Лена Пустякова в странном городе

Наволочкин Николай Дмитриевич

Жанр: Сказки  Детские    Автор: Наволочкин Николай Дмитриевич   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Лена Пустякова в странном городе ( Наволочкин Николай Дмитриевич)

В четвертом классе кто-то разбил стекло.

Прибежали ребята с перемены, а в окне дырка, и в дырку ветер дует.

Староста Леночка Пустякова протолкалась вперёд, брови нахмурила и спрашивает у дежурного:

— Ты, Бутылкин, конечно, не знаешь, кто раз бил стекло?

Дежурный Миша Бутылкин осколки с подоконника в газету сметал, растерялся и ответил:

— Я не знаю. Я не разбивал.

Леночка Пустякова считалась примерной девочкой, поэтому ребята и выбрали её старостой. Её даже Леной никто не называл, а все звали только Леночкой — вот она какая была примерная. А раз она была примерная, то стёкол никогда не разбивала и поэтому сразу напустилась на дежурного:

— Как же ты, Бутылкин, не знаешь? Где же ты был?

— Я тряпку мыть ходил, — отвечает Миша. Прихожу в класс, а в классе ребята, и стекло выбито…

Покричала Леночка на ребят, покричала на Мишу, а потом говорит:

— Это твои дружки-приятели и разбили. И ты, Бутылкин, лучше скажи, кто? А не скажешь, я сейчас же пойду к Валентине Ивановне, тогда будешь знать.

— Не знаю я, — упёрся Миша. — Что у них, на лбу написано, кто разбил?

— На лбах никогда не пишут, — ответила Леночка. — Для этого есть тетради. А ты и дежурить как следует не умеешь. Если бы я дежурила, у меня бы стёкла целы были. Весь класс на мне одной держится!

— Не знаю я, — опять повторил Бутылкин.

Кое в чём Миша был прав, а кое в чём и нет.

Конечно, ни у кого из мальчишек не было на лбу надписи: «Он разбил стекло», здесь Миша сказал правду. Но неловкого человека, нечаянно стукнувшего указкой по стеклу, дежурный четвёртого класса знал отлично — это был его друг Юра Толстиков.

Юра Толстиков открывал указкой форточку. Форточка что-то не поддавалась, Юра нажал посильнее, указка соскользнула и попала в стекло. Нерасторопный Юра на этот раз засуетился, схватил самый большой осколок и приставил его к дыре. Однако сразу понял, что так беде не поможешь, и, побледнев, посмотрел на Мишу.

Миша испугался не меньше Юры, но, увидев растерянное лицо друга, сказал:

— Ничего, Юрка. Сейчас я соберу осколки, и мы пойдём к Валентине Ивановне. Пойдём и расскажем. Мы же нечаянно.

То, что Миша сказал: «Мы же нечаянно», ободрило Юру: значит, друг берёт часть вины на себя. Да тут, услышав звон, в класс ворвались мальчишки, за ними девчонки, а вместе с ними и Леночка Пустякова. Вот тогда-то она и спросила ледяным тоном: «Ты, Бутылкин, конечно, не знаешь, кто разбил стекло?»

Ну что можно ответить на такой вопрос? Тут хоть и знаешь, а скажешь «не знаю». Миша так и сказал. Пока староста доказывала, что он обязан знать, а Миша с ней спорил, в класс вошла Валентина Ивановна. В школе Валентина Ивановна работала первый год, но она уже разучилась удивляться и сказала:

— Ну вот, я давно ожидала чего-нибудь такого.

Леночка Пустякова сразу выступила вперёд и объявила, что во всём виноват дежурный.

Ребят Валентина Ивановна усадила, а дежурного поставила у доски. Юра Толстиков сидел бледный и умоляющим взглядом смотрел на Мишу. И Миша решил ничего не говорить.

Ровно пятнадцать минут Валентина Ивановна допрашивала невинного дежурного, и все пятнадцать минут Миша молчал, а сам исподтишка показывал Юрке кулак: «вот, мол, за тебя страдаю». На шестнадцатой минуте учительница рассердилась.

— Ну вот что, Бутылкин, — сказала она. — Молчать нам некогда. Бери свой портфель, иди домой и не приходи в школу, пока к тебе не вернётся дар речи.

— А как же дежурство? — спросил Миша.

— Ничего, как-нибудь додежурим без тебя.

Что оставалось делать Мише? Он собрал книжки и тетради и ушёл.

Валентина Ивановна стала объяснять новый материал и с досадой увидела, что Юра Толстиков поднял руку. Она посмотрела на Толстикова строгим взглядом, и Юра опустил руку. Валентина Ивановна принялась рассказывать дальше, а Юра опять поднял руку.

— В чём дело, Толстиков? — спросила учительница.

Тогда Юрка поднялся и, запинаясь, рассказал, что Мишу отправили домой зря, стекло разбил указкой он — Юра Толстиков.

— Я так и знала! — крикнула с места Пустякова.

— Что же ты раньше не сказал? — спросила Валентина Ивановна.

— Скажешь тут, — ответил Юрка. — Мы с Мишей хотели собрать стёкла и идти к вам, а тут налетела староста и стала на нас кричать, а тут вы пришли.

— Садись, Толстиков. Ты правильно сделал, что нам всё рассказал, — сказала Валентина Ивановна и посмотрела на старосту.

А Леночка решила, что учительница оценила её старание.

Урок пошёл дальше. Но это был очень короткий урок, потому что на нём долго говорили про разбитое стекло и мало занимались.

Когда ребята шли домой, Леночка заявила подругам:

— Видите, видите! Я же сразу сказала, что стекло разбили Мишины друзья. А Юра Толстиков кто? Дружок-приятель Миши Бутылкина.

Таня Травкина заспорила со старостой. Стала говорить, что мальчики сами собирались пойти к Валентине Ивановне. Но Леночка закричала, что все они заодно и за дисциплиной в классе просто некому смотреть. И если бы не было её, Леночки, то и порядка в классе не было бы.

— Ты всё кричишь да командуешь, — сказала Таня, — а, по-моему, кричать не надо…

Но Леночка не дала ей договорить.

— Вот когда тебя выберут старостой, посмотрю я, как ты будешь руководить, — сказала она, а сама подумала, что Таня просто ей завидует, поэтому и спорит.

Дома Леночка сделала уроки, а потом вспомнила, что она примерная девочка, к тому же ещё и староста. Вспомнив это, она решила сходить к Мише Бутылкину и сказать ему, что он может завтра приходить в школу. Она даже приготовила речь, которая начиналась такими словами: «Бутылкин, как ты ни запирался, а мы узнали, кто разбил стекло. Стекло разбил твой приятель Юрка».

Однако речь свою Леночке произнести не удалось. Сколько она ни стучалась в квартиру к Бутылкиным, сколько ни нажимала кнопку звонка, — ни кто не отозвался.

Вечером Леночка долго звонила Бутылкину по телефону, и всё зря. Мишин телефон молчал.

Когда Леночка легла спать, она вдруг подумала что, пожалуй, в чём-то виновата перед Мишей. Но Леночка сразу прогнала эту мысль.

Ночью луна заглянула в окно Леночкиной спальни. Кошка Маргаритка, очень культурная кошка с бантиком, разыгралась и стала катать мяч по лунной дорожке на полу. От её беготни Леночка проснулась и опять вспомнила про Мишу. Но она, как вы знаете, была примерная девочка и знала, что ночью, надо не думать, а спать, и поэтому сразу уснула.

Спала она, спала — и вдруг опять проснулась. Смотрит, уже светло. «Нужно всё-таки сказать Бутылкину, что он может идти в школу», — и Леночка соскочила с кровати, оделась и побежала к Мише.

Вот Мишин подъезд, вот Мишина дверь. А на двери-то висит замок. Большой замок, величиной с пионерский барабан. Леночка очень удивилась: вчера никакого замка не было, а сегодня висит, да ещё такой огромный. Идёт она по улице и всё думает — то про этот большущий замок, то про Мишу.

Шла, шла Леночка, а потом взглянула вокруг и говорит:

— Куда это я зашла?

И действительно: улица совсем незнакомая, прохожих на ней нет, даже спросить не у кого. Прямо перед Леночкой большие ворота, а на них написано: «ЗАХОДИ! ЗАХОДИ!»

Почему не зайти на минутку? Леночка взяла и прошла в ворота.

За воротами тянулась обыкновенная улица, только по ней шли одни мальчики и девочки. А мимо Леночки, взявшись за руки, маршировали два мальчика в школьной форме и пели:

Отличное занятье — Никто не разберёт. Мы ходим, словно братья, Поём наоборот. Вы говорите: «булка», А мы твердим: «аклуб». Весёлая прогулка, Мой гурд, бум-муб, бум-муб.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.