Логика выбора

Корецкий Данил Аркадьевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Логика выбора (Корецкий Данил)* * *

Глава 1

Под «прикрытием»

Текущее время. Марк Джордан

Мы гуляли до заката, но и когда солнце село, не вернулись под крышу, хотя народные защитники не рекомендуют добрым гражданам задерживаться в это время на улице без крайней необходимости. В наступивших сумерках стали отчетливо видны зловещие огненные щупальца, выглядывающие из-за горизонта, будто спрятавшееся солнце хотело дотянуться до каждого, кто нарушает эту рекомендацию. Но нам было так хорошо, что идти домой не хотелось.

– Что происходит с Тором? – спросила Клайда, доверчиво прижимаясь к моему плечу. – Он стал похожим на огромного вунора!

– Понятия не имею, дорогая, я ведь понимаю только в картинах и скульптурах. А вуноров, как ты знаешь, я вообще не ем.

– Как странно… Они ведь очень вкусные.

Клайда отстранилась и внимательно осмотрела меня.

– В тебе так много странного, что иногда я задумываюсь: кто ты такой?

Я вновь привлек ее к себе.

– Твой верный рыцарь!

– Что такое «рыцарь»?

– Храбрый воин в железных доспехах, который служит своей даме.

– Разве воины служат женщинам? – удивилась она. – Напротив – женщины обязаны ублажать воинов! И что такое железные доспехи? Откуда ты это взял?

– Об этом написано в древних книгах.

– Сколько же книг ты прочел?

– Много. Но нам, пожалуй, пора возвращаться.

Впрочем, ноги сами несли нас домой, потому что за углом показался мой квартал 12 Б. Яркий фонарь освещал обязательное средство наглядной агитации: большой цветной плакат, на котором рослый красивый навоец чем-то вроде трезубца пришпилил к земле отвратительное существо, похожее на дьявола: злобная морда с оскаленными клыками, рога, копыта… И надпись: «Уничтожим коварного врага! Смерть Агрегании!» Пониже миролюбивая информация: «Жилищное образование второй категории “Всеобщее счастье”».

– Ты веришь во всеобщее счастье? – спросила Клайда. Этот вопрос выдавал в ней развитие выше среднего. Гораздо выше.

– Не знаю. И об индивидуальном счастье можно говорить с большой долей условности, а уж о всеобщем…

Щупальца Тора наконец скрылись за горизонтом. Фонарей становилось все меньше, небо закрыли тучи, вместе с мраком сгущалась и окружающая атмосфера. Из переулков и подворотен раздавались пьяные песни, брань, истерический смех и угрожающие крики. Это действие браски – самого дешевого и низкокачественного спиртного напитка. Когда-то я проверил сногсшибательные свойства браски на себе, и теперь боялся его больше, чем этих отвратительных морских гадов-вуноров, которых отчаянные смельчаки вытаскивают из океана, а потом продают за сумасшедшие деньги в рестораны для гурманов.

Когда мы уже подходили к дому, я отчетливо ощутил опасность. Еще раньше, чем в зыбкой темноте колыхнулись более плотные тени и пересекли наш путь. Уличная гугла. Трое. Молодые самцы. Они излучали агрессию и ненависть, а также большой опыт ночных расправ. Зря мы нарушили рекомендации общей полиции. Впрочем, лучше бы они патрулировали улицы вместо того, чтобы давать советы. Это было бы гораздо полезней…

Трое сократили дистанцию и взяли нас в полукольцо.

– Ой, Глостер! – Клайда задрожала всем телом и прижалась ко мне еще теснее.

– Не бойся, – шепнул я. – Все будет хорошо!

Этими словами мужчины всегда успокаивают женщин, но далеко не всегда эти обещания сбываются. Хотя сейчас был не такой случай.

Вопреки существующим здесь обычаям, агрессивные самцы не улыбались, а скалились по-звериному. Впрочем, обычное зрение этого не определяло, Клайда, например, могла различить только светлые пятна лиц, если эти дегенеративные рожи можно было назвать столь пристойным словом.

– Деньги нужны, и женщина нужна, – сказал самый высокий, выдавая себя вожаком стаи. – Давай все, что есть, и уходи. Будешь здоровым и доживешь до сорока!

– Деньги не дам, женщину не дам. А до сорока уже дожил, – очень предметно разъяснил я, потому что навойцы, как правило, понимают только конкретные высказывания. Туманные обороты типа «убирайтесь, а то будет хуже», «не на того напали» или увещевания «грабить нехорошо» и тому подобные они просто не воспримут. Поэтому я вежливо улыбнулся и, соблюдая все традиции и правила поведения, сказал: – Уходите, и ваши тела останутся невредимыми.

Но ночные звери не поняли даже предельную конкретику. Они подступили ближе.

– А он болтлив! – сказал тяжелый, как шкаф, громила, стоявший справа от вожака.

– И глуп! – добавил низкий крепыш, который стоял слева. За спиной он прятал какое-то оружие, кажется нож.

Все происходящее походило на начало земных драк в давно ушедшие века. Сейчас вожак без замаха ударит меня в лицо…

Я поставил защиту. Невидимый посторонним туманный кокон окутал меня с темени до ступней, отбросив Клайду назад и в сторону. В тот же миг высокий нанес свой коварный удар правой – резко и сильно, будто из пушки выстрелил. Но траектория «снаряда» оборвалась в нескольких сантиметрах от моего лица. Кулак с силой врезался в энергетическое поле, будто в бетонный монолит. Раздался хруст пальцев, запястье подвернулось, выворачиваясь из сустава. Вожак истошно закричал, отпрыгнул назад и, подхватив обвисшую руку другой, прижал к груди, укачивая, как плачущего ребенка.

– Что с тобой, Лостр? Что он тебе сделал? – «Шкаф» откинул могучий корпус назад и всем телом послал вперед голову, целясь лбом мне в переносицу. Такой удар всегда надежно выводит противника из строя. Но не сейчас. На этот раз он с маху разбил себе лицо и, залившись кровью, опрокинулся на неровную мостовую.

Низкорослый крепыш не стал повторять ошибки приятелей, а совершил собственную: воспользовался ножом! Его рука описала стремительный полукруг – длинный клинок должен был неожиданно вонзиться мне в правый бок, но почему-то сломался, а соскочившая с рукояти рука была до кости распорота лезвием уцелевшего обломка… Он громко заорал, хлынула кровь…

Теперь конкретика стала осязаемой, и те, кто был способен воспринимать окружающую действительность, наконец-то все поняли. Вожак и крепыш, громко причитая и отчаянно ругаясь, бросились наутек, оставив лежащего без сознания «шкафа» на произвол судьбы. По законам, которыми руководствовались такие типы, я должен был добить раненого, и они уже вычеркнули его из числа живых.

Я убрал защиту и протянул руку назад.

– Клайда, пойдем, пока не приехали защитники.

Холодная дрожащая ладонь вцепилась в мою.

– Кто?!

– Народные защитники, – конкретизировал я.

– А-а-а… Пойдем быстрее, я чуть не умерла от страха! Как ты это сделал?

– Что сделал?! Я стоял и не двигался. Они сами все делали…

– Ну, да, конечно, – неуверенно сказала она. И тут же спросила: – А что они делали?

– Как что? Перебили друг дружку в темноте.

– А, ну да, конечно… Побежали, в другой раз так не повезет!

И мы побежали, хотя вокруг уже не пахло опасностью.

* * *

Я сплю чутко и все же проснулся вторым. Наверное, потому, что чувствовал полную расслабленность. Обнаженная Клайда стояла у окна и, прижавшись к стеклу, смотрела наружу. Ей пришлось облокотиться на подоконник и слегка наклониться, так что в лучах восходящего солнца выглядела она весьма соблазнительно. Узкая спина, тонкая талия, округлые бедра, длинные красивые ноги, рассыпавшиеся волосы… Она была похожа на модную в двадцать первом веке земную куклу. И в приоткрытой промежности все было, как у куклы – то есть ничего не было! Потому что то, что должно там находиться у земной женщины, у навоек располагалось в нижней части спины, в районе крестца.

– Что ты видишь? – спросил я.

– Народных защитников, – как всегда конкретно ответила она. – Их много, и даже машина…

– Что они делают?

– Они пишут в бумагах, фотографируют, говорят с гражданами.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.