Уик-энд в Кам-Татэс

Грейвз Роберт

Жанр: Юмористическая проза  Юмор    1999 год   Автор: Грейвз Роберт   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Роберт Грейвс

Уик-энд в Кам-Татэс

Я не стал бы ворошить эту историю — честно говоря, в ней нет ничего особенного, — если бы ее искаженная версия уже не получила широкого распространения. Потому-то я должен изложить все так, как было на самом деле. И сразу скажу: девушка мне очень понравилась. Дело вовсе не в том, что она выглядела, словно модель с обложки журнала. Будь у нее нога на протезе, или стеклянный глаз, или всего один зуб… Впрочем, о зубах чуть позже.

Я, конечно, выглядел идиотом… Но она — она вела себя просто молодцом; не закатила истерику, как сделала бы на ее месте любая другая девица, и даже не бросилась к телефону. Сначала убрала эту жуткую тяжесть с моих колен. Какое счастье, что она сумела с первого взгляда оценить все происшедшее! А ведь мало того, что я выглядел, как идиот, — меня с полным основанием можно было таковым и назвать. Застрять с разболевшимся зубом в субботу вечером в такой дыре, как Кам-Татэс! Но начнем по порядку.

Вся беда в том, что я оказался там в полном одиночестве; никто в городке не знал меня, и потому мое отсутствие никого не обеспокоило. Я приехал в Кам-Татэс на рыбалку — зачем же еще сюда приезжать? Ну так вот, зуб начал давать знать о себе в пятницу, когда я уже укладывался спать в номере гостиницы. Однако я решил, что это несерьезно, и успокоил его таблеткой. В субботу я встал ни свет ни заря и, прихватив с собой бутылочку с аспирином и изрядное количество бутербродов, отправился на берег озера, воды которого, как я надеялся, кишмя кишели крупной рыбой.

После полудня зуб внезапно проснулся и начал напоминать о себе. К тому времени я успел подсечь пару приличных рыбин — хотя и не столь крупных, как обещалось в путеводителе; жаль только, что обе сорвались. Моя ошибка заключалась в том, что я решил попытать счастья в третий раз. И это в субботу вечером! Только вернувшись в Кам-Татэс, в котором всего-то и есть, что пять пабов (один хуже другого), полицейский участок, почта и отделение какого-то банка — хотя некоторые считают, что это совсем неплохо для такой глуши, — я решил отправиться к местному стоматологу, мистеру Грифиту Грифитсу, чья медная табличка красовалась неподалеку от гостиницы.

Представьте себе, он был дома! И, судя по его словам, всегда работал в субботу вечером, поскольку как раз в это время у кого угодно может случиться что угодно. Но совсем недавно на рыбалке он поскользнулся на мокром камне и за свой азарт поплатился сломанной левой рукой. К несчастью, он был левша.

— Давайте хотя бы взглянем на него, — предложил он. — О-о-о, так это зуб мудрости. Увы, никаких шансов спасти его. Будь моя рука здорова, я бы в два счета справился с ним.

Как в таком случае поступил бы на моем месте всякий здравомыслящий человек? Конечно, нанял бы машину до небольшого городка Денби, находившегося в тридцати милях отсюда, и завтра, возможно…

— Неужели здесь никто не в состоянии вырвать зуб? — взмолился я. — Кузнец, например. Или парикмахер. Ветеринар… Под вашим руководством, разумеется?

— В самом деле, — почесал в затылке мистер Грифит Грифитс, — учитывая, как говорится, сложившиеся обстоятельства, можно было бы попробовать уговорить мистера Роуланда Роуландса, нашего ветеринара, заняться вами. В конце концов он постоянно практикуется на овцах.

Увы, мистер дважды-Роуланд успел уехать на последнем автобусе в Денби к своей… кем бы она ему ни приходилась.

Мистер Грифит Грифитс задумчиво потер правой рукой свой заросший щетиной подбородок — пользоваться услугами местного прикмахера он, очевидно, считал ниже своего достоинства.

— Что ж, может быть, старина Ван-дер-Пэнт рискнет взять на себя роль доброго самаритянина, — сказал он. — Он тоже англичанин и еще пятнадцать лет тому назад работал в Кам-Татэсе зубным хирургом. Именно у него я и купил свою практику. Очень приятный в общении джентльмен, хотя живет отшельником и не знает ни слова по-уэльски.

Поскольку последнее обстоятельство никоим образом не могло служить помехой делу, я со всех ног поспешил к коттеджу на Рододендрон-лэйн. К тому моменту мой зуб…

И опять мы ошиблись. Мистер Ван-дер-Пэнт был дома, но прошло добрых десять минут, прежде чем он открыл дверь — и то по счастливой случайности, поскольку был туговат на ухо и не слышал моих настойчивых звонков. Можете представить, сколько усилий мне пришлось приложить, чтобы объяснить ему, ради чего я пришел…

Комната была похожа на… Трудно даже подобрать эпитет. Жуткое зрелище, поверьте. Паутина, напоминающая разросшиеся тропические ползучие растения. Запыленное стоматологическое кресло. Покосившиеся ставни. Могильный холод. Запах мышей. И мыши. Поржавевшие плевательница и стойка для инструментов. Штукатурка, клочьями отваливающаяся с потолка. Ободранные обои. Но во всем этом была какая-то особая прелесть.

Я помог врачу заменить давно перегоревшую электрическую лампочку в люстре и прокричал ему в самое ухо:

— Прошу вас, не разжигайте огонь в камине!

— Свет может погаснуть, — борясь с одышкой, ответил мистер Ван-дер-Пэнт. — Жаль, что это зуб мудрости. Но еще хуже, что у меня нет обезболивающего…

К счастью, щипцы нашлись почти сразу. Мистер Ван-дер-Пэнт вытер тонкий слой масла, которым они были покрыты, внимательно оглядел их, и на его лице отразилось удовлетворение: инструментом еще вполне можно пользоваться.

И хорошо бы побыстрее — ведь к тому времени мой зуб мудрости… Впрочем, я, наверное, повторяюсь. Как жаль, как жаль, сокрушался мистер Ван-дер-Пэнт. Самые хорошие щипцы мистер Грифит Грифитс купил у него вместе с практикой. Поэтому ему потребуется еще одно небольшое приспособление, чтобы зафиксировать мои челюсти. Тогда он сможет работать увереннее. Годы, знаете ли, берут свое.

Не могу ли я сидеть спокойнее? Да, он прекрасно знает, что рассек мою губу, но это произошло только потому, что в тот момент я неожиданно дернулся.

Следующие три минуты просто не поддаются описанию.

Мистер Ван-дер-Пэнт скоро убедился, что ничего не добьется со своими щипцами. Ох уж эти щипцы!

Зуб, очевидно, сгнил, и мистер Ван-дер-Пэнт сумел всего лишь откусить его верхушку. О, ничего страшного, теперь надавим чуть сильнее и заберемся поглубже, в самую десну. Конечно, будет немного больно, но придется потерпеть. И не могу ли я все-таки сидеть смирно? А может быть, я позволю привязать себя к креслу? Его сердце давно пошаливает, и мои судороги…

— Можете связать меня по рукам и ногам, только выдерните к черту этот проклятый зуб! — взмолился я.

Мистер Ван-дер-Пэнт, конечно, ничего не услышал, но без труда уловил смысл сказанного и отправился за длинным электрическим проводом, которым крепко, по-моряцки, связал меня. Пробило уже половину седьмого вечера, и, помнится, мне показалось весьма странным, что он начал рассказывать о знаменитом убийце, некоем Крэппене, который, оказывается, был его коллегой. Последние слова, которые произнес мистер Ван-дер-Пэнт, были:

— А однажды я имел честь лечить саму мисс Бель Элмор, его жену и будущую жертву, актрису, если вы помните. У нее откололся кусочек резца, когда она кусала…

Я не разобрал, что именно, но, думается, об этом нетрудно догадаться и без моей помощи.

Нет сомнений, само Провидение напомнило внучатой племяннице мистера Ван-дер-Пэнта, что пора посетить престарелого дядюшку. И в понедельник, в половине двенадцатого дня, она заглянула к нему. Как я и говорил, она чудесная, просто очаровательная девушка; такие встречаются только в Лондоне, на Бонд-стрит.

Я сидел все в той же промозглой комнате и в том жа кресле, и на коленях у меня распростерся мертвый стоматолог. Мои челюсти все так же распирало «небольшое приспособление», руки, ноги и туловище были прочно опутаны электрическим проводом, а на щеке вздулся гигантских размеров флюс.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.