Сказка про Та-ка. Как зародилась торговля

Зулумханов Давуд

Жанр: Сказки  Детские    Автор: Зулумханов Давуд   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Сказка про Та-ка. Как зародилась торговля ( Зулумханов Давуд)

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero.ru

Когда-то, давным-давно, еще в доисторические времена, в одном племени жил молодой и смышленый парень по имени Та-ка. Больше всего на свете любил он наблюдать за тем, что остальные соплеменники делают. Из-за этого прослыл он лентяем и бездельником. Все взрослые в племени гордились тем, что они постоянно заняты работой. Были среди них кузнецы и столяры, пекари и охотники, сапожники и лекари, каменщики и портные.

А Та-ка работать не очень любил. Он все больше любил ходить из дома в дом, да хозяевам веселые байки рассказывать. Получал он за это – кто что подаст. Тем и жил. Вот только в последнее время его все меньше пускали на порог. Наверное, его истории уже поднадоели.

Лежал как-то Та-ка на пригорке, размышлял о превратностях бытия и наблюдал. И обратил он внимание на кузнеца, который уже в третий раз огибал поселок с тяжелым мешком на плечах. По всему было видно, что кузнец устал и расстроен. Та-ка вскочил и направился к нему разузнать, что к чему.

– Кузнец, что стряслось?

– А-а, это ты, Та-ка. Да вот у меня сапоги прохудились. Пятый год уже ношу. Надо бы обновить. Зима скоро.

– За чем же дело стало? Сходил бы к сапожнику.

– Так я сходил.

– Ну?

– Не дает… То есть дает… То есть не хочет… То есть хочет…

– Ясно. Просто так сапожник сапоги не отдаст. А ты бы предложил ему что-нибудь взамен.

– Так, я и говорю… я и даю! А он не хочет. Есть, говорит, у меня уже и пила, и топор, и ножи… Мне, говорит, шапка новая нужна. Зима, говорит, скоро.

– Ну, ты бы сходил к Ша-ку. У него отличные шапки есть.

– Был я у него. Но ему тоже топор не нужен, даже ножницы не нужны.

– А что ему нужно?

– Стекла. Помнишь, вчера ветер был сильный? Не углядел Ша-ка и на одном из окон все стекла вдребезги.

– Ну, так, сходи к стекольщику.

– Ну, так, я и иду. Вот только не люблю я это дело, по домам ходить да лясы точить. Меня работа в кузне ждет.

Вернулся Та-ка опять на свой пригорок и продолжил заниматься любимым делом.

Вскоре заметил он столяра, который уже в третий раз обходил поселок и тоже с мешком. Взяло Та-ка любопытство: вскочил он и направился опять в поселок.

– Привет, столяр!

– А, привет, Та-ка!

– Что это у тебя в мешке?

– А, это? Это – тумбочка новая. Недавно изготовил. Понимаешь, у меня мука заканчивается.

– Так сходил бы к мельнику.

– Так я был у него. А он говорит, у меня лишней нет. Я, говорит, только мелю. Принеси зерна – я, говорит, и тебе намелю.

– Ну, так сходил бы к Ке-аку. У него зерна небось вдоволь. Урожай-то знатный был.

– Так был я у него. Но он не дает… то есть дает… То есть говорит, мне тумбочка не нужна. У меня, говорит, их уже три. И стул, говорит, не нужен, и стол тоже. Мне, говорит, меду надо. У дочки скоро день рождения, а она любит мед.

– Мед я тоже люблю. Только пасечник мне не дает. А что, говорит, ты мне взамен дашь? Скряга еще тот.

– Был я у него. Но он говорит, что ему топор новый нужен. Свой-то он случайно в реке утопил. Вот, был у кузнеца, а его нет дома.

– Ну, так, завтра сходишь.

– Придется. Вот только не люблю я это дело – по домам ходить да лясы точить. У меня работы столько…

Вернулся Та-ка на свое место заниматься любимым делом.

– Дело-то у меня любимое, – подумал вдруг Та-ка, – да за него мне никто ничего дает. А скоро зима. Придется мне опять нелюбимым делом заниматься, на работу к кому-нибудь наниматься.

И вдруг его осенило: а пойду-ка я завтра с утра к столяру и возьмусь вместо него ходить и обменивать его стулья да тумбочки. Он же, как раз, к кузнецу собирался. Да и кузнецу можно предложить вместо него походить, если он со стекольщиком еще не… А там еще пасечник, еще мельник…

Сердце у Та-ка забилось так сильно, что чуть не выпрыгнуло из груди.

– И каждый из них мне за это что-нибудь да даст. Точно даст, – сказал сам себе Та-ка, вспомнив, как кузнец с столяром говорили, что не любят они по домам ходить, да лясы точить.

– Ну, а я как это дело люблю! – крикнул Та-ка и рассмеялся.

На следующий день, рано утром постучался Та-ка к столяру.

– А это ты, Та-ка? Что тебе надо в такую рань? – спросил столяр.

– Послушай, ты уже сходил к кузнецу?

– К какому кузнецу? Что ты мелешь?

– Как к какому? За топором, ведь…

– А мне топор не нужен.

– Тебе не нужен, а пасечнику нужен.

– Ну, а я тут причем?

– Так тебе что, мука больше не нужна?

– Нужна, – сказал столяр и вдруг стукнул себя кулаком по лбу. – Ах да, как же я забыл! Надо будет сходить к кузнецу.

– Послушай, столяр, а давай, я вместо тебя схожу к кузнецу… и к пасечнику, и к мельнику… и принесу тебе мешок муки за твою тумбочку.

– Вот спасибо! – просиял столяр. – Выручил. А ты не шутишь? У тебя, наверное, своих дел полно?

– Конечно, полно! – сказал Та-ка и сделал вдруг задумчивый вид.

– Послушай, если ты принесешь мне мешок муки за мою тумбочку, я тебе три новых деревянных ложек дам, – сказал вдруг столяр.

– А зачем мне ложки? Мне и есть-то нечего, – рассмеялся Та-ка.

– Ну, так у меня и пообедаешь, – сказал столяр.

– Хорошо, – сказал Та-ка. – Тащи свою тумбочку.

Целый день ходил Та-ка от одного дома к другому. Обменивал тумбочки на топоры, сапоги на шапки, мед на стекла. И в каждом доме вел свои веселые разговоры. Любил он поговорить. Но и люди с ним, на этот раз, охотно разговаривали. Ведь он каждому помогал найти то, что им было нужно.

Так прошла зима. Та-ка обзавелся собственным домом и подумывал о женитьбе. Все в поселке знали о его любимом деле. И если кому-то было надо что-то обменять, то все знали к кому идти. А в благодарность за его помощь, каждый оставлял ему что-нибудь: кто стекло, кто пакетик муки, кто ножик, кто рукавицы… Ну, а Та-ка знал, как всем этим распорядиться. Любил он это дело.

Любовь любовью, да начал наш Та-ка уставать. Целый день ходить от дома к дому и узнавать, кто и на что готов совершить обмен, а потом находить и разносить каждому, что ему было нужно… а заказов все больше и больше. Подумывал он помощников нанять, да мало кто соглашался. Не считалось это дело настоящей работой.

Лежал как-то ночью Та-ка у себя дома и устало смотрел на подарки, что ему оставляли заказчики. Да, они были небольшие…

– А если бы они были большие? – вспыхнуло вдруг в голове у Та-ка. – Тогда не пришлось бы мне искать, в каком доме у кого что лежит. Все здесь и уже ждет клиента!

От волнения у Та-ка задрожали руки, сон улетел. Он рывком сел на постель.

– И в самом деле, я же знаю, что обычно нужно нашим людям! Из подарков я стану делать запасы. Разложу их на полки и каждый, кто придет за чем-нибудь… А оно уже вот, здесь: бери, дорогой!

– Подарков не хватит, – сник вдруг Та-ка. – Пока я наберу столько, сколько надо… это ж сколько времени уйдет.

Та-ка опять лег и закрыл глаза. Но вдруг он вспомнил столяра с мешком: «Что это у тебя в мешке? – А, это тумбочка новая!»

– Зачем столяру новая тумбочка? – открыл глаза Та-ка. – У него этих тумбочек, наверное, итак класть некуда?

– Как, некуда!? – выпрыгнул из постели Та-ка. – А мой дом? Здесь, здесь они все должны лежать и ждать своих будущих хозяев.

На следующий день рано утром постучался Та-ка к столяру.

– А это ты, Та-ка? Что тебе надо в такую рань?

– Давай свои тумбочки, – сказал взволнованно Та-ка.

– Какие тумбочки? – зевая, спросил столяр.

– Сколько у тебя тумбочек?

– Шесть.

– А сколькими пользуешься?

– Э-э, двумя. Остальные – только место занимают. Они ж на обмен…

– Давай, я их у себя буду держать, и у тебя место освободится…

– Да? А тебя это не затруднит? У тебя у самого дом не очень…

– Конечно, мал! – сделал вдруг Та-ка задумчивый вид. – Но, ничего-ничего. Я все равно один, а у тебя дети.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.