Светский раут для борова

Манро Гектор Хью

Жанр: Юмористическая проза  Юмор    Автор: Манро Гектор Хью   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

— На нужную нам лужайку можно попасть и с другой стороны, — сказала миссис Филидора Штоссен своей дочери. — Надо сначала пересечь небольшой поросший травой загон, а затем — обнесённый изгородью фруктовый сад, весь засаженный кустами крыжовника. Я знаю, о чём говорю; в прошлом году у меня была возможность побывать здесь, — когда отсутствовали хозяева, конечно. Из сада есть выход через калитку в кустарниковую аллею; мы её пройдём и смешаемся с гостями, так что никто не будет знать, откуда мы появились. Это намного безопаснее, чем воспользоваться главным входом и рисковать наткнуться на хозяйку, — ведь нас не пригласили, и мы можем оказаться в неловком положении.

— Не слишком ли много хлопот ради того, чтобы попасть на приём на открытом воздухе?

— Да, будь это заурядный приём; однако в данном случае его никак нельзя назвать таковым, — речь идёт о главном приёме сезона. За исключением нас, всякий, кто хоть что-то представляет собой в нашем графстве, приглашён на встречу с принцессой; поэтому нам проще пробраться на приём окольными путями, чем впоследствии изобретать причины, по которым мы отсутствовали на нём. Вчера, в разговоре с миссис Каверинг, я очень многозначительно упоминала о принцессе. Я не виновата, если она не уловила намёк и не послала мне приглашение, верно? Ну вот, сейчас мы пойдём прямо по траве, и вон через ту маленькую калитку проникнем в сад.

Миссис Штоссен и её дочь, обе соответствующе одетые для торжественного приема, с видом королевских барок, совершавших неофициальный визит в речушку, где водится форель, проплыли через узкий травянистый загон и сад с кустами крыжовника. В их величавой походке, впрочем, можно было заметить некую вороватую торопливость, словно они опасались, что в любую секунду их могут осветить неприятельские прожектора. И в самом деле, им не удалось остаться незамеченными. Острые глаза тринадцатилетней Матильды Каверинг, устроившей наблюдательный пункт на ветвях мушмулы, наблюдали за их обходным маневром, и ей нетрудно было предугадать, чем он закончится.

— Они наткнутся на запертую калитку и будут вынуждены вернуться, — пробормотала она про себя. — И поделом, — надо было идти там же, где и все. Жаль, что Тарквина Супербуса нет на выгоне. Кстати, а почему бы ему тоже не погулять на воле, если сегодня все развлекаются?

Матильда была в том возрасте, когда мысли почти неотделимы от поступков; в мгновение ока она соскользнула вниз по ветвям мушмулы, а когда вновь вскарабкалась на свой наблюдательный пост, Тарквин, огромный белый боров, уже успел выбраться из своего тесного свинарника на простор загона. Штоссенам, возвращавшимся после своей неудачной вылазки и осыпавшим друг друга взаимными упреками, пришлось остановиться у калитки, которая отделяла загон от сада, заросшего крыжовником.

— Что за мерзкая тварь! — воскликнула миссис Штоссен. — Её не было, когда мы тут только что шли.

— Да, сейчас-то она здесь, — отозвалась её дочь. — И что нам теперь делать?

Желая получше разглядеть непрошеных гостей, боров приблизился к калитке и встал возле неё, двигая челюстями и моргая маленькими красными глазками, чем окончательно привёл дам в замешательство.

— Шу-у! Хи-и! Шу-у! Хи-и! — закричали обе дамы одновременно.

— Глубокое заблуждение думать, что его удастся отогнать, перечислив всех царей Израиля и Иудеи, — заметила Матильда с дерева.

Замечание было произнесено достаточно громко; миссис Штоссен подняла голову и посмотрела вверх. Ещё пару минут назад она отнюдь не обрадовалась бы, обнаружив нежелательного свидетеля в казавшемся пустынном саду. Теперь же присутствие ребёнка явно обрадовало её.

— Девочка, ты можешь прогнать…? — с надеждой в голосе начала было она.

— Comment? Comprends pas, [1] — услышали они в ответ.

— О, ты француженка? Etes vous francaise? [2]

— Pas de tout. ‘Suis anglaise. [3]

— А почему ты не говоришь по-английски? Мне бы хотелось знать, как…

— Permettez-moi expliquer. [4] Видите ли, сегодня я, как говорится, в опале, — начала Матильда. — Я приехала погостить к своей тётушке, и сегодня мне велели вести себя, как следует, поскольку на приёме будет много людей; ещё мне сказали, что я должна во всём подражать Клоду, моему двоюродному брату, который моложе меня и никогда не совершает никаких проступков, разве что случайно, и потом всегда извиняется. Взрослым, наверное, показалось, что за ленчем я съела слишком много малиновых бисквитов, и мне сделали замечание, сказав, что Клод никогда не ест столько. Через полчаса после ленча Клод пошёл спать; я дождалась, пока он заснёт, притащила целую корзинку малиновых бисквитов, приготовленных для гостей, связала ему руки и начала насильно кормить его. Вот почему мне не разрешено присутствовать на приёме; более того, весь вечер я должна говорить только на французском языке. Я перешла с вами на английский лишь потому, что не знаю, как сказать по-французски «насильно кормить»; разумеется, я могла бы придумать что-нибудь вроде «norriture obligatoire», но вы вряд ли поняли бы, что я имею в виду. Mais maintenant, nous parlons francais. [5]

— Ну, хорошо, tres bien [6] , — неохотно согласилась миссис Штоссен, которой, когда она волновалась, с трудом удавались нужные французские фразы. — La, a l’autre cote de la porte, est un cochon… [7]

— Un cochon? Ah, le petit charmant! [8] — с воодушевлением воскликнула Матильда.

— Mais non, pas du tout petit, et pas du tout charmant; un b^ete feroce… [9]

— Une b^ete, — поправила Матильда. — Боров — существо мужского рода, но назвав его в припадке раздражения свирепой зверюгой, мы тут же меняем его пол и превращаем в одну из нас. Впрочем, во французском нетрудно перепутать это.

— Тогда, ради бога, давай лучше перейдём на английский, — взмолилась миссис Штоссен. — Скажи, пожалуйста, можно ли выбраться из сада другим путём?

— Я всегда перелезаю через изгородь там, где растёт слива, — сказала Матильда.

— В наших нарядах мы вряд ли сможем это себе позволить, — вздохнула миссис Штоссен.

— Я обещала тетушке, что останусь здесь до пяти, а сейчас нет ещё и четырех.

— В данных обстоятельствах тетушка, я уверена, позволила бы…

— Но моя совесть мне не позволяет, — возразила Матильда с ледяным достоинством.

— Но мы же не можем оставаться здесь до пяти часов! — воскликнула миссис Штоссен с нескрываемым раздражением.

— Хотите, я почитаю стихи, чтобы помочь вам скоротать время? — участливо осведомилась Матильда. — У меня лучше всего получается «Белинда, маленькая кормилица». Впрочем, наверное, мне надо вспомнить что-нибудь на французском. Но единственное, что я хорошо знаю по-французски, это обращение Генриха Четвёртого к своим солдатам.

— Если ты позовёшь кого-нибудь, кто прогонит это животное, мы тебе кое-что дадим, и ты сможешь купить себе подарок, — сказала миссис Штоссен.

— Наконец-то я слышу деловое предложение, — с воодушевлением откликнулась Матильда, спускаясь на одну ветку ниже. — Мы с Клодом собираем деньги для детского фонда «Здоровье на свежем воздухе» и соревнуемся, кто наберёт больше.

— Я буду рада пожертвовать полкроны, даже очень рада, — сказала миссис Штоссен, выуживая монету из глубин своей сумочки.

— Клод сильно опережает меня, — продолжала Матильда, проигнорировав сделанное ей предложение. — Ему всего одиннадцать и у него золотистые кудри, а это огромное преимущество, когда занимаешься сбором пожертвований. Однажды дама из России дала ему целых десять шиллингов. Русские, в отличие от нас, умеют быть по-настоящему щедрыми. Я уверена, сегодня вечером Клод соберёт не меньше двадцати пяти шиллингов: во-первых, у него не будет конкурентов, а во-вторых, после истории с малиновыми бисквитами у него будет бледный, измождённый вид, словно не от мира сего. Да, я знаю, он опередит меня на целых два фунта.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.