Сталинградская битва военной разведки

Лота Владимир Иванович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Сталинградская битва военной разведки (Лота Владимир)

Гитлер рассчитывал, что в 1942 году Германии удастся втянуть в войну против СССР Японию и Турцию, что будет способствовать окончательному разгрому советских войск.

Активная деятельность германской контрразведки в 1942 году значительно затруднила деятельность зарубежных резидентур советской военной разведки. Поступление в Центр ценных материалов, которые были необходимы для правильного понимания стратегической обстановки на советско-германском фронте, сократилось.

Несмотря на активные мероприятия германской контрразведки, проводившиеся в рамках известной операции «Красная капелла», и потерю советской военной разведкой части своей агентурной сети, удалось сохранить важные источники информации в столицах ряда европейских государств. Весной 1942 года резидентуры ГРУ ГШ продолжали действовать в Женеве, Лондоне, Риме, Софии и Стокгольме. Деятельностью их руководили резиденты Шандор Радо, Иван Скляров, Николай Никитушев и другие разведчики. В Великобритании и Италии также действовали нелегальные резидентуры «Дюбуа», «Соня» и «Феникс», которые также имели агентов, способных добывать ценные сведения военного и военно-политического характера, которые правильно отражали замыслы германского командования в летней кампании 1942 года. Военные разведчики добывали сведения о конкретных действиях германского командования на Восточном фронте ещё до подписания Гитлером директивы № 41, то есть на стадии формирования стратегического замысла.

Первое донесение о том, где Гитлер планирует провести летнее наступление на Восточном фронте, поступило в Центр 3 марта 1942 года. Разведчик майор А. Ф. Сизов («Эдуард») сообщил из Лондона, что Германия планирует «начать наступление в направлении Кавказа», где «главное усилие предвидится в направлении Сталинграда и второстепенное — на Ростов, и кроме того, через Крым на Майкоп» [1] . Донесение Сизова противоречило тому, что ожидали Сталин и Ставка ВГК. В Москве готовились к отражению нового наступления немцев на Москву.

В Центре не могли не заметить, что донесение Сизова подтверждается сведениями, поступившими из Швейцарии от резидента Шандора Радо.

12 марта Радо доложил в Центр о том, что основные силы немцев будут направлены против южного крыла Восточного фронта с задачей достигнуть рубежа реки Волга и Кавказа, чтобы отрезать Красную армию и население центральной части России от нефтяных и хлебных районов. Сопоставив донесения Радо и Сизова, в Центре подготовили спецдонесение «О планах Германии на 1942 год» [2] , которое было направлено членам Ставки ВГК и в Генштаб. Там подчёркивалось, что в 1942 году Германия предпримет наступление в направлении Кавказа.

Весной 1942-го нелегальная резидентура Шандора Радо («Дора») вела активную разведывательную деятельность. К сотрудничеству были привлечены ценные агенты, имевшие связи в штабах вермахта, в МИД и в других правительственных учреждениях Германии. Эти источники в Центре числились под псевдонимами «Луиза», «Ольга», «Лонг», «Тейлор», «Люци», «Сиси». «Дора» имела три самостоятельные радиостанции, которые действовали в разных городах Швейцарии — в Женеве, Берне и Лозанне. Это позволяло успешно маскировать выходы в эфир радистов, что лишало контрразведку противника возможностей их пеленгации и установления мест дислокации. Несмотря на усилия германской контрразведки, которая добилась успехов во Франции, Бельгии и в самой Германии, «Дора» продолжала вести успешную работу. В среднем радисты Шандора Радо ежедневно передавали в Центр от 3 до 5 радиограмм.

Летом 1942 года резидент Радо направлял в Москву сведения по широкому кругу военных и военно-политических проблем: об объёмах выпуска германской военной промышленностью самолётов, танков, артиллерийских орудий, о перебросках воинских частей противника на южный участок советско-германского фронта, о взаимоотношениях среди немецких высших военных руководителей.

Исключительно ценные сведения о противнике добывал агент «Люци» — немец Рудольф Ресслер. Журналист по профессии, участник Первой мировой войны, он после прихода нацистов к власти и обосновался в Швейцарии. Проживая в Женеве, он сохранил связи с влиятельными лицами в Берлине, поддерживал с ними контакты и получал ценные сведения военного и военно-политического характера. Эти сведения Ресслер в 1939–1944 годах передавал швейцарской разведке «Бюро X». В первой половине 1942-го Рудольф познакомился с антифашистом Кристианом Шнейдером, который поддерживал близкие отношения с Рашель Дюбендорфер, членом группы Радо. В итоге свои сведения Ресслер стал передавать Шнейдеру и Дюбендорфер, которые сообщали о них Радо. Именно от Ресслера поступили первые сведения о том, что Гитлер планирует изменить план войны против СССР и намерен перейти в решительное наступление на южном фланге советско-германского фронта, захватить Ростовскую область, Краснодарский и Ставропольские края, а также Крым и Кавказ.

В начале лета 1942 года военные разведчики добыли новые сведения, которые также раскрывали замысел германского командования и конкретизировали его.

1 июля военный атташе полковник Н. И. Никитушев, действовавший в Стокгольме, докладывал в Центр: «…Шведский штаб считает, что на Украине началось основное немецкое наступление. План немцев — прорыв линии обороны Курск — Харьков с развитием наступления через Дон к Сталинграду на Волгу. Затем установление заслона на северо-востоке и продолжение наступления свежими силами на юг через Ростов-на-Дону на Кавказ» [3] . Сведения, добытые Никитушевым, также были доложены членам Ставки ВГК.

Ставка на основе сведений ГРУ могла бы принять стратегические решения с учётом планировавшегося Гитлером удара в направлении южного фланга советско-германского фронта. Однако в основу решений советского Верховного Главнокомандования были положены прогнозы Сталина о том, что немецкое командование нанесёт главный удар в направлении Москвы. Штаб немецкой группы армий «Центр» к тому времени разработал дезинформационную операцию под кодовым наименованием «Кремль». Для рядовых исполнителей она выглядела как настоящий план наступления на Москву. Предусматривалось проведение перегруппировки и переброски войск, передислокация штабов и командных пунктов, подвоз переправочных средств к водным преградам. Штаб 3-й танковой армии был передислоцирован с левого крыла группы армий «Центр» в район Гжатска. Именно здесь армия должна была наступать согласно плану операции «Кремль». Усилилась аэрофоторазведка московских оборонительных позиций, окраин Москвы, район к востоку от советской столицы [4] .

Планы Москвы и других крупных городов, расположенных в полосе наступления группы армий «Центр», с 10 июля 1942 года рассылались вплоть до штабов полков, что увеличивало вероятность утечки сведений. Все дезинформационные мероприятия германского командования тесно увязывались с подготовкой и осуществлением операции «Блау». Так, в полосе 2-й танковой и 4-й армий они должны были достигнуть кульминационной точки 23 июня, а в полосе 3-й танковой и 9-й армий — 28 июня [5] .

Видимо, именно эти сведения показались Сталину более достоверными. В результате оборона Москвы была усилена, а южный фланг советско-германского фронта был мало подготовлен для отражения крупного немецкого наступления. Эта ошибка привела к возникновению в 1942 году крайне сложной обстановки на юге. А. М. Василевский так писал об этом: «Обоснованные данные нашей разведки о подготовке главного удара на юге не были учтены. На юго-западном направлении было выделено сил меньше, чем на западное» [6] .

В этот период войны важно было иметь достоверные сведения о планах руководителей Японии и Турции, которые могли вступить в войну против СССР на стороне Германии.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.