали ваши тупые коммунисты для забитых, затурканных судьбой женщин. Триста шестьдесят четыре дня в году ты — скотина и быдло, а сегодня, так и быть, на тебе, почувствуй себя человеком.

— Ну что ты опять несёшь!

— Правда всегда нелицеприятна, мама, это закон жизни! Посмотри на Европу, для нормальных людей 8 Марта — обычный день, ничем таким особым не примечательный.

— Ну вот... Гхм-кхм... Даже и не знаю...

— Моя порода, — одобрительно крякнул папа. — Врёт и не краснеет. Да ещё как вдохновенно врёт!

— Что значит «врёт»? — тревожно вскинулась мама.

— Врёт, врёт! Глумится над нами. У неё сегодня вечернее рандеву с «Народным ополчением».

— Это кто?!

— Это — «что», Машенька, а не «кто».

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.