Рябь

Хаббард Мэнди

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Рябь (Хаббард Мэнди)

Мэнди Хаббард

Рябь

Посвящается Рейчел, лучшей подруге во всех значениях этого слова

Глава 1

Первым парнем, которого я полюбила, был Стивен Гуд, и он был просто помешан на машинах. На свое шестнадцатилетие он получил разваливающийся Шевель ‘72 года и провел шесть месяцев, восстанавливая его. Все в школе знали об этом, потому, что Стивен работал над ним во время уроков труда, и ему помогала половина парней школы Сидер Коув, закручивая гайки, шлифуя и полируя до тех пор, пока каждая деталь не выглядела как новенькая.

После того, как машина была закончена, Стивен проехал туда-сюда по улице, рядом с тротуаром, свесив руку из окна, в то время как восхитительная кривая усмешка не оставляла его лица.

Потом я убила его. Я утопила его в океане, всего в нескольких сотнях метров от места, где проходила моя собственная вечеринка по случаю шестнадцатилетия.

Я перестала плавать в океане. После случая со Стивеном я стала ездить в горы. Я нашла маленькое, изолированное озеро, скрытое ото всех большим, густым лесом. Оно подпитывается ледниками, и вода там ледяная, но я все равно плаваю в нем каждую ночь, выходя с синими губами и одеревеневшими суставами.

Вот кем я являюсь на самом деле. После того дня рождения... все изменилось. Я больше не сплю, я просто плаваю, каждую ночь. Здесь никто не умирает. Я не убивала уже два года.

Но сегодня, я стою за деревом, в тени, наблюдая, как Коул Хитчингс кидает камни по поверхности озера. Моего озера.

Полагаю, есть некая справедливость в том, что лучший друг Стивена отберет у меня то единственное, в чем я нуждаюсь больше всего, и я не в восторге от этой мысли. Мне потребовались недели, чтобы найти это место, идеальный, уединенный рай, а Коул стоит там, как будто оно принадлежит ему.

Мои ногти впиваются в кору большого кедра. Я уставилась на Коула, мои глаза сузились в гневе. Разочарование кипит в моих венах, нарастает во мне с такой силой, что я хочу накричать на него. Он не должен быть здесь. Он не знает, как сильно я нуждаюсь в воде, насколько это опасно, стоять между мной и озером. Не обращая ни на что внимание, он просто бросает камни, наблюдая, как они скачут один, два, три раза по зеркальной поверхности. Лес погружен в тишину, вокруг лишь безмолвные тени, и только слышен звук камней, прыгающих по воде. Луна освещает озеро, мерцает желтым.

Километры зубчатых холмов и вечнозеленого леса отделяют нас двоих от остального мира.

У Коула густые, непослушные темные волосы и темные глаза, практически не различимые в лунном свете. Он одет в какие-то штаны и светлую рубашку бледно-желтого цвета, насколько я могу судить в темноте. Он всегда разодевался в школу. Как будто это Лига Плюща, а не государственная средняя школа в крошечном прибрежном городке.

Он бросает камни, как опытный профессионал, хотя я знаю, что он не спортсмен, по крайней мере, в привычном понимании этого слова. Он никогда не был достаточно организованным для командной игры. Если не считать спортом беготню за юбками, в этом виде он был бы Олимпийским чемпионом.

Его мускулы натягивают рубашку, в то время как он с легкостью бросает в воду один камень за другим. Когда они у него заканчиваются, он наклоняется и зачерпывает еще горсть камней, бросая их по одному за раз. Он движется с уверенной, изящной легкостью, как это делаю я под водой. Такое ощущение, словно ему комфортно в своей собственной коже.

Я усиливаю хватку на дереве, впиваясь в кору ногтями так, что ее кусочки застревают под ними. Я резко вдыхаю, чувствуя привкус боли, но не могу оторвать глаз от Коула. Мой гнев закипает в считанные секунды. Если я не поплаваю сегодня вечером, мне придется заплатить за это завтра днем. Желудок будет крутить и выворачивать, пока я не почувствую, словно он завязан в тысячу узлов, и тогда я буду не в состоянии даже поесть. Ноги будут сводить судороги, и мне будет тяжело передвигаться. Мой лоб будет горячим на ощупь.

Но если я зайду в озеро... если я потеряю контроль... Коул присоединится к его некогда лучшему другу на глубину двух метров под землю на Прибережном Кладбище.

Почему он здесь? Это озеро находится в центре Тилламукского леса, который насчитывает более ста тысяч гектаров. Несомненно, он мог бы пойти в другую часть этого леса.

Я опираюсь о дерево, прислоняясь лбом к грубой коре, закрывая глаза и вдыхая аромат кедра. Как мне хочется, чтобы он ушел. Несмотря на прохладную сентябрьскую ночь, я чувствую жар в теле. Простое пребывание рядом с водой сводит меня с ума, заставляет мою кожу покалывать от желания оказаться в воде по грудь, позволяя ей окутать мою кожу подобно атласной ленте, заставляя все заботы, боль, напряжение отступить. Иногда я задаюсь вопросом, похоже ли это на чувства выздоравливающего алкоголика, если кто-то даст ему в руки пиво? Будет ли его тело вести войну с его желаниями, как это происходит сейчас у меня?

С каждой проходящей секундой я близка к потери контроля, и ненавижу себя за это. Он стоит всего лишь в двадцати метрах от меня, достаточно близко, чтобы я оказалась перед ним, прежде чем он успеет отреагировать. Если я подойду к нему, накричу на него, скажу, что озеро принадлежит мне. Уйдет ли он? Или все станет еще хуже? Возможно, это только позабавит его, и он будет возвращаться сюда каждую ночь, чтобы позлить меня.

Я сильнее закрываю глаза, мои густые ресницы щекочут щеки. Я точно знаю, как далеко стою от воды, и сколько шагов мне потребуется, чтобы окунуть ноги в ее прохладу.

Единственное, что стоит между мной и желанным облегчением, – это Коул.

Я стискиваю зубы и отворачиваюсь от озера. Я могу сделать это один раз. Но если он окажется здесь завтра, я не уверена, что буду в состоянии сопротивляться.

Не уверена, останется ли он в живых.

Глава 2

Как будто недостаточно того, что сегодня первый день занятий в выпускном классе, так еще меня мучает физическая боль от того, что я не плавала вчера, и она гораздо сильнее, чем я помнила. Каждый шаг сопровождается невыносимой болью, как будто тысячи осколков стекла вонзаются в мою кожу. Трудно сохранять маску хладнокровия на лице, когда все, чего я хочу, так это морщиться, задыхаясь от боли, и свернуться в клубок.

Кто-то толкает меня в правое плечо, и я врезаюсь в белую стену, отскакивая рикошетом, да, так сильно, что воздух покидает мои легкие. Им необходим кислород, и я близка к тому, чтобы согнуться пополам, задыхаясь, но вместо этого, стараясь не обращать внимание на темные пятна в глазах, я смотрю на своего мучителя.

Это Никки. Девушка из моей старой компании. Холодный и сердитый взгляд ее темно-зеленых глаз так отличается от того, каким она смотрела на меня в первый год старших классов, когда мы были партнерами на биологии. Когда мы шутили и работали прямо во время ланча, получая отличные оценки по каждому лабораторному исследованию. Так же, как другие, она не понимает, почему я отгородилась от нее. Она никогда не поймет, потому что я никогда не скажу ей правду.

Она выглядит красивой в кремовом свитере с ниткой розового жемчуга. Я чувствую внезапную острую боль в груди. Раньше мы вместе ходили по магазинам.

«Бесчувственная».

Слово прошептали намеренно громко и достаточно близко, чтобы я услышала. Я разворачиваюсь, но не вижу, кто его сказал. Крепче сжимаю ремень рюкзака, делая глубокий вдох, чтобы успокоить жжение в легких. Я пытаюсь представить, как вечером зайду в озеро, и напряжение в спине сменяется спокойствием. Мне приходится мысленно возвращаться к озеру по тридцать-сорок раз за день, но что-то мне подсказывает, что сегодня нужно будет это делать гораздо чаще.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.