Жажда/water

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Жажда/water ( )

ЖАЖДА/WATER

by kissherdraco

Как это случилось, что я не могу без тебя, как без воды?

Глава 1.

Гермиона Грейнджер видела: он обернулся и посмотрел на нее перед тем, как подняться по лестнице. Разумеется, она знала, что гаденыш красив, но, черт, как же она его ненавидела. Он пялился, не сомневаясь, что от одного этого она полезет на стену. Сверлил своими гнусными серо-стальными глазами. Гермиона чувствовала жжение в крови, знакомый жар на щеках и в груди, покрывающий лицо темным румянцем гнева, который она больше не пыталась скрыть. Да, при одном лишь взгляде на Драко Малфоя она начинала ненавидеть его еще сильней, так, что само слово «ненависть» казалось чудовищным преуменьшением.

Он отвернулся и начал тяжело подниматься по ступенькам.

- Я тебя презираю, - пробормотала Гермиона, заходя за угол коридора из необработанного камня. Сквозняк немного охладил ее. "Кончится ли когда-нибудь эта ненависть, - думала она, - может быть, когда они статут старше и научатся жить разумом, а не эмоциями? Как герои книг, способные быть выше, видеть добро..." Нет. Почти наверняка, нет. Для нее, для Гарри и Рона эта ненависть, похоже, неизбежна, как судьба. Она чувствовала в нем зло и слишком часто убеждалась, что права. Только Драко Малфой мешал ей поверить, что глубоко внутри каждого, даже самого коварного слизеринца, есть что-то хорошее, скрытое под эффектной зловещей маской.

А теперь все вертелось вокруг него. Гермиона больше не могла спокойно ненавидеть, делая вид, что его нет. Он был. За этим проклятым портретом в их общей гостиной. Гарри говорил: не разговаривай с ублюдком, ты не обязана, - да она и не собиралась. Он как будто ограбил ее, когда стал Чертовым Старостой Мальчиков.

У Малфоя были влиятельные друзья. Пес-отец, который умер и оставил ему огромное состояние. Пес, заслуживавший смерти, а Гермиона никогда и никому ее не желала. Кроме Люциуса Малфоя. Был ли в этом хоть какой-нибудь смысл? В том, что они - Староста мальчиков и Староста девочек, связанные должностью, о которой, когда-то она была уверена, ни за что не пожалеет? В последние несколько дней она изо всех сил старалась избегать "партнера", и это оказалось труднее, чем когда-либо за все время в Хогвартсе. Десять минут до того, как он входил в общую комнату. Десять минут после. Опаздывать на завтрак, рано ложиться спать. Вряд ли эта бессмысленная показуха того стоила. Со временем Гермиона решила, что Малфой недостоин даже того, чтобы его избегали. Она предпочитала думать, что ненависть сама по себе уже переросла потраченные на нее усилия. Превратившись в безразличие. Но Гермиона леденела каждый раз, когда он входил в комнату. Это безразличие, да? Чувствовать холод?

После выборов старост прошло уже шесть дней, и им надо было поговорить. Раньше они как-то общались через других, через префектов. Иногда Гермиона ощущала безнадежность и гадала — чувствует ли он то же самое? Но нет, конечно, его самомнение ничем не поколебать. В те редкие моменты, когда они смотрели друг другу в глаза, Малфой глядел с таким вызовом и отвращением, что от мерзкого ощущения потом часами невозможно было избавиться. Нет, это она - ничтожество. А Драко Малфой - принц.

Гермиона привалилась к холодной стене. Так больше нельзя. Хватит. Прошло шесть дней, и им надо, действительно надо поговорить. Может, послать записку? Ага, уже смешно. Малфой, я не хочу с тобой разговаривать, поэтому пишу тебе. Нет. Малфой и так уже сумел заставить ее почувствовать себя жалкой. Ему было важно запугать ее...

А так ли это? Она что, в самом деле боится Малфоя? Возможно, он и правда так думает. Староста мальчиков главнее всех, даже Старосты девочек. Но если честно, она не боялась. Одна мысль об этом заставила ее вспыхнуть. Мерзкий ублюдок манипулировал ей, а она и не замечала. А все остальные – тоже думают, что она его боится? Так это выглядит?

Гарри определенно не боялся Малфоя. Они с Роном всегда заслоняли ее собой, когда тот подваливал с язвительными замечаниями. С ними Гермиона чувствовала себя в безопасности, но почему-то это чуть-чуть раздражало. Она хотела защищать себя сама, и, в тех редких случаях, когда Малфой задевал ее лично, не сомневалась, что смогла бы. Смогла бы, дайте только полшанса, в достойном споре, где не звучало бы слово «грязнокровка». У Гермионы был острый и злой язык, и почему бы не использовать его для того, чтобы поставить на место этого... сына своего отца. Но они с Малфоем ни разу не перебросились больше, чем парой слов. Гарри все время вмешивался; любое замечание на тему «Поттер, как насчет того, чтобы трахнуть эту сучку Грейнджер по-быстрому перед обедом» встречалось угрозой кулака.

- Слушай, - говорил Гарри.
- Просто держись от него подальше. Не ходи туда, куда он, уходи, когда он заходит, и занимайся своими делами.
- Гарри так разозлился, когда Малфоя назначили старостой. Он знал, почему эта должность не для него, они все это понимали, но все равно сжимал кулаки и стискивал зубы, представляя себе этого гада рядом с Гермионой.
- И если он тебя тронет, помоги мне Мерлин, я...
- Гермиона благодарно улыбалась, подавляя желание заорать.

Вот так ее последний год в Хогвартсе превратился в кошмар. Куда исчез весь восторг от того, что ей удалось стать Старостой девочек? Только чувство собственного достоинства мешало ей отказаться от должности. Гордость и ненависть давали силы продолжать работу. Она останется, иначе - Малфой выиграет.

Гермиона сняла резинку, тряхнула волосами и достала из рюкзака зеркальце. Для Малфоя она хотела хорошо выглядеть. И это больше всего выводило ее из себя. Он был настолько фантастически красив, что это, казалось, высасывало красоту из окружающего мира. Но не из нее. И ей было известно, что он это знает. На нее глазели с четвертого курса. Иногда это было приятно, но Гарри и Рон никак не могли отучиться бросать на прохожих злобные взгляды. Они пытаются отвадить друг друга, мальчишки, и Малфой преуспел в этом больше всех. Хотя он-то никогда не пялился на нее так, как другие. Казалось, он не видит того, что видят все остальные. Это раздражало. Ну, теперь-то он ее заметит, потому что сейчас, через шесть дней, они все-таки поговорят.

Драко Малфой растянулся на диване в общей гостиной, закинув ноги на подлокотник. Диван обычно казался ей таким большим, но сейчас хорек занимал его целиком.

Она знала, что Малфой ее заметил, - он начал напевать. Именно так он ее игнорировал. Гермиона подошла к нему, чуть дрожа в ожидании предстоящего разговора и злясь на себя за это, и остановилась перед диваном. За спиной ревел камин. Огонь обжигал ноги. "Тебе конец"...
- шипел огонь.

Алфавит

Похожие книги

Без серии

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.