Кулибин

Кочин Николай Иванович

Серия: Жизнь замечательных идей [163]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Кулибин (Кочин Николай)

Кочин Николай Иванович родился в 1902 году в Нижегородской губернии, в крестьянской семье. Он принимал участие в революционных событиях Октября в деревне — был членом комбеда, сельсовета. Окончил Нижегородский университет, был депутатом областного Совета. Первый свой рассказ «В лесах» напечатал в 1925 году в «Комсомольской правде».

Н. Кочин — автор 17 книг. Среди них романы «Девки» (1930), «Парни» (1934), «Юность» (1938) и др. Он член Союза советских писателей с момента его организации. В 1939 году за заслуги в области художественной литературы Н. Кочин был награжден орденом «Знак Почета».

I

НИЖНИЙ НОВГОРОД

орговое лицо Нижнего Новгорода и окрестностей определяла, конечно, Волга. Она выпестовала оборотливых купцов и промышленников, и на берегах ее осело величайшее в мире торжище. Волга была великой артерией страны, и талантливейший публицист времен Ивана Грозного Пересветов так же, как впоследствии Пестель, считал целесообразным видеть российскою столицею Нижний Новгород. Волга была предметом дум неугомонного Петра, пытавшегося соединить ее каналом с Доном; она же была колыбелью народных восстаний, по ее водам продвигались к Москве отважные полчища Разина и Пугачева; она же была прибежищем отважных, недовольных, ареною вольнолюбивых, и поэтому народ окутал ее тысячью затейливых легенд, столь же ласковых, сколь суровых, а поэты воспели ее в задушевных стихах.

Нижний Новгород в XVIII веке держал в своих руках торговлю с Астраханью и Петербургом. Волга и Ока проносили бесчисленные суда с товарами: в Рыбинск шли расшивы с хлебом, в Астрахань — суда с пестрядью, с канатами и парусиной, сплавлялся лес.

Для судов требовались канаты. Больше десятка было в городе канатных и прядильных мануфактур.

По ним назывались улицы: Прядильная, Канатная. Вольнонаемные рабочие выделывали канаты и веревки для казенных и частновладельческих речных и мореходных судов. Кроме канатных фабрик, помещавшихся в верхней части города, за Ильинской решеткой стояли также толоконные, солодовые, гончарные и кирпичные заводы. Судоходный промысел способствовал развитию промышленности и торговли не только в городе, но и в селах.

В Нижнем грузились и местные товары для отправки за Каспий, и сибирские, приходящие по Каме и Белой, и азиатские — из Астрахани, и европейские — из Архангельска. Иностранцы закупали в Нижнем кожу, овчины, рыбу, икру, известь. В низовые степные места по Волге гнали лес с Ветлуги и Керженца. Из лесных сел и окраин на базары Нижнего шли бочки, чашки, ложки, игрушки, рогожи, лапти, сундуки, корзины, мебель. Все это достигало через низовые города пределов Персии. «Беспрестанно прибывали в Нижний Новгород, — говорит Костомаров, — частные дощаники сверху и снизу по Волге и Оке, а зимой длинные ряды обозов тащились отсюда во все стороны». Астрахань доставляла Нижнему восточные товары: персидский шелк, ковры, и, кроме них, отправляла соль, рыбу, икру и т. п.

Лавки в городе были расположены рядами, отсюда получились названия: Рыбный ряд, Мясной, Соленый, Иконный. Особенно много было лавок с хлебом, с солью. Уже в XVII веке имеется в Нижнем Новгороде посадский торговый класс, выделивший, как известно, организатора ополчения против поляков Минина — торговца мясом.

Самым мощным рынком в губернии была знаменитая Макарьевская ярмарка. Она открылась в 1624 году при Макарьевском монастыре, отстоящем на восемьдесят верст от Нижнего. Благодаря ярмарке этот монастырь и разбогател. Он был окружен стеною в 500 саженей. Там было пять церквей, гостиный двор в два этажа и 829 лавок. Монастырь владел также покосами, рыбной ловлей, мельницами. Фактически ярмарка выходила за стены монастыря и была расположена по обеим сторонам Волги. На Лысковской стороне в заливах стояли суда с железом, стеклом, чугуном. Здесь выгружали кожи, лес; тут ютился народ в харчевнях и трактирах, на постоялых дворах и подле кузниц. По берегу располагались балаганы с квасом, требухой, сбитнем, пирогами. А на Макарьевской стороне держался основной торг.

Гостиный двор каждый год строился заново. Множество дощатых лавок вырастало в несколько недель. Они составляли целые улицы с гостиницами, ресторанами, кофейными домами, театром князя Шаховского, залами для танцев. В пассажах продавался модный товар: драгоценные камни, золотые и серебряные вещи. Помещики съезжались сюда делать покупки на целый год. Сюда же потихоньку привозили и крепостных на продажу. Гуляки съезжались для кутежей, карточной игры, для фривольных забав. Здесь завязывались торговые соглашения и любовные романы. Крестьяне сбывали на ярмарке домашнее полотно и кустарные изделия. За монастырем в лубочных шалашах сидели ремесленники: ювелиры, сапожники, портные. На свежей, только что скошенной траве простые люди ели рыбу, бражничали, ссорились и молились. Лучшие рестораны, где пировали богачи, приезжали в Макарьев из столиц. В кофейных домах стояли бильярды. Купцы в лавках держали самовары и, располагаясь на ящиках, поили покупателей чаем до одурения.

На Макарьевской ярмарке имелись товары и местного кустарного производства: семеновская деревянная посуда, валяные сапоги и шляпы, лысковское полотно, керженский щепной товар, мурашкинские рукавицы, тулупы, шапки, павловское железо, краснораменские якоря, цепи, баржевые гвозди.

Огромную торговлю и на ярмарке и в городе вели монастыри и церкви. Они привозили соль, хлеб и продавали то и другое в своих лавках. Кроме того, имели постоялые дворы для приезжающих крестьян.

Отсутствие правовой защиты и государственной охраны вело к тому, что бедный люд, ушедший от царской петли и барской кабалы, соединяясь в ватаги, нападал на ярмарочное поселение и держал его в страхе. Во времена бироновщины известный «разбойник» Ванька Каин сумел с приятелями ограбить среди бела дня армянский склад Макарьевской ярмарки, построил на территории ярмарки лубяной балаган и торговал ворованным. Его арестовали только на другой день, но тут же выпустили за кафтан и камзол, обещанные начальнику полиции.

Фактически управляли Нижним Новгородом губернатор и архиерей. При крепости имелся комендант и батальон солдат. В городе было 2 собора, 26 церквей, 3 монастыря.

В 1779 году на 10 тысяч жителей было 1 549 домов, из которых только 25 каменных. В городе были военная школа, дворянское училище, духовная семинария, военный госпиталь, 7 трактиров, 26 кабаков, 30 постоялых дворов. В городе были «пильные мельницы», кирпичные заводы, гончарная, красильная, полотняная фабрика, крупяной и солодовенный заводы.

Внешний вид города не выглядел богато. Он по постройкам уступал другим городам. Деревянные дома, окруженные садами и дворами, создавали впечатление разбросанного города. В нижней части его, недалеко от пристаней, располагались лавки. В посадах ютился ремесленный люд: портные, сапожники, жестяники. Они немного приторговывали. Окраины города напоминали деревню. Некоторые там занимались хлебопашеством. Поэтому на окраине махали крыльями мельницы-ветрянки, стояли рядами овины, тянулись гумна. Город весь был изрезан оврагами. В овраги эти сваливался мусор, нечистоты — зловоние оттуда распространялось на весь город. На улицах прохожие увязали в грязи. Екатерина II, посетившая город в 1767 году, сообщила графу Панину: «Город сей ситуацией прекрасен, строением же мерзок». На главных улицах деревянные мостовые были настолько отвратительны, что по ним ездили с большой опаской для жизни. На улицах во время дождей — весной и осенью — ломались оси, колеса, рвалась упряжь, тонули лошади в грязи. На окраинах, где ютился посадский люд, ремесленники, крестьяне, отпущенные на оброк, мелкие торговцы, было много землянок, там же находились «обжорки», велась торговля снедью для бедноты подле лотков сбитенщиков, калачников. В домах теснота была ужасная. Казенные постои — чиновничьи и солдатские — изводили обывателей. Подати и повинности почти целиком ложились на трудовое население.

Алфавит

Похожие книги

Жизнь замечательных идей

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.