Герой по принуждению. Трилогия

Абердин Александр М.

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Герой по принуждению. Трилогия (Абердин Александр)

Роман первый "Герой по принуждению".

Книга первая - "Волшебный мир".

- Вот тебе и раз, сказал Штирлиц, внимательно разглядывая кирпич, свалившийся ему на голову. Ха-ха-ха...

Этим невеселым смешком Михалыч растерянно констатировал безрадостный факт, который со всей неприглядностью свидетельствовал о том, что он, незаметно для себя, выкурил последнюю сигарету. Все еще не веря в такую незадачу, он медленно, словно боялся выпустить на свет злую гадюку, приоткрыл ящик письменного стола, полный ненужных бумаг, конторских принадлежностей и просто всяческого мелкого сора. Обычно он высыпал в стол, прямо на самый край, из вскрытого блока сигареты и теперь, сладостно замирая от предвкушения, запустил руку внутрь.

Порывшись пару минут в пыльных, давно не чищенных недрах стола и больно наколов палец кнопкой, Михалыч, вместо новенькой пачки своей любимой "Магны", вытащил початую пачку сигарет "Дорал" с ментолом. Эта пачка сигарет валялась в столе уже не менее полугода, забытая кем-то из его приятелей, и была бережно хранима на всякий пожарный случай. Разочарованно повертев сигареты в руке, он, наконец, завершил крылатую фразу:

- Вот тебе и два, сказал Мюллер, сбрасывая на голову Штирлица второй кирпич.

Таймер на мониторе компьютера показывал уже пять часов сорок две минуты утра. Михалыч, недоверчиво и брезгливо понюхав почти полную пачку сигарет, стал мысленно прикидывать, стоит ли ему, набравшись отваги, закурить эту убийственную ментоловую гадость, которая, скорее всего, вдобавок к своей собственной вони, пропиталась еще и прочими, совершенно не соответствующими табаку, запахами, или ему нужно срочно одеваться и бодро топать по морозу за более приличным куревом к ближайшей станции метро, где коммерческие ларьки работали круглосуточно.

Еще раз понюхав початую пачку и учуяв в ней, в придачу ко всему, еще и запах одеколона, он решительно положил руку на мышку, закрыл файл и выключил свой новенький, "остекленный пень". Встав из-за стола, он медленно потянулся, хрустя всеми суставами и энергично подвигал плечами. Ночное бдение за компьютером давало о себе знать, у него ломило верхнюю часть спины и плечи, да к тому же крутило в правом боку. Видимо, опять давала о себе знать почка.

Александр Михайлович Окунев, сорока двух лет от роду, русский, разведенный, был грузным, большим и кряжистым мужчиной с простым, славянским лицом, поросшим не то короткой, почти седой бородкой, не то просто месяца полтора небритый, с довольно длинными, русыми с сильной проседью волосами. Он любил работать по ночам. Особенно, если поутру ему не требовалось вставать и идти на работу. По своей натуре он был типичным трудоголиком и его рабочий день, даже в будние дни, заканчивался далеко за полночь, а уж в ночь с пятницы на субботу, а также в субботу на воскресенье, он вообще ложился спать в восемь, а то и девять часов утра. Для человека, находившегося в разводе уже почти семь лет, такой рабочий график был вполне приемлемым.

Пять дней в неделю, Александр Михайлович, трудился в одной "хитрой" фирме, которая, чем только не занималась, начиная от торговли мелкооптовыми партиями самых разнообразных товаров, до пробивания кредитов и посреднической деятельности при заключении разнообразных контрактов. В этой фирме господин Окунев числился финансовым директором, что давало ему относительно неплохой заработок. Денег ему вполне хватало. Он имел в Москве весьма приличную, хорошо обставленную двухкомнатную квартиру, был владельцем подержанного автомобиля "Опель Вектра", да к тому же поддерживал материально свою бывшую жену и сына. При этом, заработок позволял ему выглядеть вполне респектабельным господином, пусть и не из категории "новых русских", но все же "тянувшим", как минимум, на "штуку баксов" в месяц.

Своей работой Михалыч был доволен даже не смотря на то, что фирма эта была частная и в ней работала, в основном, молодежь. Жесткая, нагловатая и к тому же с весьма своеобразными и "удобными" принципами, которые ныне исповедывает подавляющее большинство "новых русских". Но, к счастью, на работе у него был напарник его лет, которого он и привел в эту фирму. Они оба отличались какой-то особой изощренностью во всем том, что требовало умения по много часов кряду вести трудные переговоры, составлять хитроумные контракты и были весьма искушены в "канцелярите", всяких юридических тонкостях и вообще в делопроизводстве. Да, к тому же они проделывали все так ловко, что ни у кого из их "молодых" боссов не возникало желания попенять "старикам". Поэтому господин Окунев ходил на работу с удовольствием.

В фирме молодые боссы называли их обоих "дедами", обращались к ним на ты, хотя и вполне вежливо, и только по отчеству. По имени-отчеству к ним обращались крайне редко, в основном только по одному отчеству. Вот тут частенько и возникали смешные ситуации, так как отчества у них были одинаковые - Михайлович. Очень часто их секретарше, Люсечке, приходилось подолгу выяснять у клиентов:

- Извините, а вам какой Михалыч нужен?

- А? Что? Ну, большой такой, с бородой.

- Извините, но их у нас двое, Александр Михайлович и Олег Михайлович и они оба большие. Более того, они очень сильно похожи друг на друга и оба с бородами. Так с которым Михалычем вас соединить?

Бедный клиент, который день или два назад был в их офисе и ему культурно объяснили, что его вопрос сможет решить только Михалыч, начинал подробно объяснять с каким именно из двух Михалычей он вел переговоры. Из-за этого некоторые деловые партнеры даже стали называть их фирму АО "Михалыч", что вызывало определенную ревность к "дедам" со стороны боссов. Поскольку, последние два года они оба приносили для трех ее владельцев весьма неплохую прибыль, то и у Александра Михайловича и у Олега Михайловича, было по отдельному кабинету и одна секретарша на двоих, которая, впрочем, не занималась ничем другим, кроме того что путано и невпопад отвечала на частые телефонные звонки, за что оба Михалыча, собственно, ценили ее очень высоко, так как этим Люсечка обеспечивала им обоим огромное пространство для маневра в их непростом бизнесе.

Другими плюсами своей работы, господин Окунев считал то, что в офис ему требовалось приходить к одиннадцати часам, а сама работа заканчивалась в шесть вечера, не занимала слишком много времени и сил, да к тому же и отличалась неплохой стабильностью. Да, и в офисе он имел много свободного времени и мог иногда работать над своими рукописями, а Люсечка, довольная тем, что оба начальника так защищают ее от всяческих наездов со стороны клиентов и боссов фирмы, никогда не отказывалась перепечатывать на компьютере его старые рукописи.

По своему образованию господин Окунев был дизайнером, но заняться дизайном профессионально ему в жизни так и не пришлось. Имея такую специальность, он всегда работал то художником-оформителем, то художником-декоратором, то еще каким-нибудь художником и сменил эту профессию только в годы перестройки, вляпавшись в кооперативное движение. Как и большинство предпринимателей первой волны, он воспринял все со свойственным его поколению идеализмом, но, в конце концов, после нескольких банкротств и парочки бандитских наездов, отошел от активного бизнеса. Передохнув пару лет, он весьма основательно занялся экономикой и финансами, что позволило ему найти для себя уютную и комфортную нишу в той странной системе экономических взаимоотношений, которую называют "рашн бизнес".

И если как художник, этот человек, по его собственному признанию, так и не состоялся, хотя и был неплохим мастером, работающим во многих техниках живописи, да и бизнес его так и не сложился, он нашел себя в новой ипостаси. Будучи натурой творческой и увлекающейся, господин Окунев стремился проложить свою тропку в литературе, которую любил просто самозабвенно. Писать он начал еще в двадцать с чем-то лет и писал, по большей части, научно-фантастические повести и рассказы.

Работал над своими произведениями он подолгу, хотя писал очень быстро. Просто он любил до бесконечности шлифовать свои рассказы и повести. Он не торопился бежать к издателям, хотя и имел в своем портфеле десятка полтора произведений, большая часть которых давно уже была переведена в компьютерные файлы. Именно поэтому, а еще и потому, что это была ночь с пятницы на субботу, Михалыч всю ночь просидел за своим компьютером, в очередной раз редактируя свое произведение, посвященное космическим приключениям.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.