Живые факелы

Макеев Алексей Викторович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Живые факелы (Макеев Алексей)

Глава 1

«…– Оставайтесь с нами на радиоволне Дыбнинска. А сейчас о погоде. Какой прогноз на этот жаркий июльский день? Все население города ждет, когда же в наши широты придет долгожданный дождь, но, увы, синоптикам порадовать нас пока нечем. Завтра, восемнадцатого июля, температура воздуха днем плюс тридцать восемь градусов. Небо ясное, и по-прежнему без осадков. Как утверждает статистика, нынешнее лето самое жаркое за последние двадцать лет. Изменится ли ситуация в ближайшие дни? И чем грозят городу столь аномальные температуры? Специально для вас в эфире специалист по аномальным погодным явлениям, профессор кафедры геоэкологии и природопользования географического факультета Дыбнинского государственного университета Анохин Иван Николаевич. Добрый день, Иван Николаевич. Радиослушатели хотят знать: стала ли экстремальная погода последних дней следствием глобального потепления?

– Добрый день. Не могу не согласиться со статистикой. Высокая температура воздуха, которая на протяжении вот уже двадцати восьми дней стабильно держится на отметке тридцать шесть – тридцать восемь градусов, действительно является аномальной для нашего региона. Такое повышение температуры отмечалось лишь дважды…»

Дежурный охранник городской больницы номер два выключил радио. Двенадцать часов пополудни. Слушать научную белиберду в удушающей жаре микроскопической комнаты пропускного пункта было выше его сил. Невыносимо хотелось пить. Охранник заглянул в холодильник. Как назло, все запасы воды истощились. «И как это меня угораздило за четыре часа выпить почти четыре литра?» – подумал он.

В этот момент у ворот завизжали тормоза подъехавшей машины. Охранник выглянул в окно, желая посмотреть на лихача, и вдруг услышал:

– Помогите, помогите! Сюда, скорее!!! Да помогите же кто-нибудь!!!

Молодая женщина, выскочившая из машины, мчалась к пропускному пункту. Он выглянул из будки и вяло поинтересовался:

– Что случилось, гражданочка?

– Врача! Срочно врача! Моему мужу плохо, – хватая его за рукав рубашки, взмолилась женщина.

– Успокойтесь, гражданочка, тут всем плохо, на то она и больница. Сейчас вызову вам врача. Да отпустите вы мой рукав! – силился вырваться из цепких рук женщины охранник. – Возвращайтесь к мужу и ждите.

– Быстрее, прошу вас, – поторопила она и наконец отпустила его.

– Надо быстрее, идите сами. Третий корпус, приемное отделение. Ваш муж в состоянии передвигаться самостоятельно?

– Не знаю! Я не уверена.

– Ну до машины-то он сам добрался? – пробурчал охранник.

– С трудом. Я ему помогала. У него озноб, температура высокая.

– Поступим так: я вызову санитаров с каталкой, а вы идите им навстречу. Так оно быстрее получится, – желая поскорее избавиться от присутствия взволнованной особы, предложил он.

Женщина послушно побежала к машине, а охранник зашел в будку и по селектору связался с приемным покоем.

– Привет, Васильна, тут у центрального входа посетительница нервная, врача требует. Ты санитаров с каталкой пришли, заодно предупреди там кого следует. – Выслушав ответ, он посмотрел в окно и добавил: – Поторопись, Васильна, похоже, мужику совсем плохо.

Отключив связь, охранник вышел на крыльцо, раздумывая, предложить ли помощь молодой женщине или предоставить возможность справляться самостоятельно. Пока он размышлял, женщина пыталась уговорить мужа выйти из машины. Судя по всему, получалось у нее не слишком ловко. То ли мужик ее сопротивлялся, то ли и вправду идти не мог.

– Чего дебоширишь? – произнес охранник, приближаясь к машине. – Супруга твоя добра тебе желает. Вот и в больницу привезла. Давай, дружок, выходи. Сейчас санитары подоспеют.

Он заглянул в салон автомобиля и в ужасе отшатнулся, натолкнувшись на взгляд мужчины. Его глаза не выражали ничего, но не это напугало охранника. Белки глаз, вместо своего обычного цвета, были ярко-фиолетовыми, точно перезрелая слива. Желание помогать мгновенно пропало. «Еще заразу какую подхватишь», – оправдываясь перед самим собой, подумал он и поспешил к своему посту, выглядывая санитаров.

Тем временем женщине каким-то чудом удалось вытащить мужа из салона. Перекинув руку через плечо, она поволокла его к шлагбауму, перегораживающему въезд на больничную территорию. Каждый шаг давался ей с большим трудом. Муж мешком повис у нее на плечах, не в силах сделать и шага самостоятельно. Пожалев женщину, охранник подхватил-таки его с другой стороны, приговаривая:

– Сюда, правее. В калиточку-то оно сподручнее будет.

Вдвоем они кое-как дотащили мужчину до калитки. Боком втиснувшись в узкий проем, охранник втянул его за собой и в сердцах выругался:

– Ну и тяжелый, зараза! Вы что, его свинцом набили, что ли?

Женщина не отреагировала на выпад. Тихим шепотом она уговаривала то ли его, то ли себя:

– Ничего, все будет хорошо. Осталось совсем чуть-чуть.

На дорожке, ведущей к центральному входу, показались санитары. Охранник призывно помахал им рукой, а мужчина, минуту назад безвольно висящий на его плечах, закричал и начал вырываться.

Какой-то малыш, проходящий с матерью мимо кованого забора больницы, вдруг громко воскликнул, указывая на него пальцем:

– Мама, смотри, на дяде радуга! Я тоже хочу радугу!

Мать бросила взгляд за забор, громко охнула и, схватив в охапку малыша, помчалась прочь. Охранник тоже посмотрел на мужчину и невольно ослабил хватку. Тот воспользовался внезапной свободой, рванулся из последних сил и, сделав два неверных шага, рухнул на асфальт. Тело его сотрясали конвульсии. Кожа ежесекундно меняла цвет, переходя от ярко-красного к зеленовато-коричневому, затем становилась лимонно-желтой, а через мгновение превращалась в лиловый. Казалось, процесс этот будет длиться вечно. И подбежавшие санитары, и охранник, и даже молодая женщина, которая привезла странного пациента, замерли в немом молчании не в силах оторвать взгляд от происходящего.

Первой очнулась женщина. Она бросилась к мужу, на ходу напускаясь на санитаров:

– Чего же вы стоите, не видите, ему совсем плохо! Скорее врача! Ну же, поторапливайтесь!

Санитары подхватили извивающееся тело, уложили на каталку и быстро покатили к зданию больницы. Женщина бежала рядом, держа мужа за руку. Охранник остался один посреди дороги, не в силах сдвинуться с места.

Вкатив тележку в приемный покой, один из санитаров закричал во все горло:

– Скорее, Соболева сюда! У нас человек умирает!

На его крик из ординаторской выскочил молодой врач. Подбежав к санитарам, взглянул на больного и присвистнул:

– Его что, краской облили?

– Хорош зубоскалить, Соболев, – в панике заорал второй санитар. – В реанимацию, срочно, мужик кончается!

Услышав последние слова, женщина выпустила руку мужа и упала в обморок, но санитары даже внимания на это не обратили. Подгоняя Соболева, они покатили каталку в реанимационную палату. До Соболева наконец дошло, что санитары не шутят.

– Васильна, подмогу вызывай, один я не справлюсь, – крикнул он и скрылся в операционной.

Дэн медленно двигался по ярко освещенному коридору, размышляя, для чего так срочно понадобился Боссу. Не прошло и суток, как он успешно завершил очередное дело, и вполне законно рассчитывал на заслуженную передышку. Но в понятия Босса не входил такой простой термин, как «выходной». Не говоря уж об отпуске. Полчаса назад секретарша Босса связалась с Дэном и передала приказ: срочно прибыть в Отдел. Готовность номер один. Для Дэна это означало, что о тихом скромном ужине у экрана телевизора можно забыть. Прощай, свиная отбивная, приправленная шафрановым соусом! Прощай, научно-популярный сериал «Как устроена Вселенная»! Прощай, тишина и покой холостяцкой квартиры! Что ожидает Дэна вместо этих скромных радостей жизни?

Собираясь в Отдел, Дэн оделся по-походному и прихватил с собой неизменную спортивную сумку с самым необходимым. Раз уж объявили готовность номер один, заехать домой для того, чтобы собраться и переодеться, возможности не будет. Перед кабинетом Босса он приостановился, в последний раз вдохнул воздух свободы и, громко постучав, толкнул дверь.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.