Смерть Запада

Бьюкенен Патрик Джозеф

Жанр: Публицистика  Документальная литература    2003 год   Автор: Бьюкенен Патрик Джозеф   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Смерть Запада ( Бьюкенен Патрик Джозеф)

От издателя

В минувшем столетии человечество пережило три мировых войны, каждая из которых завершалась крахом могущественных империй, повелевавших людьми всех языков и всех цветов кожи: Первая Мировая привела к гибели Российской, Австро-Венгерской и Оттоманской империй, Вторая Мировая ознаменовалась крахом «тысячелетнего рейха», Британской и Японской империй, Третья Мировая (иначе «холодная война») закончилась распадом Советской империи и крушением социалистической системы.

Наступление нового века ознаменовалось началом Четвертой Мировой войны, войны цивилизационной, войны, в которой евро-атлантической цивилизации Запада противостоят цивилизации «второго» и «третьего» миров. Эта война, в отличие от предыдущих, ведется без применения оружия (если не считать локальных вооруженных конфликтов), она носит «информационно-культурный» характер, однако ее исходом, судя по тому, как складывается ситуация, станет поражение Запада и гибель не просто очередной империи, но целой цивилизации.

«Предвосхищением катастрофы» наполнены многие книги современных западных специалистов, прежде всего Ф. Фукуямы, И. Валлерстайна, С. Хантингтона. Схожие ощущения испытывают и действующие западные политики, к числу которых принадлежит Патрик Дж. Бьюкенен, советник президентов Никсона и Рейгана, кандидат в президенты от Республиканской партии на выборах 1992 и 1996 годов.

Казалось бы, откуда взяться этому ощущению? Ведь Соединенные Штаты Америки, это олицетворение мощи западной цивилизации, находятся ныне в зените могущества. Америка определяет пути развития западного индустриального, а возможно, и постиндустриального общества и диктует остальному миру собственные представления о добре, благе и справедливости.

Тем не менее, появление таких книг закономерно. Как могущество Римской империи предвещало грядущий ее упадок (Бьюкенен проводит такую аналогию), так и нынешнее подавляющее преимущество США и Запада в целом перед остальными цивилизациями есть, вполне возможно, признак надвигающейся гибели евро-атлантического сообщества.

Почти пять столетий — с эпохи Великих географических открытий и до начала XXI века — Европа (а затем Европа и США) удерживала господствующее положение в мире. В этот период вся мировая история вершилась в пределах западного «цивилизационного ареала». Евро-атлантическая цивилизация, основанная на принципах гражданского общества и либеральной экономики, в силу своего несомненного технологического превосходства над остальными народами навязывала им (и навязала!) собственное представление о формах цивилизационного существования, которые опираются на христианские ценности.

Выживет ли Запад? Наступит ли возвещенный Ф. Фукуямой «конец истории» в ее западном варианте? Исчезнет ли феномен, на протяжении столетий формировавший образ человечества? На эти вопросы и пытается ответить в своей книге Патрик Бьюкенен. И как тут не вспомнить опубликованный еще в 1950 году роман замечательного английского писателя сэра Артура Кларка «Конец детства», в котором человечество под информационным влиянием иной цивилизации перестает быть собой. Нынешний «мировой порядок» и его трансформации поразительно схожи с ситуацией, описанной в фантастическом романе. У Кларка человечество вынуждено было переродиться. Вполне вероятно, что подобный сценарий осуществится и в Текущей Реальности.

Смерть Запада: Чем вымирание населения и усиление иммиграции угрожают нашей стране и цивилизации

Вот так закончится мир,

Вот так закончится мир,

Вот так закончится мир,

Не взрыв, но всхлип. [1]

Т.С. Элиот. Полые люди

Что-то словно щелкнуло у нее в сознании, она смягчилась, улыбнулась — и рассказала историю о своем дедушке, который присутствовал в качестве пажа на коронации королевы Виктории.

— Это был другой мир, — сказал он.

— Другая цивилизация, — поправила она, — та самая, к которой я принадлежу по праву рождения. И эта цивилизация, основанная на семейных ценностях, умерла — не исчезла, а именно умерла, потому что была живым организмом. Ей на смену пришло нечто неживое — раздробленное на атомы общество, лишенное тепла и уюта, самый настоящий хаос механических связей. О, мы оба прекрасно знаем, что в прежнем мире отнюдь не все было замечательно, что там хватало невежества и нищеты. Но правильнее было бы не раздирать на клочки тот мир и не менять его на анархию. Семейные ценности — такая штука, которую нужно растить, холить и лелеять.

Сторм Джеймисон. Ранние годы Стивена Хайда (1966)

Введение

— Пат, мы теряем страну, в которой выросли.

Снова и снова во время бесконечной избирательной кампании 2000 года я слышал эту горестную фразу от множества мужчин и женщин по всей Америке. Но задумаемся — что же они имели в виду?

Каким образом печаль и грусть — как будто умирает родной отец и ты ничего не можешь поделать, только беспомощно смотришь, — каким образом печаль и грусть проникли в сердца американцев на пороге «второго американского столетия»? Разве, как не уставал напоминать нам мистер Клинтон, мы живем не в лучшие времена, когда безработица сократилась до минимума, инфляции не разглядеть и в микроскоп, уровень преступности неуклонно падает, а доходы выросли до небес? Разве мы, как не переставала замечать Мадлен Олбрайт, не «нация, без которой невозможно представить себе мир»? Разве сегодня, как неоднократно подчеркивал мистер Буш, у нас остались соперники в военном могуществе, экономической мощи или культурном влиянии?1 Мы выиграли «холодную войну». Наши идеи — американские идеи — и идеалы распространяются по всему миру. Откуда же грусть и печаль? С чем они связаны?

На мой взгляд, вот с чем: Америка прошла через социальную и культурную революцию. Ныне США — совсем не та страна, которую мы помним по 1970-м или даже по 1980-м годам. Другая страна, другой народ; после кампании 2000 года один из выборщиков, Уильям Макинтурф, заявил в интервью газете «Вашингтон пост»: «У нас имеются две противоборствующих силы. Первая — сельская, христианская, консервативная, почти пуританская. Вторая — социально толерантная, предприимчивая, светская, родом из Новой Англии или с Тихоокеанского побережья»2.

Дизраэли говорил, что в викторианской Британии два народа — богатые и бедные3. Романист Джон Дос Пассос писал после суда над Сакко и Ванцетти и их казни: «Все в порядке, мы теперь не одна нация, а две»4. Сам я, слушая инаугурационную речь президента Буша, с удивлением обнаружил, что мистер Буш словно уловил мои мысли: «А порой, — заявил он, — различия становятся настолько кардинальными, что кажется, будто мы живем не в одной стране, а лишь на одном континенте»5.

Ужасные события 11 сентября объединили страну — впервые со времен трагедии в Перл-Харборе; американцы поддержали президента Буша в его решимости отомстить за гибель более 5000 граждан США; однако эти события выявили и новый «водораздел». В нашей стране людей разделяет не уровень доходов, не идеология и не вера, но этническая принадлежность и идентификация. Внезапно выяснилось, что среди миллионов некоренных американцев треть — нелегальные иммигранты, что десятки тысяч наших сограждан — приверженцы режимов и диктатур, с которыми Соединенные Штаты ведут войну, что некоторые наши сограждане — специально обученные террористы, прибывшие к нам убивать американцев. Впервые с 1815 года, когда Эндрю Джексон изгнал британцев из Луизианы, враг проник на нашу территорию и американцы оказались в опасности в своей собственной стране. После событий 11 сентября многие с изумлением осознали, что мир разительно переменился.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.