Леди на балу

Пьянкова Карина Сергеевна

Серия: Леди строгих правил [1]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Леди на балу (Пьянкова Карина)

Богатая молодая девушка может позволить себе роскошь быть не красивой или неумной. Никто не упрекнет ее в отсутствии привлекательности или глупости. Состояние любую дурнушку превратит в красавицу и позволит найти подходящую партию. Если же ты бедна, то обязана обладать всеми мыслимыми и немыслимыми достоинствами, чтобы иметь хоть какую-то надежду составить свое счастье.

Все это я уяснила в благодатном возрасте семнадцати лет, когда батюшка вывез меня первый раз в свет. Увы, достаток нашего семейства был скромен, а так как дочерей имелось трое, то привлекательности для охотников за приданым мы не составляли никакой. И пусть длина нашей родословной могла вызвать почтение даже в столице, одного лишь благородного происхождения не хватало, когда речь заходила о замужестве для меня и моих сестер.

Из трех девиц Уоррингтон я по всеобщему признанию являлась наиболее разумной, и именно мне молва уготовила участь старой девы, так как более никакими особыми достоинствами я не блистала вовсе. Мои сестры Энн и Эмили были младше меня на четыре и пять лет, и природа оказалась к ним не в пример щедрей. Обе они расцвели и считались в округе первыми красавицами. Прелестью Эмили, младшая, превосходила Энн, но Энн в свою очередь обладала счастливым беззлобным нравом, который очаровывал всех вокруг. Обе мои сестры при этом признавались всеми без исключения нашими знакомыми девушками неглупыми (впрочем, Эмили, возможно, не хватало некоторой глубины), и имели неплохие шансы вступить в брак с достойными и состоятельными мужчинами.

Я же в свою очередь должна была прожить жизнь подле старшего брата Эдварда, всячески помогая ему вести дом. Не мечтай я о собственном очаге, в подобной судьбе имелась бы для меня своя прелесть: из всей семьи ближе брата у меня не было никого. Мы понимали друг друга с полуслова и всяческие поддерживали. Мы имели сходные взгляды и увлечения и могли бы прожить всю жизнь в согласии, что обоим принесло бы выгоду и счастье.

Увы, внешность моя не могла бы вызвать в достойном молодом человеке желания просить руки, а ум, который я сперва со свойственной юности горячностью скрывать не стремилась, а позже делать этого уже не имело смысла, скорее отпугивал возможных поклонников. Как сказал батюшка после первого моего выхода в свет «Кэтрин, дорогая, мало какой мужчина пожелает жену, которая умнее него самого. А тот, кто умнее тебя, вряд ли польстится на кого-то с твоим лицом и твоим приданым».

Тогда я еще не верила ему, но спустя пару месяцев осознала, насколько мой отец оказался прав. Я действительно не пользовалась популярностью у мужчин, хотя определенный успех имела. Среди мамаш с дочерьми на выданье. Общение со мной давало юным девицам некоторый лоск и добавляло благоразумия, а переманить чужих поклонников я бы не смогла при всем желании.

Итак, уже в семнадцать лет я была признана местным обществом девицей благовоспитанной, премилой, но совершенно непривлекательной.

Примириться с таким печальным для себя исходом стало проще, когда я нашла, куда применить все свои силы, познания и обретенные связи. Пусть мы бедны, но все же благородного происхождения, поэтому я посчитала, что младшие мои сестры и дорогой брат достойны самой лучшей партии, какую только можно составить. И несмотря на разочарование в собственной судьбе, я с упорством и завидной энергией заводила знакомых и друзей, оказывала все услуги, которые только были в моих силах и не спорили со здравым смыслом, чтобы однажды быть полезной своей семье, когда придет время для свадьбы Эдварда или сестер.

Дорогой брат мой уже достиг возраста двадцати пяти лет и обладал, по моему мнению, всеми необходимыми достоинствами, а также был дивно хорош собой. Эдвард получил образование в одном из лучших университетов страны, на что батюшка в свое время сильно потратился, был мягок в обращении и демонстрировал благородство, которое прилично джентльмену. Многие дамы смотрели на него благосклонно, но дорогой брат неизменно оставался лишь любезен с дамами, хотя многие из тех, кто испытывал к нему склонность, являлись богатыми наследницами и могли принести нашей семье много счастья. Увы, милый Эдвард оставался безнадежным романтиком, и я лишь искренне надеялась, что однажды он отдаст свое сердце девушке с большим приданым.

Эмили и Энн также не оставались без внимания на балах и им часто наносили визиты, но в свои восемнадцать и семнадцать лет оставались еще совершеннейшими девчонками и не помышляли пока о браке, чем вводили в уныние всю семью. Донести до них, что очарование юности проходяще, не удавалось. Но пока рядом с моими сестрами и не появлялось кавалеров, которые бы были действительно их достойны, поэтому я не сильно печалилась.

Наша провинциальная жизнь так и текла спокойно и безмятежно, пока к миссис Чавенсворт не вздумалось приехать ее племянникам, мистеру Оуэну, мисс Оуэн и мистеру Уиллоби.

Обо всех троих мы были уже немало наслышаны от их тетушки, которая отличалась редкостной словоохотливостью. Эта ее черта, впрочем, никому не доставляла хлопот, потому что не в характере миссис Чавенсворт было злословить о ком-либо, и если она открывала рот, то только для того, чтобы восхвалить того или иного знакомого, пусть даже временами и незаслуженно.

И именно рассказы миссис Чавенсворт о ее родственников породили в моей душе честолюбивый план, который мог в будущем устроить судьбу обеих моих сестер и принести счастье дорогому брату. И мистер Оуэн, и мистер Уиллоби обладали невероятным богатством, а мисс Оуэн, по слухам молодая прелестная особа, несвязанная никакими обязательствами, помимо красоты и кроткого нрава являлась также и хозяйкой собственного большого состояния, которое для меня затмевало все прочие ее прелести. Оставалось надеяться, что брат мой найдет ее приятной во всех отношениях, а она ответит взаимностью. Да и молодые племянники миссис Чавенсворт согласно имеющимся скудным сведениям обладали всеми совершенствами, приличествующими достойным молодым людям, и могли бы составить счастье любой девицы.

И я не видела ни единой причины, почему бы им не составить счастье моих младших сестер, девушек благовоспитанных и хорошеньких.

Едва только стало известно, что брат и сестра Оуэн со своим кузеном прибыли в поместье тетушки, как я стала искать повод свести с ними знакомство как можно быстрей и расположить к себе, опередив других соседей. Сперва в мои намерения входило в первую очередь завести дружбу с барышней Оуэн, а уже после, заручившись симпатией девушки, представить ей под благовидным предлогом и свою семью. Здравый смысл подсказывал, что первой завести знакомство с этой семье лучше было именно мне, как самой непритязательной внешне из всех сестер. Начни знакомство с родственниками миссис Чавенсворт батюшка или матушка — и в приезжих могло зародиться справедливое подозрение о матримониальных видах на них. Но что может быть естественней дружбы двух молодых девиц, одна из которых, к тому же не может даже надеяться на то, чтобы вступить в брак с кем-либо из настолько завидных холостяков, как брат и кузен мисс Оуэн?

Неделю я выпытывала всеми средствами об обыкновениях мисс Оуэн, и узнала, что каждое утро она с тетей прогуливается в ближайшем городке. Наши края не могли принести многих радостей молодой девушке, а Уэллон хотя бы был богат свежими новостями и давал возможность развеяться.

Подгадав подходящее время, я отправилась в город, не сказав о своей истинной цели никому из домашних, и твердо вознамерилась свести знакомство с мисс Эбигэйл Оуэн. Это не представлялось мне сложным делом, так как миссис Чавенсворт, ее тетя, относилась ко мне с искренней симпатии, а так как дам не сопровождали молодые люди, то не должно было возникнуть неловкости при первой встрече. Однако же, прознай о моих намерениях дорогой Эдвард, он наверняка воспрепятствовал бы их исполнению из природной скромности и такта.

Около девяти утра я вышла из дома, сказав, что хочу навестить Мэри Тьюлинг, свою давнюю подругу, которая уже несколько месяцев гостила в Уэллоне у своей кузины миссис Тейлор, жены местного викария. Ни брат, ни сестры ничего не заподозрили и лишь расстроились, что не могли составить мне компанию, так как уже были приглашены к соседям. Я же специально оставила свободным это утро, чтоб встретиться с миссис Чавенсворт и ее племянницей.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.