Краткая История Тьмы

Веркин Эдуард Николаевич

Серия: Хроника Страны Мечты [5]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Краткая История Тьмы (Веркин Эдуард)

ЧАСТЬ 1

Странные вопросы, если честно. То есть никогда не думал, что в этом есть что-то общее. Есть? Прямо-таки Кэрролл? Возможно, ему виднее. Хорошо, я отвечу. Верю ли я в параллельные миры? Конечно же, нет. Мое любимое блюдо? Брусничный пирог с апельсинами и сахаром. Да-да, именно с апельсинами.

Из интервью с Эдуардом Веркиным

Рассказ

Мальчик, это у тебя настоящий автомат?

— Ну что вы, какой настоящий… ММГ. Макет масс–габаритный. Настоящие только на стрельбище выдают, а этот для того, чтобы скауты не расслаблялись, чувствовали тяжесть солдатской жизни.

— Так ты, значит, скаут? — сощурился старик.

— Ага. У нас тут лагерь недалеко. Километра… Четыре, наверное.

Скаут указал пальцем за окно, в сторону леса.

— Лагерь… это имени Владимира Гастелло, что ли? — поинтересовался старик.

— Николая, — поправил скаут. — Гастелло был Николай. Если вы про того Гастелло, про героя.

— Про героя, — подтвердил старик.

— Николай Гастелло, — подтвердил скаут. — Но наш лагерь по–другому называется — «Зарница».

— Ну да, — кивнул старик, — конечно, «Зарница».

Старик отряхнул руки. Затем еще раз отряхнул, покосился на автомат.

— Модель, точно, — повторил скаут. — То есть он сделан из настоящего автомата, но сейчас испорчен и не стреляет, и Старик почесал бороду и сказал:

— Ты что, мальчик, меня за дурака считаешь? Я таких штук 5:1 в жизни видел — тебе и не снилось, уж как нибудь могу различить — боевой или модель… Впрочем, может, ты и прав.

Старик вдруг расслабился и уселся в кресло.

— Может, ты, молодой человек с автоматом, и прав, — сказал старик. — Видеть я стал плохо, вполне, может быть, и чувствовать тоже. К тому же оказия–с со мной сегодня приключилась — очки подвели. Одни разбились, другие потерялись, третьи… Третьи, впрочем, тоже потерялись. Садись, чего стоять, мы не лошади.

Скаут снял с плеча автомат, сел в кресло напротив и оглядел дом. Быстро, но пристально.

Старинный, с толстыми стенами и небольшими окнами — купеческий особняк, пропахший воском, толокном, медом. На стенах какие то специальные крюки, наверное, вешали на них что то. Или кого то. Наверное, подвалы есть хорошие, в таких можно ядерную бомбардировку пересидеть. Комната, опять же, большая, и полно в этой комнате разных старых вещей, собственно, все старое, даже телевизор — древний и черно–белый, с выпуклым экраном. Мебель тоже тяжелая, настоящая, в такой можно жить. И старик под стать всему этому — бородатый, сутулый, в ношеном пальто, похожем на длинный клетчатый сюртук. Хотя, если приглядеться, не очень то и старик. Лет шестьдесят, может, но вид имеет усталый, на семьдесят с половиной, подержанный жизнью, скаут увидел это за несколько секунд, побарабанил пальцами по автомату.

— И зачем ты ко мне пожаловал, мальчик с автоматом? — ухмыльнулся старик.

— Да вот, расследую… — скаут вздохнул и приставил автомат к креслу. — То есть исследование пишу, работу научную вроде как.

— Про что? — осторожно поинтересовался старик

Он дотянулся до стакана с холодным чаем, отхлебнул.

— А так, про всякие эксперименты. Про проект «Двина». Вы же в нем участвовали, кажется?

Скаут зевнул, поглядел на крюк на стене, поежился. Поправил куртку, серую, из толстой коричневой кожи, с высоким воротом и крупными медными пуговицами.

— Хорошая у тебя куртка, — сказал старик. — Никогда таких не видел.

— Буйволова кожа, — пояснил скаут. — В таких ходили грабители дилижансов на Диком Западе, классический дизайн.

— То то, я смотрю, знакомое что то… Проект «Двина» говоришь?

Старик стал пить чай, побрякивая зубами и дергая горлом, допил, облизал ложку.

— Вы ведь, кажется, поучаствовали?

— Ну, допустим, поучаствовал, — сказал старик. — И что дальше?

— Ну, может быть, вы мне расскажете? Как оно там все происходило? Мне для реферата…

— С какой это радости? — старик вернул стакан на стол и неприветливо закутался в пальто. — А потом, я все рассказал уже. Я рассказал, они записали, потом вышло в газете. «Вестник эзотерики», «Светлая…» Забыл. Корреспонденты, короче, приходили, уважительные ребята, «Светлая…» Нет, не вспомню.

Старик счастливо улыбнулся, посмотрел на стену.

— Забыл название, — повторил он. — Забывчивость — одна из немногочисленных привилегий моего возраста. Впрочем, тебе еще предстоит это узнать. Ты тоже про «Двину» прочитал в газете?

— Не, я не читал, — ответил скаут. — Это наш… руководитель… Скаут–мастер, короче. Он все эти газеты читает, интересное в блокнот выписывает. Потом нам рассказывает с познавательными целями.

— А зачем тебе то это нужно? Тоже в газету хочешь написать?

— Нет, я же говорю — научная работа, реферат, сугубо 2 в этнографических целях, — заверил скаут. — У нас скаутское 1 задание — каждый должен провести расследование, раскопать какую нибудь тайну, загадку решить. А скаут–мастер как узнал, что вы неподалеку живете, так сразу меня и отправил.

Старик с печалью посмотрел на стакан и на ложку. Скаут сделал неловкое движение, автомат с лязгом грохнулся на пол.

— Извините, — скаут поднял оружие. — Все никак не привыкну к этому…

— Ничего, — махнул рукой старик. — Бывает. Я тоже по первой все время скальпель ронял… Только я ведь ничего не могу добавить к тому, что написали в той газете… Хотя нет, могу. Там написано, что я магистр биомеханики — это неправда все, тогда я был уже доктором.

Скаут вздохнул, расстегнул ворот куртки и достал из за пазухи сверток, что то запакованное в газетную бумагу, перетянутую разноцветными резинками. Стянул резинки и стал аккуратно расправлять бумагу.

Старик напрягся и поглядел в сторону подоконника, на котором стопкой лежали пожелтевшие книги.

— Презент, — сказал скаут.

Из газеты показался длинный трехгранный штык, с железным бряком упал на стол.

— Ого! — удивился старик. — Где взял?

— Есть еще места.

— И не пропиленный… Отличная вещь. Начало девятнадцатого века, кажется… — старик потрогал клинок пальцем. — И что ты хочешь?

— Проект «Двина», — повторил скаут. — «Двина», «Двина», в подробностях.

— Подробности…

Старик попробовал багинет на остроту, постучал ногтем по металлу.

— Отличная вещь, — сказал он. — Двести лет ей, а как новая. Но боевая, в царапинах, в срезах…

Старик понюхал железо.

— Он пробил не одну грудную клетку, я такое чувствую… Заслуженная железка… Так что ты хочешь?

— Проект «Двина», я же говорил.

— Проект «Двина»… — старик взвесил штык на ладони. — Проект «Двина» изменил мою жизнь… Чаю, что ли, вскипятить? Чайку не хочешь?

— Хочу, но у меня мало времени. Может, вы расскажете?

— Может. А ты сам что знаешь про «Двину»?

— Ну как, что все. Эксперимент по созданию суперсолдат…

Старик рассмеялся. Он хохотал искренне, размахивал руками и заодно штыком, опасно так размахивал, как саблей.

— А что? — насупился скаут. — Раньше же все время проводили эти эксперименты, суперсолдаты и все такое. Создавали так, что только треск стоял…

Старик смеялся, наверное, минуту, пока слезы не выступили, он вытер их рукавом, достал из кармана капли и впрыснул их себе в глаза, потом еще раз.

— Ну, может, и суперсолдаты, — согласился он. — Наверное, суперсолдаты. Суперсолдаты — это, конечно да… Хотя я, если честно, так до конца и не понял, чем занимался проект «Двина».

— То есть?

— Я проработал в проекте почти семь лет и до конца не понял. Там, кажется, все было, всем понемногу — занимались — и пространство, и неоморфы, и этот чертов клонген. Энергетическое оружие опять же… Короче, каждой твари по паре. Комплекс «Двина» был просто огромный, и почти весь под землей. А наверху тайга и озеро. Ты когда нибудь видел тайгу летом? Это прекрасное зрелище…

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.