Единственная моя

Тимошина Ольга

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Единственная моя (Тимошина Ольга)

Хасим был арабом. Он ворвался в ее жизнь как арабский скакун и, подхватив ее на бешеном галопе, унес с собой.

Это была странная пара. Она славянка с типичными для этого типа людей чертами: пшеничные волосы, большие голубые глаза, белая кожа, открытая улыбка и беззаботность во всем внешнем виде.

Он же был полной ее противоположностью: черные как ворон волосы и глаза, мрачный пугающий взгляд, темная кожа и маниакальна тяга к религии и порядку во всем.

Вика и Хасим встретились в… казино.

Он любил играть. Перед каждой вылазкой в казино он выстраивал план, чертил какие-то схемы, на листочке бумаги мелькали числа и математические расчеты. У него были строго определенные дни для посещения, благословление на которые он получал во время своих ежедневных молитв. Неизвестно; помогал ему его бог или математические расчеты, но он все время выигрывал. Не было и дня, чтобы он не пришел домой без внушительной суммы денег. А когда он выигрывал – он был добрый. На волне очередного внушительного выигрыша они и познакомились.

Вику занесло в казино случайно. Она тоже любила играть. Она любила играть по жизни.

Вика работала в крупном модельном агентстве, но не моделью, а администратором. Ее фигура и рост были идеальными. Но лицо… в лице не было ничего завораживающего или притягательного. Просто симпатичная девчонка. Мужчин она цепляла своим веселым характером и легким отношением к жизни. Часто бывало, что кто-то увлекался моделью из их фирмы, но, познакомившись с Викой, уходил к ней. Сказать, что у нее было много мужчин, нельзя. У нее их было очень много. Девчонки-модели терялись в догадках, почему их, таких молодых и красивых, бросают ради какой-то секретарши. Всем этим молоденьким длинноногим глупышкам не могло прийти в голову, что мужчины любят, когда ими восхищаются. А модельки, как называла их Вика, требовали восхищения собой.

Вика же буквально с первой минуты встречи давала понять мужчине, что он ее кумир, и не важно, был это курьер, приносящий почту, или какой-то важный заказчик. Всеми мужчинами она восхищалась одинаково. Просто это была такая игра. В большинстве случаев они не были нужны ей, но она любила вести счет и записывать очередное покоренное сердце в свою пользу. К тому же, обладая совершенной фигурой, было нетрудно носить все эти тряпки, которые были неудобны и непрактичны, но очень нравились мужикам. С одной стороны, она вроде бы была одета, но с другой стороны, проявив немного фантазии, можно было прочитать все изгибы ее тела и напридумывать себе такого…

В агентстве ей страшно завидовали и поэтому не дружили. Вике же было наплевать, иногда она даже назло какой-нибудь модельке играючи уводила у нее мужика. С моделькой он только выходил в свет, а с ней отдыхал душой и телом, щедро оплачивая все то, что Вика ему давала. А предложить она могла легкое и не хлопотное времяпровождение, веселя всякого своими рассказами и небылицами, заботу и ласку, вкусные блюда, которые готовила сама, и, конечно же, свое совершенное тело, вытворяющее в кровати чудеса акробатики.

Но все эти встречи были нужны ей еще и потому, что на зарплату секретаря она должна была содержать семью. Ее отец потерял работу во время кризиса и с тех пор никак не мог встать на ноги, а мать вообще никогда не работала и была абсолютно не приспособлена к жизни. Все, что та могла, – это убирать в доме и готовить еду.

Нет, Вика не просила денег у своих мужчин, она умело подводила ситуацию так, что они сами хотели за нее заплатить. К примеру, она выключала мобильный и дозвониться до нее было невозможно. Когда взбешенный мужчина, наконец, находил ее, она, хлопая ресницами, виновато шептала, что у нее кончились деньги, и завтра, после зарплаты, она обязательно заплатит, и телефон включат. Мужчина, конечно же, с радостью пополнял ее счет на год вперед. Та же история была с бензином, пустым холодильником, квартплатой и бог знает, с чем еще.

Когда ей надоело жить в двухкомнатной квартире с родителями, она нашла мужчину, живущего в центре, и глубоко насадив его на крючок, выбила себе большую квартиру в самом сердце столицы. Подключив маму, которая должна была строго действовать по написанному Викой сценарию, она разыграла выселение с последующим переездом в маленькую однокомнатную квартирку, где, конечно же, не было никакой возможности для встреч. Не долго думая, мужчина снял для нее большую квартиру в центре, неподалеку от места своего обитания.

Когда ей надоела ее девятка, она то и дело пропускала свидания, ссылаясь на необходимость срочного ремонта ее «старушки». Мужчинам это надоело, и они скинулись ей на покупку новой машины. Нет, конечно, каждый из них не знал о существовании другого, думая, что он единственный и неповторимый. Но сами того не ведая, сложившись во вкладах, они купили ей шикарную иномарку.

Когда она «мерзла», перед приходом домой засовывая руки в сугроб, ей покупали шубу. А пустив слезу со словами: «Я никогда не видела море», глядя на картинку с песчаным пляжем где-то на далеком острове Бали, она легко выбивала себе очередное путешествие на океан.

Она никогда не просила денег. Все ее мужчина предлагали их сами. Вика всегда отказывалась, и тогда они просили у нее разрешения что-нибудь для нее сделать. Она, немного помучив их, соглашалась.

Все модельки сходили с ума от зависти: то она на новой машине, то в шикарном манто, то ужин тут, то там, то Бали, то Париж. Они не понимали, не имели опыта и не знали, как себя вести с мужчинами, думая, что одного взмаха их ресниц достаточно для того, чтобы все падали от восхищения.

Ее семья приехала в Москву недавно. Сама же она, родом из маленькой приморской деревушки, рванула в столицу, как только ей исполнилось 18. Все детство она провела в доме своего деда на берегу. Он был военным моряком и научил ее любить и понимать море. Уже в 7 лет она освоила плавание с аквалангом, и они с дедом часами пропадали вокруг прибрежных скал. Она знала названия всех рыб и растений. Но больше всего на свете она любила подводную охоту. Вика была настоящим дитям природы. Она не боялась ни хищных акул, ни ядовитых змей, которые обитали в горных пещерах вокруг дома деда, могла зажечь костер без спичек или свить веревку из травы. Поэтому позже, когда она оказалась в Москве, в этих каменных безликих джунглях, страха не было. Ею владели природные инстинкты: выжить и добыть еду.

И конечно, она собиралась покорить столицу, быть известной супермоделью, и слава о ее красоте и успехе должна была достичь ее богом забытого хуторка, и так далее, и тому подобное… В общем, это были мечты маленькой провинциальной девочки о перевоплощении в принцессу.

Москва сильно пообломала ее грезы. В агентствах никто не восхитился ее красотой, а услышав ее «хохлятский говор», могли предложить только молчаливую работу в стрип клубе. В реальности же она мыкалась по общежитиям, училась в каком-то дурацком училище, название и смысл которого уже не помнит, и работала посудомойкой.

Надо отдать должное Викиной упорности, так как все вышеперечисленное ее не только не остановило, а наоборот – подожгло ее желание. Для того чтобы найти хорошую работу, нужна была прописка, и самым быстрым способом получить ее было замужество.

Через какого-то барыгу в училище ей подыскали мужа, который попросил всего 2000 долларов и обещал через год с ней развестись. Вике пришлось устроиться на четыре работы, чтобы заработать такую сумму. Брак был заключен, и паспорт с московской пропиской лежал у нее в кармане. Но паспорт не решал всех проблем: нужно было избавиться от ужасного акцента и презентабельно выглядеть на фоне таких же искательниц счастья из Украины, Беларуси и Молдовы. Для всего нужны были деньги, а зарплаты уборщицы хватало лишь на хлеб и помаду.

Она крутилась как белка в колесе: продавала таймшеры и косметику, сидела с детьми, зарабатывала на обмене валюты, торговала барахлом на рынке и даже гоняла подержанные иномарки с перебитыми номерами. Она осознавала, что участвует в преступлении, но экономическая ситуация в Москве была очень тяжелая, а ее экономическая ситуация была просто плачевной. «Ну никто же не умер», – успокаивала она себя. На перегоне машин Вика заработала большие деньги, и это помогло ей бросить ненавистное училище и общагу, переполненные лимитой.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.