Завещание Кришноканто

Чоттопаддхай Бонкимчондро

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Завещание Кришноканто (Чоттопаддхай Бонкимчондро)

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава первая

Обширное поместье заминдара Кришноканто Рая находилось недалеко от деревни Хоридра. Кришноканто был очень богат. Его годовой доход составлял почти двести тысяч рупий. Свое огромное состояние Кришноканто нажил вместе с братом Рамканто. Прочная дружба связывала братьев, никогда они друг друга не подозревали в обмане. Поместье было записано на имя старшего брата, Кришноканто. Жили они одной семьей. У Рамканто Рая был сын Гобиндолал. Со дня появления его на свет Рамканто не давала покоя одна мысль: «Состояние нажито нами обоими, а записано на одного. Надо бы, ради благополучия сына, закрепить за ним его часть. Брат, конечно, его не обидит. Он человек справедливый. Но кто знает, как поступят сыновья Кришноканто, если отец их внезапно скончается?» Однако заговорить обо всем этом с братом Рамканто было не так-то легко, и он все откладывал объяснение. Однажды Рамканто отправился осматривать свои поместья, и в дороге неожиданно умер.

Пожелай только Кришноканто — и ничто не помешало бы ему обмануть племянника, а потом завладеть всем состоянием. Но у него и в мыслях не было столь недостойного намерения. Он растил Гобиндолала вместе со своими детьми, и в завещании отказал ему ровно половину всего имущества — все то, что принадлежало покойному Рамканто.

У самого Кришноканто было двое сыновей — Хоролал и Бинодлал, и дочь — Шойлоботи. Кришноканто составил завещание таким образом, что восемь частей должен был получить его племянник Гобиндолал, по три части — каждый из сыновей, и по одной приходилось его жене и дочери.

Хоролал — старший сын Кришноканто — отличался необузданным нравом, и даже с отцом был груб и непочтителен. В Бенгалии завещания обычно не хранят в тайне, и Хоролал узнал его содержание.

— Что же это такое? — возмутился он. — Гобиндолалу ты оставляешь восемь частей, а мне всего три?!

— Так и должно быть, — отвечал Кришноканто. — Я отдаю Гобиндолалу половину — то, что нажито его отцом.

— Подумаешь, много ли нажил его отец! Кто такой этот Гобиндолал, чтобы пользоваться нашим добром?! И зачем ты матери с сестрой выделил долю — ведь содержать их будем мы. Довольно с них небольшой суммы на одежду и пищу.

— Слушай, Хоролал, — рассердился Кришноканто. — Деньги мои. Кому хочу, тому и отдам.

— Вы, видно, потеряли рассудок, отец! Не думайте, что я собираюсь выполнять вашу волю.

Глаза Кришноканто загорелись гневом.

— Если бы ты был мальчишкой, я приказал бы наставнику немедленно высечь тебя, — проговорил он.

— В детстве я подпаливал наставнику усы, а теперь сожгу ваше завещание, — пригрозил Хоролал.

Кришноканто не стал больше спорить. Он просто разорвал свое завещание и составил новое, по которому младшему сыну оставлял пять частей вместо трех, а Хоролалу — всего одну, наравне с женой и дочерью. Взбешенный, Хоролал уехал в Калькутту и прислал оттуда письмо: «Здесь, в Калькутте, пандиты говорят, что женитьба на вдове шастрами не возбраняется. Так вот, если вы не закрепите за мной половину состояния, я немедленно женюсь на вдове».

Хоролал рассчитывал, что такая угроза заставит его отца изменить завещание. Однако ответ Кришноканто лишил его последней надежды.

«Ты посмел ослушаться меня, — писал Кришноканто, — и я не желаю больше знать тебя. Можешь жениться на ком хочешь. Я же волен распорядиться своим имуществом, как пожелаю. Но предупреждаю тебя, если ты действительно женишься на вдове, я изменю свое завещание, только совсем не так, как тебе хотелось бы».

Вскоре после этого Хоролал известил отца о своей женитьбе. Кришноканто Рай снова порвал завещание.

В деревне жил тогда тихий, незаметный человек по имени Брохманондо Гхош. Был он с Кришноканто неизменно почтителен, и за это пользовался особым покровительством заминдара. Брохманондо обладал превосходным почерком и обычно составлял для Кришноканто все необходимые бумаги. Получив письмо от Хоролала, Кришноканто приказал Брохманондо зайти к нему вечерком, чтобы составить новое завещание. Их разговор услыхал Бинодлал.

— Опять меняете завещание? — спросил он.

— Я вынужден лишить твоего брата наследства, — отозвался Кришноканто.

— Не дело это, отец. Конечно, он сам виноват. Но ведь у него растет сын. Почему мальчик должен страдать?

— Внуку я немного оставлю.

— Сколько же?

— Будет получать около трехсот рупий в год. На такие деньги можно прожить безбедно.

Сколько ни убеждал отца Бинодлал, большего добиться не смог.

Глава вторая

Брохманондо собрался было вздремнуть после дневного омовения. Но в это время в комнату вошел Хоролал и сел у его изголовья.

— Кто это? Никак, сам молодой господин? — изумленно воскликнул Брохманондо. — Когда же вы вернулись домой?

— Я еще не был дома.

— Значит, прямо сюда? А давно ли из Калькутты?

— Вот уже два дня. Жил тут пока в одном доме. Что, опять будете менять завещание?

— Да, похоже на то.

— На этот раз меня совсем лишат наследства?

— Так говорил господин, но, по-моему, быть этого не может.

— И сегодня вечером ты будешь его составлять?

— А что прикажете делать? Не могу же я отказаться.

— Конечно, ты тут ни при чем… Хочешь немного заработать?

— Тумаков, что ли? Бейте, сделайте одолжение.

— Да нет. Тысячу рупий.

— Правда, что вы женились на вдове?

— Правда.

— Что ж, человек вы взрослый, самостоятельный.

— Послушай, есть одно дело. Начать его нужно сегодня же. А пока вот, держи задаток. — С этими словами Хоролал сунул в руку Брохманондо пятьсот рупий.

Осторожный Брохманондо тщательно пересчитал деньги и только потом спросил:

— А что я буду делать с ними?

— Пусти в оборот. Рупий десять можешь дать молочнице Моти.

— Никаких молочниц я знать не знаю. Что же я должен делать?

— Очини два пера так, чтобы вышли совершенно одинаковыми.

— Хорошо, пожалуйста, — ответил Брохманондо и отточил два пера. Опробовав их, он убедился, что отличить написанное одним пером от того, что написано другим, невозможно.

— Одно положи в свой ящичек, — приказал Хоролал, — им ты воспользуешься при составлении завещания. Другим пером ты сейчас кое-что напишешь. Есть у тебя хорошие чернила?

Брохманондо достал чернильницу.

— Так. Подойдет, — удовлетворенно проговорил Хоролал. — Вот этими самыми чернилами ты будешь писать завещание.

— Будто в вашем доме нет чернил и перьев! Зачем я стану таскать все это с собой?

— У меня свой расчет. А иначе чего ради дал бы я тебе столько денег?

— Это вы верно сказали, я и сам так думаю.

— Чтобы никто не удивился тому, что ты принес свои чернила и перья, ругай вовсю покупные.

— Да я не только чернила там или перья, я все, что угодно, готов ругать…

— Этого не требуется… Потом приступишь к самому главному. — Тут Хоролал положил перед Брохманондо два листа гербовой бумаги.

— Э, да это, никак, казенная бумага?

— Во всяком случае, на такой бумаге адвокаты составляют завещания. Отец тоже ею пользуется. Поэтому я и достал именно такую. А теперь пиши.

Брохманондо повиновался. Хоролал продиктовал ему завещание от имени Кришноканто Рая. Согласно этому варианту, все имущество распределялось следующим образом: Бинодлалу три части, Хоролалу, как старшему сыну, двенадцать. Все остальные, в том числе и Гобиндолал, получали по триста рупий годового дохода.

— Ну вот, завещание готово, — ухмыльнулся Брохманондо. — Только кто его подпишет?

— Я, — проговорил Хоролал и расписался за Кришноканто и четырех свидетелей.

— Так оно ведь фальшивое!

— Ничего, станет настоящим, а фальшивым окажется то, которое ты составишь сегодня вечером.

— Каким образом?

— Когда пойдешь к нам в дом, спрячешь эту бумагу в карман. Будешь писать, что отец захочет, только этими же чернилами. Бумага, перо, почерк, чернила — все будет одинаковое, и отличить одно завещание от другого никто не сможет. После того как документ зачитают, настанет твоя очередь. Ты будешь ставить подпись, повернувшись спиной к остальным. Воспользуйся этим и подмени завещание. Это вручишь отцу, а то, другое, принесешь мне.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.