Профессор Гарольд и попечители

Сташефф Кристофер

Жанр: Ужасы и мистика  Фантастика  Ироническое фэнтези    2003 год   Автор: Сташефф Кристофер   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Профессор Гарольд и попечители ( Сташефф Кристофер)

Встреча происходила в комнате для совещаний, примыкающей к президентскому кабинету. Обстановка комнаты хотя и была старомодной, по производила впечатление капитальности; от красно-коричневатых стенных панелей отражался свет висевших под потолком по углам светильников. Под ними стояли низкие книжные шкафы, среди которых был один примерно вдвое выше остальных. Шкафы были заполнены книгами в кожаных переплетах, в которые, казалось, никто и никогда не заглядывал. Кресла были обиты плюшем цвета красного бургундского. Попечители были облачены в костюмы из ткани в тонкую полоску.

— Мне довольно затруднительно дать ответ на любой из поставленных вами вопросов, джентльмены, — медленно, как будто стараясь нарочно протянуть время, ответил Ши, — я ведь всего лишь младший служащий.

— Да, это нам ясно, — произнес попечитель Инсайз, тощий, с лицом, похожим на мордочку хорька, издатель местной газеты, который сочинял также редакционные статьи для газет Сент-Луиса, Чикаго и Цинциннати.

— Поскольку три или четыре штатных сотрудника института в отпуске, вы можете попять нашу озабоченность, — сказал Афанаэль, председатель попечительского совета. Ему было за шестьдесят, но в пенсне с длинной черной лентой, прикрепленной к лацкану пиджака, он по-прежнему выглядел весьма эффектно. Бульдожьи челюсти и аккуратная серо-седая челка придавали его внешности типичные черты банкира, которым он на самом деле и был.

Попечитель Уиндхолм промычал что-то, выражающее согласие. Он был высоким, широким в кости, бледнолицым и светлоглазым; губы у него были тонкими, а волосы жидкими. Говорил он редко, но часто издавал многозначительные звуки.

Афанаэль продолжал, как бы не замечая того, что его прервали:

— Поскольку институт является подразделением Карлингстоунского университета, предполагается, что он будет использован не только как госпиталь для душевнобольных, но также и в качестве учебной лаборатории; нам следует иметь аспирантов, способных наблюдать больных, так как это необходимо для развития психологической науки. Но основатели и спонсоры института надеются на то, что благодаря научным усилиям его сотрудников престиж и известность университета также повысятся. — Он повернулся в сторону Ши. — Если результаты, которых достигли ваши коллеги, доктор Ши, стоят того, чтобы их опубликовали, мы, конечно же, не станем их разочаровывать. Какая-либо революционная идея в психологии, да еще подтвержденная убедительными экспериментальными данными, наверняка повысит репутацию университета.

— Согласен, если это только нечто сногсшибательное, — вступил в разговор попечитель Локджо. У него был четверной подбородок, тяжелый изучающий взгляд адвоката и римский нос.

Афанаэль повернулся к Ши:

— Объясните максимально точно, в чем состоит суть исследования, для проведения которого требуется, чтобы все они втроем уехали из университетского городка на год?

Ши глубоко вздохнул. Чтобы ответить на поставленный вопрос, необходимо пошевелить мозгами, и достаточно интенсивно, поскольку истинная причина, без преувеличения, заключалась в том, что и он, и Чалмерс только и думали, как бы сбежать от удушающей скуки академической жизни, и хотя Байярд и Полячек уже сбежали, побуждаемые любознательностью, а может, и по другим причинам, их любознательность едва ли имела научную основу.

Истинная причина, конечно же, не предназначалась для ушей попечителей.

— Мы начали изучение логической модели больных из Гарейдена, — начал Ши, — затем расширили область исследований, намереваясь включить в них и другие случаи. Мы обнаружили, что пациенты, склонные к бреду, существуют, по всей вероятности, наполовину в мирах, придуманных ими самими, а наполовину в реальном мире. Доктор Чалмерс, доктор Байярд, доктор Полячек и я надеемся на то, что, упорядочив принципы построения этих иллюзорных миров, мы сможем найти способы установления связей между иллюзиями больных и принципами реального мира, затем идентифицировать их с ним и таким образом излечить больных.

— Многообещающее заявление, к тому же оно частично объясняет ваше желание уехать из городка, которое вы высказали в своем обзорном сообщении, — пробурчал Афанаэль. — Я могу теперь понять, почему некоторым сотрудникам необходимо продолжить наблюдения, если можно так сказать, в полевых условиях, но почему вас необходимо направить туда? Почему вы не можете остаться?

Да потому, что я принес с собой то, что в действительности уже материализовалось — Бельфебу. Ши не мог, конечно же, произнести это вслух; вместо этого он просто пожал плечами.

— Я самый младший по возрасту сотрудник, имеющий степень доктора.

— А вы уверены в том, что наблюдения в полевых условиях действительно необходимы? — отрывисто спросил Инсайз.

— Несомненно.

Повернувшись снова в сторону Инсайза, Афанаэль сказал:

— Я думаю, вы тем не менее понимаете, что если проект будет успешным, он произведет революцию в терапии и безусловно повысит репутацию университета.

— Ну, это без вопросов, — мычание Уиндхолма обрело наконец словесную форму. — Если они смогут успешно осуществить эти исследования, их результаты, возможно, дадут нам еще один контраргумент в пользу того, что фильмы и радиоспектакли делают жизнь людей иллюзорной.

Ши вспомнил, что Уиндхолм был владельцем трех радиостанций и по одной из них началась трансляция вестерна, который оказался столь популярным, что его включила в сетку вещания национальная радиосеть.

— С помощью этих исследований можно будет выработать надежные критерии при судебном установлении вменяемости, — задумчиво произнес Локджо.

— Ну что, мы согласны, — произнес Афанаэль, но в его голосе не было радости. — Пусть в течение весеннего семестра все идет своим чередом, но в середине лета, доктор Ши, нам необходимо иметь хотя бы некоторые предварительные результаты.

— Вам необходимо учесть еще и то, что публикации о работах доктора Чалмерса и доктора Байярда должны содержать указание на то, что эти исследования были выполнены в соответствии с планом научной работы института, — отметил Локджо, — и уж если быть совсем откровенным, джентльмены, то я должен спросить доктора Ши, хватит ли у него опыта для того, чтобы самому координировать работу такой группы. Прошу вас, доктор, не сочтите этот вопрос обидным.

— Не беспокойтесь, я не в обиде, — пробурчал Ши.

— Да, вы правы, здесь необходимо более опытное руководство, — с легкостью изрек Афанаэль. — Доктор Ши, мы должны настоятельно просить вас, чтобы вы убедили доктора Чалмерса курировать ход исследований хотя бы в статусе консультанта.

— Было бы не лишним, — посоветовал Инсайз, — если бы вы смогли убедить доктора Байярда хотя бы состоять с вами в переписке.

Ши вздохнул:

— Я сделаю все, что в моих силах, джентльмены, но контакты с доктором Чалмерсом могут оказаться чрезвычайно сложными.

— А вы что, не можете позвонить ему по телефону?

— Нет, — ответил Ши, — боюсь, что там, где он находится, телефонов нет. Он, если можно так выразиться, находится в очень отдаленном месте.

— Ну вот и все, что я, как мне кажется, должен был сделать, — сказал он Бельфебе, потягивая предобеденный мартини; в его голосе чувствовалось сдерживаемое раздражение, — можно подумать, что мне надо было лишь послать письмо или отправить телеграмму!

— Брось думать об этом, — ответила она с гордой усмешкой, — ты победил, Гарольд.

— Победил? — помедлив, обратился к ней Ши. — Как ты себе это представляешь?

— А в чем ты сомневаешься? Ваш институт будет продолжать работу, а университет не настаивает на приглашении новых сотрудников на место твоих товарищей, — ответила Бельфеба. — Неужто ты страшишься того, что им предложил, скажи?

— А ты знаешь, если посмотреть на все это твоими глазами, — медленно проговорил Ши, задумчиво глядя на нее, — я ведь сделал свое дело, верно?

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.