Новейшая история

Багдерина Светлана Анатольевна

Серия: Лукоморские рассказы [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Светлана Анатольевна Багдерина

Новейшая история

Гостья Находке не понравилась сразу.

Блестящие черные волосы, узкое бледное лицо, зеленые глаза и губы, густо накрашенные киноварью, вызвали мгновенную неприязнь. Сладкий запах духов — ваниль и пачули — показался тошнотворным. Темно-синее платье с глубоким вырезом и воздушной юбкой спровоцировало неконтролируемый приступ антипатии. Тонкие длинные пальцы, обтянутые мохнатыми перчатками, напомнили лапки паука. А после того, как пришелица протянула Мечеславу руку, промурлыкав грудным голосом: «Мое имя — Алия Искусная, но друзья называют меня просто Лия», и тот совершенно необъяснимо вместо того, чтобы пожать, поцеловал ее, все инстинкты юной ученицы убыр и по совместительству — жены царя Мечеслава Первого, возопили о превращении наглячки в мокрицу или многоножку. Или о срочном расцарапывании ее физиономии и прореживании волос до плотности один на квадратный дециметр. Но самое обидное заключалось в том, что сделать Находка это не могла, и отнюдь не из этических соображений или ограничений магической силы. Причина была простой, но непреодолимой, как Ледяное море, и появиться она успела прежде, чем царица решила, в какое насекомое в результате несчастного случая превратится иноземная чучундра.

[1]

— Я привезла рекомендательное письмо от их лукоморских высочеств Ивана и Серафимы, — по-прежнему игнорируя хозяйку дворца, Алия полезла за корсаж, пошарила там, как бы невзначай демонстрируя всё содержимое

[2]

, и выудила лист бумаги, скрепленный красной печатью.

Скользнув равнодушным взором по царице, гостья с полупоклоном и обворожительной улыбкой протянула письмо Мечеславу.

— Мне его дай! — чувствуя себя последней дурой, выпалила Находка.

Алия невинно округлила глаза и протянула бумагу девушке:

— Конечно, конечно. Извините, я не знала, что ваш супруг уже научил вас грамоте, ваше величество.

Мечеслав смутился, а его супруга побагровела как свекла: муж, несмотря на обещания, уроков чтения пока не начинал. После коронации прошло не так много времени, и постоянно какие-то дела отвлекали их от этого важного и полезного занятия: то вспышка золотой лихорадки и поиски средств от нее, то возвращение пленных из Лукоморья, то изгнание сначала одного заезжего шептуна-вымогателя с сообщниками, потом второго, то последовавшие как логическое продолжение уроки самообороны против подобного рода публики, которые вести, кроме как Находке, было некому…

— Я научу, честное слово, как уговаривались. А пока давай я вслух прочитаю, — ободряюще кивнул ей Мечеслав, и от снисходительной усмешки Алии Находке захотелось его придушить

[3]

. Но милый, то ли не замечая ее состояния, то ли не понимая

[4]

, спокойно сломал печать с трехглавым орлом, развернул лист — и заулыбался:

— Смотри-ка — двумя разными почерками написано! Наверное, они по очереди писали, иногда чуть не через слово! Вот слушай — и попробуй угадать, кто написал что!

— «Податель сего, Алия Искусная, самый известный современный герольд, историк и биограф Белого Света, а также просто дама со многими талантами и приятная во всех отношениях

[5]

, является нашим другом подругой старой знакомой и приехала к вам в гости по нашему наущению совету с целью изучения новейшей истории и написания жизненаписаний… описания жизнеописаний… неписания жизненеписаний… составления биографий ведущих общественных, политических и экономических деятелей прошлого, настоящего и будущего, а также истории вашей державы для развлечения напугания офигения просвещения общества и в назидание потомкам. Кстати, как там с потомками? Просим оказать Алие Вышеозначенной Искусной всяческое содействие, предоставляя книги, рассказы очевидцев, осмотр мест действия и чистую бумагу. Привет Малахаю! И деду Зимарю. И Макмыр. Если они к вам вдруг приедут. И армии королевича Кыся! И матушке Г

у

се. И деду Голубу. И Спире с женой! И Макару. И вообще всем ребятам из бывших приветище огромный!!! Как они там? Как всё? Как все? Бароны не бал

у

ют? Если что — по рукам им. А лучше по репе! И чем-нибудь тяжелым! И много раз! Ибо нечего! Обнимаем, целуем, грозимся завалиться летом в гости! Или вы к нам — только напишите заранее, чтоб мы дома были!..»

Находка расплылась в сентиментальной улыбке, вспоминая друзей и события последней осени, и даже начала прикидывать, смогут ли они и вправду съездить в Лукоморье летом… когда финальные слова письма прозвучали как рецепт знахаря, назначающий пить касторку ведрами:

— «…Вы Алию не обижайте, она сама, кого хочешь, обидит хорошая, хоть и занудная иногда въедливая периодически любопытная время от времени, но это у нее планида такая, сиречь ноблесс оближ и профессиональный недостаток. Узнаете ее получше — понравится! Ой, мы поскакали, извините, некогда переписывать, тут какая-то ерунда творится, а Алию обоз ждет… До встречи!». Подпись — «Сима и Ваня».

— Да, всё именно так и есть, как они написали. Любопытство не порок, как говорится, а пополнение знаний, — тонко усмехнулась Алия и взмахнула ресницами, густыми и длинными, как щетина старого кабана

[6]

. — А знания для человека моего ремесла… или искусства даже, я бы сказала — первая необходимость…

— Меньше знаешь — крепче спишь, в народе говорят, — дивясь собственной мелочности, ввернула царица — но не была удостоена даже взгляда.

— …Ну и, естественно, мне тоже хотелось бы узнать вас получше. Лукоморская чета столько о вас рассказывала…

Огромные глаза гостьи, не оставляя сомнений на счет, о ком велась речь, встретились с глазами Мечеслава — словно гладь лесного пруда расступилась, маня и затягивая, и он почувствовал, как погружается в ее блаженную бездну с головокружительным ароматом ванили и пачулей. И то, что лесной водоем мог пахнуть ванилью и пачулями, только если в нем чуть раньше утонул караван из Бхайпура, его остановить уже не могло.

— Вы — поразительный человек, — не отрывая взора от царя, жарко, с придыханием говорила пришелица, прикладывая руки к вздымающейся груди

[7]

. — Я знаю о вас всё. Необычная судьба… Тяжелые лишения, которые не всякому живущему на Белом Свете дано перенести… Непревзойденное мужество и необычная мудрость… То, что вы совершили — невероятно. Я вами восхищаюсь. Люди должны узнать вашу историю!

— Наша история… богата… полезными… ископаемыми… — едва понимая, что говорит — и что говорят ему — закивал Мечеслав.

Грудной смешок Алии прервал наваждение, и царь озадаченно моргнул, будто выныривая из грез. Зеленые очи гостьи уже не буравили его, а скромно поблескивали из-под ресниц. Он нервно кашлянул, осторожно скосил глаза в сторону жены — и внутренне содрогнулся: если взор летописицы был подобен тихому омуту, то взгляд Находки — цунами.

Мечеслав вздохнул. В последнее время его рыжее солнышко стала такой раздражительной — и совсем без причины, вот как сейчас. Осунулась, похудела, круги под глазами чернеют, одета во что-то простое и поношенное — а ведь подруга Ивана и Симы приехала, не каждый день такое событие!..

Алия откинула волосы с лица — и запах ванили и пачулей снова накатил блаженной волной. Сердце Мечеслава сбилось с такта, мысли дезертировали почти полным составом, а те, которые остались, уж лучше бы сбежали в первую очередь.

— Вы… уже где-то устроились? — торопливо спросил он, чтобы скрыть замешательство.

— Пока нет. С дороги прямо к вам, — взор гостьи источал беззащитность и искренность в мегаваттном диапазоне.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.