Угроза для бизнеса (другой перевод)

Стаут Рекс

Серия: Текумсе Фокс [2]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Угроза для бизнеса (другой перевод) (Стаут Рекс)

Rex Todhunter Stout

Bad for Business

ЗАО «Торгово-издательский дом «Амфора», 2015

Глава первая

«Да хранит Господь бедную работящую девушку! Устроюсь в маленький магазинчик – какую-нибудь почтенную непритязательную посудную лавочку. О-хо-хо!» – ворчала себе под нос Эми Дункан. Она выжала только что постиранные чулки, аккуратно развесила их на штанге для душевой шторки, вытерла руки и вышла из ванной.

В небольшой скромной гостиной квартирки на Гроув-стрит, которую она снимала вместе с подругой, порой бывало уютно и солнечно благодаря двум выходящим на юг окнам, но теперь в тусклом свете ноябрьского дня эта комната казалась такой же унылой, как ее хозяйка.

Подхватив со стоявшего возле дивана стола свои часики и застегнув их на запястье, Эми взглянула на циферблат и нахмурилась. Еще только двенадцать. С предполагаемым шантажистом миссис В. А. Гримсби она договорилась встретиться в отеле «Черчилль» ровно в час. Дорога займет всего двадцать минут. К тому же Эми собиралась опоздать минут на пятнадцать. Стало быть, у нее в запасе еще около часа, однако на что потратить это время, девушка решительно не знала.

Она отправилась в спальню, вытащила из шкафа свою серую шубку и стала прикидывать, стоит ли эта вещь тех восьмидесяти трех долларов, которые просят за ее переделку. Конечно, никаких восьмидесяти трех долларов у Эми и в помине не было. Да и вообще, зачем ей, с ее чудесными светло-каштановыми волосами, нежным румянцем и удивительными зеленовато-желтыми глазами, такое барахло? Восемьдесят три доллара! Она пожала плечами и пробормотала в адрес шубки что-то не слишком лестное.

Вернувшись в гостиную, Эми устроилась на диване с журналом в руке, но так его и не раскрыла. Забивать себе голову предстоящей встречей с шантажистом она не собиралась. Ее беспокоила другая проблема, куда более насущная, чем переделка старой шубки.

Тогда, год назад, она согласилась на нынешнюю работу, потому что: а) ее предложили, б) предложение выглядело довольно заманчивым, в) юрист, у которого она работала секретаршей, пятый раз попросил ее руки (это становилось уже просто смешно) и г) ей надоело бесконечно выстукивать на машинке что-то вроде: «…настоящее соглашение, заключенное такого-то января 1939 года, компанией „Корриган констракшнз“, далее именуемой…»

А теперь? Все так осложнилось… Да что уж там, надо смотреть правде в лицо: никаких сложностей, сама во всем виновата.

Ей хотелось отказаться от дела. Но невозможно ни с того ни с сего взять и уйти. Надо ведь платить за квартиру, еду и одежду. И как это другим удается откладывать деньги? Верно, это особое искусство. Однажды Эми все-таки положила в сберегательный банк сотню долларов, но потом девица с фабрики попала в беду – и накоплений как не бывало. А что было делать? Нельзя же вести себя как последняя скупердяйка…

Раздался звонок. Все еще размышляя над своей проблемой, Эми прошла в крохотную кухоньку, нажала кнопку домофона, пустив посетителя в подъезд, и вернулась в гостиную, чтобы отпереть входную дверь. Она встала на пороге, вслушиваясь в раздававшиеся на лестнице шаги и рассеянно гадая о том, кто бы это мог быть. Может, посыльный из прачечной?

Гость наконец добрался до ее этажа, и стало ясно, что никакой это не посыльный. По тускло освещенному коридору к ней приближался мужчина в отлично скроенном коричневом костюме. Пальцы Эми, лежавшие на дверной ручке, инстинктивно сжались, но в полумраке это осталось незамеченным.

– Вот так сюрприз, – проговорила она и тут же поняла, что надо было сначала прокашляться.

– Добрый день!

Мужчина снял шляпу и улыбнулся. Улыбку эту можно было бы счесть робкой, если бы подобному заключению не противоречил весь его вид. Довольно большой рот и широкий, отнюдь не аристократический нос не позволяли назвать гостя красавцем, но в целом он выглядел безупречно представительным. В развороте плеч, во всех движениях чувствовалось неколебимое спокойствие и даже некоторая самоуверенность. И все же его улыбку определенно можно было счесть робкой.

Эми наконец прокашлялась, не выпуская дверной ручки из крепко сжатых пальцев.

– Ну да, – согласилась она. – Уже день. А я-то вообразила, что вы большой босс. Только не говорите, что на самом деле вы разносчик еды и напитков.

– Чудесное платье, – произнес он. – Но здесь его толком не разглядеть. Уж очень мало света. Мне просто надо… Я вас надолго не задержу.

– Разумеется. – Она посторонилась, пропуская гостя в квартиру, закрыла дверь, повернулась к нему и бросила взгляд на свои часики. – У меня все равно нет времени на разговоры. Через минуту убегаю. Простите, но ни фасоль, ни мука, ни даже консервированные персики мне не нужны…

– Если у меня всего минута, – перебил он, – дайте воспользоваться хоть ею. Что вообще происходит?

– Вообще? – Эми улыбнулась. – Вот, например, норвежцы конфисковали у немцев «Сити оф Флинт» [1] , а президент Рузвельт…

– Прошу вас! – умоляюще воскликнул ее собеседник. Улыбка сошла с его лица. – Что у вас на уме? Хотите надо мной посмеяться?

– Вовсе нет!

Он в упор смотрел на нее, и она была вынуждена встретиться с ним взглядом, изо всех сил стараясь сохранять беспечное выражение.

– Мне бы и в голову не пришло смеяться над одним из талантливейших и умнейших…

– О, неужели! – Он шагнул к ней. – Не знаю, как насчет талантов и ума, но дел у меня по горло, это точно. Думаете, я только тем и занимаюсь, что в разгар рабочего дня бегаю за девчонками и уговариваю их пойти со мной на футбол?

– Конечно нет, – рассмеялась она. – К чему? Вам стоит только щелкнуть пальцами – и тучи девчонок…

– Простите. Я пришел потому, что… Понимаете, для меня это очень важно. Я имею в виду вас. Вы позвонили и сказали, что не сможете завтра со мной пообедать, а в субботу – пойти на футбол. Сослались на дела, а что за дела, не объяснили. Лишь заикнулись…

– Вовсе я не заикалась!

– Ну хорошо, не заикались. Но вы даже не потрудились изобрести подходящий предлог! Прозрачно намекнули, что свиданий больше не будет, и все. А почему – непонятно. Вот я и спрашиваю, что происходит. У меня создалось впечатление, что я вам нравлюсь и вам со мной хорошо. Разумеется, за три недели знакомства мы встречались всего пять раз. И я отнюдь не уверен, что нравлюсь вам так же, как вы мне… То есть я… Думаю, вы всё отлично поняли… Знаете, после окончания университета, за все двадцать лет, я не пропустил ни одного матча между Йелем и Гарвардом, но прежде мне и в голову не приходило приглашать на футбол девушку. Предпочитаю ходить с друзьями…

– Я глубоко признательна вам, мистер Клифф, поверьте…

– Видите? Уже мистер Клифф! Раньше вы называли меня Леонардом! А сейчас это ироническое «мистер Клифф»! И обедать со мной не станете, и на футбол в субботу не пойдете, и что случилось, не скажете. А ведь я имею право…

– Право? – Она подняла брови. – Вот как? Уже и о правах заговорили?

– Да, я… Но я не… Да, у меня есть право! – Он покраснел. – Погодите, разве не вы дали мне повод думать, что… Разве мы не друзья? И если вы сначала соглашаетесь пойти со мной на футбол, а потом вдруг передумываете, разве я не имею права спрашивать, почему вы передумали? Скажите же!

– И не подумаю, – твердо ответила Эми, холодно улыбаясь.

– Но почему?

Она покачала головой:

– Просто не желаю, и все.

Эми опять взглянула на часы, что выглядело вполне естественно. Правда, стрелок она так и не заметила.

– Мне действительно пора…

– Так вы не скажете?

– Нечего говорить. – Она натянуто улыбнулась. – Вы, очевидно, полагаете, что, если девушка вам отказывает, непременно случилось что-нибудь ужасное. Не допускаете, что ей просто не хочется идти?

– Ну, я… Но вы… – пролепетал мужчина, затем резко смолк и пристально посмотрел на нее, медленно заливаясь краской. – Прошу прощения, – сухо произнес он наконец. – Видимо, я заблуждался.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.