Эффективное управление корпорацией

Багдерина Светлана Анатольевна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Светлана Анатольевна Багдерина

Эффективное управление корпорацией

- Здравствовать вам! — в офис сначала заглянул, а потом уже постучал в косяк господин невысокого роста в пиджаке цвета осени в кленовом лесу. В руках он нежно держал деревянный ящик, разукрашенный яркими иностранными буквами. — Это компания «Сервис Холдинг Инкорпорейтед»?

При первых звуках нового голоса клерк в гавайской рубашке с галстуком-бабочкой отложил в сторону розовый дырокол, скомкал и бросил в корзину под столом листок бумаги, похожий на дуршлаг, и посмотрел на входящего.

Его сослуживцы были заняты еще больше, и это означало, что за клиента с веселой тарой придется взяться ему.

— Менеджер по технической поддержке Апполинарий Варфоломеевич Синекуров, — тщательно выговаривая каждую букву, представился он. И, гордый сим актом социального взаимодействия, с выжиданием уставился на клиента, словно одним своим именем собирался снискать его восторг и зависть.

Ожидаемый эффект был достигнут.

Посетитель прикусил губу, досадливо крякнул и сердито хлопнул свой ящик на край стола, едва не раздавив гламурное устройство по производству отверстий.

— Иван Петрович Николаев! — сухо объявил он и сразу перешел к делу. — Наша фирма в салоне вашей фирмы через посредника по лизингу в безналичный кредит за предоплату сто процентов два дня назад купила… телефон… телеграф… телескоп…

Синекуров привстал и заглянул вовнутрь.

— Телефакс.

Клиент хмуро зыркнул на клерка из-под нависших бровей и продолжил:

— …а он не работает. Поэтому вы обязаны принять соответствующие меры, направленные на возвращение работоспособности моему… аппарату… согласно договору о купле-продаже под номером Д-145-843-А17, разделу семь, подпункту семь-три! — с явным удовольствием закончил посетитель замысловатую фразу и победно воззрился на клерка.

Тот, если и был впечатлен красноречием факсопользователя Николаева, то тщательно это скрыл.

— Это вы звонили мне вчера?

— Д-да… То есть, нет!.. То есть, звонил, но не я! Чего там звонить?! И так ясно, что он не работает! По телефону его ведь не починишь!..

И он извлек на всеобщее обозрение матово поблескивающий вороненым корпусом аппарат. При каждом движении зеленые эмалированные кнопочки тоненько позвякивали, а из примотанной к корпусу шпагатом трубки доносился мелодичный гудок.

Клерк выудил из ящика стола очки, протер кусочком замши, водрузил на нос, но не успел бросить и одного взгляда на забастовавшую технику, как в офис впорхнула секретарша начальника отдела Дуняша с изящной позолоченной леечкой в наманикюренных ручках.

Факс был забыт вместе со своим владельцем.

Свежепротертые очки получили лучшее применение.

— А офисную зелень кто-нибудь у нас поливал сегодня, господа технические специалисты? — со вздохом всеведения вопросила Дуняша. — Я так и думала… Не инженерское это дело…

И напевая простенький, но прилипчивый мотивчик, она стала обходить кадки с табличками на дощатых боках: «апельсин», «лимон», «опунция» и «клюква».

На апельсине висели апельсины, на лимоне — лимоны в авоське, на клюкве — помидоры, а на опунции — три бутылочки с надписью вычурными иноземными буквами, продублированной на общепонятном: «текила».

— Ну, и что с ним? С факсом? — упрямо оставался слеп и глух к чарам любительницы зелени господин Николаев.

— Да он же у вас совсем исправный! — отмахнулся от факса и его хозяина клерк, которого, похоже, в данный момент больше интересовала великолепная Дуняша, нежели восстановление работоспособности чего бы то ни было. — Всем, кто хоть чуть-чуть разбирается в технике, это видно с первого взгляда! Ступайте со своим факсом, не мешайте занятым людям работать!

— Да где же он исправный, где? — возмущался упрямый клиент и совал обеими руками весело подзенькивающий аппарат под нос Апполинарию Варфоломеевичу.

— Да везде!.. — рассеяно сообщил ему клерк, поворачивающийся за живо перемещающейся вдоль стены с бочками роскошной феминой не хуже, чем любой из ее зеленых подопечных — за солнцем.

— Ну, конечно!.. Я так и думала!.. Кроме своих… микросхем… они видеть ничего не желают! Скоро конец рабочего дня, но если я не полью — то никто не догадается! Ну что за люди!.. Растения же сохнут, атмосфера в помещении ухудшается на глазах!.. Пыль! Излучение! Ионизация! Статическое электричество! Кислородное голодание! На одни лекарства ведь работать будете без нашей растительности!

— Нет, куда вы смотрите, вы поглядите, чего у него внутри, вы крышку-то снимите!.. — бубнил тем временем бесчувственный ко всему прекрасному, кроме исправно работающего факса, клиент.

Дуняша с леечкой упорхнула и пропала за дверью с надписями «Начальник», «Тихо, идут международные переговоры» и «Посторонним входить запрещается», так и не удостоив никого, кроме зелени, ни словом, ни взглядом. Апполинарий Варфоломеевич разочарованно стянул с переносицы очки.

— Да вы на меня совсем внимания не обращаете!.. — дошло, наконец, до посетителя. — Займитесь моей проблемой немедля!

— Неисправности, возникшие по вине пользователя, исправляются за его счет, — назубок продекламировал клерк и, на секунду задумавшись, мстительно добавил: — Раздел семь, подпункт семь-семь! Зайдите в офис десять, там делают диагностику за счет покупателя.

— А ремонт?

— Ремонт тем более.

— Да что вы это такое говорите?!.. — возопил возмущенный клиент так, что даже неприступная Дуняша, уже без гламурной леечки, выглянула из-за двери с табличкой «Посторонним входить запрещается». — Это же… произвол!.. Халатность!.. Головотяпство!.. Нанесение морального ущерба!..

Посетитель яростно грохнул об стол факсом, и Синекуров едва успел отдернуть пальцы и дырокол.

— Я буду жаловаться в письменном виде!.. — уже не просто кричал, а громыхал Николаев. — В милицию!.. В прокуратуру!.. В торгово-промышленную палату!.. В ООН!.. МЕНЕДЖЕРА СЮДА!!! Я требую менеджера!!!.. немедленно!..

— Кто звал меня? — певучий звучный голос донесся почти сразу же из-за спины отплывшей в сторону, как выдвижная панель, Дуняши, и в общий зал вошел, чтобы не сказать, прошествовал — Сам.

— Ваш… Ваш… этот!.. Он, ни в чем не разобравшись, говорит, что это я виноват в том, что мой факс не работает!

— Изложите ваши претензии в трех экземплярах на мое имя. Ваше обращение будет рассмотрено в установленном порядке в оговоренный процессуальным кодексом срок, — порекомендовал Артур Эдуардович, с надмирным достоинством глядя поверх головы злосчастного факсовладельца, а потом сообщил всем, кто слушал: — Сейчас я должен вернуться в свой кабинет: мне должны позвонить исполнительный директор, председатель совета попечителей и президент. У нас остался незаконченный разговор. Трансконтинентальные контракты, назначения, продвижения, корпоративная политика, перспективное планирование — обо всем они хотят знать мое мнение. Иногда это так утомляет… Но я же понимаю, что, если мы хотим добиться процветания нашей фирмы, мы должны работать все вместе, не покладая рук…

— Мой факс, за который деньги плочены, не работает! Он находится на гарантии! И я же еще должен писать какие-то бумажки? — возмутился теперь реакцией и менеджера господин Николаев.

— Да, — довольный сообразительностью посетителя, кивнул Артур Эдуардович.

— Бюрократы! Планктон! Развели тут!.. — и клиент бухнул — и, наконец, попал могучим кулаком по розовому со стразиками производителю дырок.

Тот подпрыгнул как живой и угодил прямо в бочку с опунцией.

Звякнула, распространяя аромат заморского напитка, разбитая бутылка.

— Ах, так!..

— Апполинарий? — мелодичным голосом многозначительно проинтонировал менеджер, и Апполинарий Варфоломеевич с мстительным упоением вдавил в основание большую красную кнопку под столешницей.

По коридору прокатился гулкий звук — то ли удар колокола, то ли гонга, и дверь, так и не закрытая последним посетителем, распахнулась еще шире. На пороге офиса предстали трое громил в черной форме с вышитым серебряной нитью в золотой прямоугольной рамочке на спине словами «Секьюрити», все с напряжено-внимательными выражениями на лицах и черными дубинками наперевес.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.