Сто затей двух друзей. Приятели-изобрететели

Головин Валентин Александрович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Сто затей двух друзей. Приятели-изобрететели (Головин Валентин)

Предисловие

Итак, ребята, вы снова встречаетесь со своими старыми друзьями, неугомонными выдумщиками Пуговкиным и Ромашкиным — героями книги В. Головина «Сто затей двух друзей», которая вышла два года назад в издательстве «Молодая гвардия».

Из книжки герои переселились на экран телевидения, а затем в телефильм «Сто затей на суше и на воде».

И вот у Пуговкина и Ромашкина появилось очень много друзей, таких же наблюдательных, любознательных, сметливых, которые из самых простых, порой бросовых, материалов смастерили множество занимательных и полезных вещей.

Мы получили тысячи писем с просьбой переиздать книгу, рассказать о новых изобретениях Пуговкина и Ромашкина, а многие ребята предлагали и свои усовершенствования.

Вашу просьбу мы выполнили, юные друзья. Перед вами снова эта книга и, как вы просили, с дополнениями и продолжением.

Вас ждут новые встречи, увлекательные походы на самодельных байдарках, занимательные состязания «змееведов». Вместе с героями книги вы побываете в планетарии на дому, весело встретите в лесу Новый год.

Книга вам подскажет, чем заняться, «когда на носу лето», как из ученической тетрадки сделать авианосец, а из обыкновенной консервной банки — оригинальную электролампу.

Начинающие столяры с пользой для себя прочтут главу «Мебель — дочь леса», а рассказ о воде и воздухе, которые могут ставить отметки, наверное, вам всем покажется особенно интересным.

Успехов вам, юные изобретатели!

СТО ЗАТЕЙ ДВУХ ДРУЗЕЙ

Есть у меня на примете два занятных вихрастых паренька — Витька Пуговкин и Мишка Ромашкин. Они такие закадычные неразлучники — водой не разольешь.

Взрослые о них отзываются с уважением — правильные, мол, сынки растут, смекалистые, беспокойные, до всего любопытные. Быть им знаменитыми мастерами — золотые руки. А руки у мальчуганов и впрямь примечательные — за что ни возьмутся, все смастерят.

И хотя у одного глаза голубые, у другого карие, но в главном эти глаза схожи: на что ни поглядят, на пустяк какой, который и бросить-то не жаль, тут же увидят, как эту никчемушную пустяковину превратить в полезную вещь.

Другие ребята бывают порой словно вялые мухи осенью, а этим скучать некогда. У них всегда затей вагон и еще маленькая тележка.

Других сердобольные мамы и папы дорогими игрушками задаривают. А Пуговкину и Ромашкину такие подарки ни к чему. Для игр и забав у друзей вечно в запасе есть славные выдумки. Витькина бабушка так и сказала: «Наши-то два смышленыша, ну, сущие Самоделкины».

И еще они очень любят рисование. Ведь если что серьезное затеяли, тут без рисунка, чертежа шагу ступить невозможно.

Товарищи прозвали Пуговкина просто и кратко — БЭС.

Не подумайте, что Витька вроде как бес, бесенок. Совсем нет. А БЭС он стал вот почему. Все знают, что Большая Советская Энциклопедия по первым буквам называется БСЭ. Наш Пуговкин имеет завидную память, прямо ходячий справочник по разные вопросам. Вот он и получил прозвище БЭС — «Большой энциклопедический словарь».

Ну, а Ромашкин знает целый ворох пословиц да поговорок, прибауток да присказок. За это его прозвали «наш Даль». Ведь русский ученый Даль был знаменитый собиратель народных изречений.

Подметив, как Дружат БЭС и Даль, знакомые ребята даже сочинили четверостишие:

Даль шел в лес — рядом БЭС… БЭС плыл вдаль — рядом Даль. Даль и БЭС — везде Друзья! Врозь друзьям нигде нельзя!

Мне не терпится поведать вам об увлечениях и приключениях, о делах и проделках этих двух приятелей.

А я сам — по дворам да по домам

Кто себе друзей не ищет,

Самому себе он враг!

Шота Руставели

— У кого есть вопросы? Спрашивайте! — в заключение своей речи на первой линейке произнес Петр Ильич, начальник пионерского лагеря.

Вопросы посыпались, как орехи из мешка: а где?.. а..почему?.. а когда?., а можно ли?., а есть ли?., а зачем?..

Ребят интересовало все. Ведь они только что приехали из города в свой районный пионерский лагерь.

— А далеко ли здесь растет орешник? — бойко спросил невысокий ладный паренек.

Это был Пуговкин.

— Ореховых зарослей немало вдоль речки. Только, чур, орехи пока не трогать и не рвать. Ведь они еще зеленые, незрелые. А не то достанется вам на орехи, — пошутил Петр Ильич.

«Интересно, для чего ему понадобился орешник?» — подумал Ромашкин.

Словом, за ореховыми прутьями для удочек они уже шли вместе. Долго ли познакомиться двум мальчуганам? А еще через день они уже сидели, свесив ноги, на пологом речном бережку.

— Рыбак рыбака видит издалека, — сказал Ромашкин, деловито поплевывая на червячка. — Я ведь тоже хотел узнать Про орешник. Но ты меня опередил. Я из него думал сделать не только удочки, но и ракетки для бадминтона.

— Тише, не шуми, — зашептал Витька. — У меня клюнуло… Видишь?

Ребята насторожились и принялись пристально следить за таинственными колыханиями поплавка.

— Эх, сорвалась… и большущая! — горестно воскликнул Пуговкин, выдергивая пустой крючок.

— Ну, не горюй — упущенная рыба всегда большой кажется, — утешил его Мишка.

Рыболовы помолчали.

— Ага, попался, который кусался! — закричал вдруг Ромашкин, вытаскивая из воды колючего ершика. — И костлявы ерши, да уха с ерша куда как хороша. Как бы о него не уколоться. Ведь не зря говорят, как щука ни востра, а не возьмет ерша с хвоста.

— Надо б сменить тебе фамилию на Поговоркина. Ведь у тебя пословиц, что семечек у арбуза… Откуда ты их нахватался? Из книжек? — спросил Пуговкин.

— Не только. Я жил до школы в деревне у бабушки. Там и наслушался. Дед был большой любитель зубастых словечек. Его любимые поговорки: «На Руси не все караси, есть и ерши». И еще: «Умей быть умней!» Затем я книжки по пословицам и поговоркам приобретал. А теперь я их сам записываю, где услышу…

— Тише! Молчи! Поклевка! — зашикал Пуговкин. — Глянь, поплавок-то как кланяется.

Стремительно дернув удилище в сторону, он вытянул маленького пескарика.

— Рыбешка мелка, да уха сладка, — утешительно промолвил Витька. Друзья снова примолкли.

— Когда Гагарин, — произнес вполголоса, чтоб не распугать рыбу. Мишка, — признал, что бадминтон любимый спорт космонавтов, наши ребята со двора с ног сбились, чтоб найти ракетки. А нашли — отшатнулись, цены-то их кусаются. Тут я и Прикинул, нельзя ли самим сделать ракетки. Ведь не боги горшки обжигают. Достал ореховых прутков — в лес за ними пришлось сгонять, — и за дело. Связал в овал один за другим верхушки четырех прутьев. Потом туго обмотал бечевкой концы — получился каркас ракетки. Дал ему посохнуть хорошенько и уж затем на этот каркас натянул бечевки и вдоль и поперек, чтоб получилась сетка.

Рыболовы так увлеклись разговорами, что даже не заметили, как один поплавок два раза юркнул под воду, а потом, качаясь, не спеша сам направился под кусты…

— Тут я призадумался, — продолжал Ромашкин, — откуда взять для бадминтона хвостатые мячики с перьями?

В деревне легко — всяких перьев у хозяек вороха в закромах. А в городе с птичьими перьями беда — днем с огнем не отыскать. И пришлось изготовить особые перья — пленочные и даже резиновые.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.